За свою жизнь Лида Несмачная успела исследовать высокое театральное искусство, поработать над эстрадными шоу и построить карьеру как режиссёр-постановщик на телевидении. В интервью фотографу Вере Бланш режиссёр Лида Несмачная рассказала, в чём уникальность театрального языка, почему важны законы монтажа и отвечает на блиц-вопросы.

Вера: Твоя  история.

Лида: Я родилась в  декабре, в  городе-герое Севастополь, в Крыму. Повзрослела я очень быстро, так как мой папа ушёл из жизни, когда мне было 10 лет, и мне пришлось мыть полы, чтобы помочь маме как-то выжить. Нас называли «маленькими  прачками» и это было имя нарицательное, было очень грустно от этого. Но при этом моё детство и подростковый период были достаточно насыщены творчеством, это заполняло наши будни теми красками, без которых не бывает счастливого детства при вот таких сложившихся обстоятельствах.

Вера: Что именно это было?

Лида: В наше время были Дворцы пионеров — детские учреждения дополнительного образования в СССР. Детей там всячески приобщали к культуре и развитию. Так вот в том, который посещала я, находился цех театрального костюма, который мне периодически хотелось ограбить, знаешь, всё это закулисье — аксессуары, рюши,  зонтики, веера и так далее.

Лида Несмачная

Вера: Ну, не у всех ведь такое желание возникает в столь юнном возрасте — ограбить костюмерку, была какая-то причина этому?

Лида: Конечно же, была! С самого детского возраста мы устраивали концерты во дворе для детей и взрослых практически  каждый  вечер, я  была главным  зачинщиком  и  организатором этого всего веселья. Также с моей сестрёнкой мы  играли спектакли  для  своих родителей дома в кухне на табуретке.

Вера: У тебя, прям, как у Станиславского! Он так  же с ранних лет устраивал театральные  постановки со своими сверстниками для  близких.

Лида: «По Станиславскому» я поступила в училище культуры, и меня ну никак не хотели брать на «актёрское». Так вот — заболела как-то моя подруга и попросила очень заменить её  в исполнении роли во время репетиции.

Вера: Прямо-таки  — классика!

Лида: Совершенно верно! Я помню, что отправилась в библиотеку за книгой никого иного, как Станиславского Константина Сергеевича, и прочла всё о его секрете воздействия «если бы». И секрет этот в том, чтобы увидеть себя в предлагаемых обстоятельствах поможет магическое «если бы». Мне нужно было сыграть роль разобидевшейся девушки, разрывающей отношения со своим парнем по причине непринятия меня его матерью. И сыграть убедительно!

Вера: И  какое  воображаемое  «если  бы» ты придумала в том момент?

Лида: Моим  внутренним  монологом  был темный, длинный коридор, настолько длинный, что кажется, ему края нет