За свою карьеру лондонский режиссер Таисия Деева сняла два короткометражных фильма — «Ruslan» и «Sasha», один документальный и семь музыкальных клипов. Работы Таисии получили немало наград и номинаций, а число просмотров работ на YouTube составляет в общей сложности 50 миллионов. В интервью фотографу Вере Бланш Таисия Деева рассказывает о том, мешает ли красота в профессии режиссёра, мечтает ли получить «Оскар» и рассуждает об артхаусном кино.

Вера:  Мы с  тобой  познакомились  при  крайне неожиданных  обстоятельствах, а именно в одном из торговых центров Киева. Я, фотограф Вера Бланш, встретила взглядом идущую широким шагом шикарную девушку и не дала ей просто так пройти мимо меня. После чего с моей стороны последовали предложения стать моей моделью и  «помаячить»  в кадре!  Это прямо таки сцена из фильма!

Я тебе очень благодарна, в первую очередь, за свободу, которая есть внутри тебя! Благодаря ей я не была отвергнута в тот момент, и наша встреча теперь имеет действительно продуктивные последствия!

Ты сама не понаслышке знаешь о стереотипах касательно красивых, молодых женщин с модельной внешностью. И мало того, что ты образованная (забегая  наперед, скажу, что оканчивала своё обучение всегда с отличием)! Кроме всего этого, ты и вовсе разрушила все представления, пойдя  очень  далеко, как до недавнего времени считалось, на территорию мужской профессии. А именно — ты стала режиссером! Таисия, почему режиссура?

Таисия: Про  красоту — спасибо за комплимент. Если есть стереотип, что девушка с внешностью, как у меня, может быть актрисой или моделью, но не режиссером, то я действительно готова их разрушать.

Я режиссер, потому что мне это дает возможность создавать новый  мир с нуля в каждом проекте. Честно говоря, это, как наркотик, мне от этого уже сложно отказаться. Также меня очень трогает, что каждый раз реализовать мое видение мне помогает целая команда талантливых людей. Каждый вносит что-то свое, обогащая мой замысел.

Таисия Деева

Вера: Как ты пришла к этой профессии? Я уверена, что кроме претензий на режиссерское кресло, были также претензии на тебя со стороны модельных агентов? Расскажи немного об этом.

Таисия: Да, в модели звали часто, но после пары фотосессий и показов я поняла, что это не мое.

Что касается режиссерского кресла, то это был долгий путь. Самое сложное для меня было — допустить саму мысль, что я могу этим заниматься, что у меня есть право попробовать себя в этой профессии. До двадцати трёх лет я была уверена, что я не творческая личность. Представляешь?

Вера: А какими стали твои практические шаги среди всех этих невозможностей  и  неуверенностей?

Таисия: Как только я поняла, что  мне хочется каким-то образом участвовать в создании кино, я записалась на короткие курсы в Saint Martins. За 3 недели обучения там я уже поняла, что остановиться не смогу. Я была уверена, что у меня нет таланта, и мне было стыдно признаваться друзьям и родителям, что мне взбрело такое в голову. 

Полгода после этого я  изучала камеры и книги по кинопроизводству, и наконец приняла решение рискнуть и поступить в киношколу.

Уже во время учебы в киношколе я начала работать на площадке runner и camera trainer. К своему удивлению, я была абсолютно счастлива таскать тяжелейшие ящики с объективами и  штативы для камеры. На любые предложения от участников команды мне помочь, я гордо отвечала: «нет». Видимо, таким образом я пыталась доказать себе и всем, что я принадлежу к миру кино и ничто меня не может остановить.

Вера: К какой  культуре  ты  себя  относишь?

Таисия: «Свой  среди чужих и  чужой  среди  своих!» Я давно не живу в том месте, откуда я родом. Я скучаю, но каждый раз, возвращаясь, не могу принять ту социальную и политическую ситуацию, которая там сложилась. В западном мире мне нравится уклад и порядки, но не хватает открытости славянской души.

Вера: А сейчас, когда ты практически половину своей  жизни прожила в западном  социуме (прости, но  позволю себе сказать — в моём любимом  городе Лондоне), к какой культуре себя причисляешь? К культуре Достоевского, Толстого, Чехова, Пушкина или Диккенса, Агаты Кристи, Шекспира, Байрона, Голсуорси, Оскара Уайльда?

Таисия: Конечно, к русской.

Таисия Деева

Вера: Профессия режиссёра, как я уже говорила ранее, до недавнего времени была территорией мужчин. Сейчас, конечно, гендерные роли в обществе меняются, но всё-таки официальная статистика  говорит, что 92% в этой индустрии занимают мужчины. Ты же — красивая, молодая  женщина. Какое отношение к тебе со стороны команды и твоё отношение к самой себе на съемочной площадке? Ведь красота — это и  благословение, и проклятие для женщины. Как ты с этим справляешься?

Таисия: Когда я училась в  киношколе Met Film School London, со мной в основном учились мальчики, которые были гораздо младше меня. Многие вели себя чрезвычайно уверенно, и мне казалось, что у них есть талант, а у меня нет. Мне казалось, что выгляжу я не так, говорю не так, общаюсь не так. Я тихо страдала от синдрома самозванца.

После того, как я закончила киношколу, мне часто говорили, что мне надо быть актрисой, а не режиссером. Некоторые коллеги-мужчины прямо говорили: «Женщин-режиссеров не бывает»; и предлагали прийти к ним в проект в качестве актрисы. Меня, конечно, расстраивали подобные высказывания, но и настраивали меня на лад: «Я вам еще всем покажу, кто тут режиссер». Сейчас меня совсем не волнует, какие ассоциации у людей в индустрии вызывает мой пол и внешность.

Вера: Ты снимаешь кино для себя или для зрителя?

Таисия: Я ориентируюсь на себя, стараюсь быть максимально откровенной и искренней в своих работах, но когда моё кино резонирует с публикой — это большое  счастье!

Вера: Ты честный человек?

Таисия: Да! Для меня  главное —  быть честной с самой собой! Самый большой мой страх — попасть в самообман! Мне всегда важно докопаться до сути!

Вера: Ты снимаешь авторское кино. Зачастую оно о непривлекательной стороне человеческой сущности, но очень редко про надежду. Человечество сейчас живет в смутное время — время перемен и потерь, депрессии в  это время неизбежны. Ты знаешь, что в прошлом веке во времена Великой депрессии было внедрено в кинематографе такое  понятие, как «happy end», чтоб дать людям надежду, хотя бы через культуру, через кино.

Таисия: Не могу согласиться, что авторское кино не про надежду. Это все очень субъективно. Например, помнишь в фильме «Догвилль» Ларса фон Триера гангстеры по приказу отца Грейс убивают всех горожан.  Мрачненько? Но для меня на тот момент жизни. Когда я в первый раз посмотрела это кино, это ощущалось как надежда.

Вера: Твой  любимый  режиссёр — есть такой?

Таисия: Рой Андерссон! Это для  меня медитативное  кино. Когда я его смотрю, я перестаю  бояться смерти.

Вера: За тот период, что ты работаешь, ни много, ни мало, 8  лет, были ли трагедии, разочарования?

Таисия: Конечно, да! Я три года писала и переписывала сценарий для своего первого полнометражного фильма. Мой продюсер отправлял его в различные фонды. И несмотря на то, что ни один из них не решился фильм финансировать, мы не теряли надежду. Во время карантина я перевела последнюю версию сценария на русский и поняла, что мне больше не интересна эта история. Поняла, что результатом работы 3 лет станет то, что я положу этот сценарий в мусорное ведро.

Вера: Почему?

Таисия: Я изменилась за 3 года. Эта история, темы, которые в ней поднимались, больше не резонировали с моим актуальным душевным состоянием и мировоззрением. Зато в этот период я от отчаянья ушла в съемки музыкальных клипов — создала их 7-мь за 1,5 года. За это время я стала чувствовать себя гораздо увереннее в профессии.

Таисия Деева

Вера: Смогла бы работать в коллаборации с другими режиссерами?

Таисия: Точно нет!

Вера: Артхаус — это кино маленькой аудитории, как  правило, ты это осознаешь?

Таисия: Совершенно осознаю, да. Тут у меня есть история для тебя! Я была на 26th New Orleans Film Festival — International Short Competition — (USA) со своим вторым коротким метром «Саша». В зале на показе мало зрителей — около 30 человек. После  фильма  ко мне подошла девушка примерно моего возраста, которая сказала мне, что события в фильме с точностью повторяют то, что случилось с ней в детстве. Посмотрев на ситуацию со стороны столько лет спустя, она наконец-то поняла: в том, что происходило, не было ее вины.

Вот я — из маленького закрытого городка из Сибири и она девушка — из Нового Орлеана, из Соединенных Штатов  Америки. Казалось бы, мы такие разные, из разных культур, разных языков, мировоззрений, но мой фильм спровоцировал такие важные интимные переживания в ней. Это лучше миллионов просмотров на YouTube. Разве это не магия?

Вера: Таисия, это действительно затрагивает глубоко, и я понимаю, о чем ты говоришь! Но я задам сейчас очень попсовый вопрос: ты  мечтаешь об «Оскаре»?

Таисия: «Оскар» за авторское кино, конечно! Если вопрос, мечтаю ли я снимать кино в Голливуде, то нет. Студийная система,  где режиссер — наемный  сотрудник, не моя история.

Таисия Деева

Вера: Что ты  предпочитаешь — онлайн или  оффлайн?

Таисия: Мне 35 лет,  я выросла без компьютера и Интернета. Поэтому для меня важно живое  общение.

Вера: Ты режиссер только кинематографа или есть мечта поставить пьесу в театре также? И если да, то в твоём театре предполагается онлайн-трансляция?

Таисия: Хороший  вопрос! Потому что  я на самом  деле  мечтаю поставить свою пьесу в театре Максима Горького в Берлине. Очень люблю их интернациональную труппу.

Что касается онлайн трансляций театральных постановок, то лично я могу смотреть театр только вживую.

Вера:  Что в  тебе  рождает творческий  голод?

Таисия: Творческий  процесс. Когда я создаю, у меня  возникает  совершенное  иное  самоощущение,  я  нахожусь  в  потоке, для меня это ни с чем несравнимое ощущение. Самое легкое и доступное —  разочароваться, психануть  и  уйти. Именно пережив разочарование и очень сильный творческий голод, я поняла, что хочу быть в струе и преодолевать все препятствия, даже если мое творчество нужно только мне.

Вера: Как ты восстанавливаешься  после  перегорания, разочарования и  опустошенности?

Таисия: Мне помогает  психотерапия. Я сейчас изучаю гештальт. На полном серьезе поступила и  учусь в  Московском институте гештальт-терапии. Не знаю, как меня там терпят, потому что очевидно всем и, в первую очередь, мне самой, что я не стану психотерапевтом. Но я очень благодарна такой возможности продолжать узнавать и понимать себя и мир.

Таисия Деева

Вера: Я искренне восхищаюсь этим! Ведь режиссер, ровно, как поэт, тот же storyteller. Раскрыв  все  тайны  человеческой  души, можно показать всю палитру её эмоций! Тем не менее, хочу спросить: что важно режиссеру Таисии Деевой в кадре?

Таисия: Давай я отвечу так: в кадре мне важна эмоция!

Вера: Твоё кино — это кино режиссёра или кино актёра?

Таисия: Есть такая  профессиональная  шутка: «Если  фильм  плохой — виноват  режиссер, если  фильм  хороший — молодцы актёры!» Это чёрно-белый  вопрос.

Вера: Игра на инстинктах — это низко. А в авторском кино этот метод нередкое явление. Что думаешь об этом?

Таисия: Играть на инстинктах можно гениально. Как это делают Триер, Ноэ и другие.

Вера: Как ты  относишься  к  критике?

Таисия: У меня много просмотров  на YouTube-канале. Под моими работами есть и критика, есть и похвала в равной степени. Мне кажется, нужно ориентироваться исключительно на свои ощущения — это дает свободу. Конечно, мне бывает обидно от  негатива, но конструктивной  критики среди этого мало, всё очень субъективно, как всегда.

Таисия Деева

Вера: У тебя есть  актёр/актриса, c которыми ты  хотела бы поработать?

Таисия: Очень  хочу поработать с актрисой Изабель Юппер!  И сделать клип для Джеймса Блэйка.

Вера: На  сегодняшний день молодой режиссёр Таисия Деева  сомневается в себе — режиссёре?

Таисия: Уже не так, как раньше. Стараюсь держать самоедство на коротком поводке, потому что долгие годы оно меня парализовало, и я ничего не могла делать.

Вера: Личная жизнь мешает твоей карьере?

Таисия: Только помогает!

Вера: Что  бы ты хотела  пожелать своему читателю?

Таисия: Не верьте людям, которые говорят, что вы недостаточно хороши для того, о чем вы страстно мечтаете. В жизни возможно все, только у всего есть своя цена!

Таисия Деева

Таисия Деева

Автор статьи: Вера Бланш

Фотограф: Вера Бланш

Образы героини: Styleinsider Store

MUA: Митя Грибко

Hair stylist: Маша Чучкалова

Комментарии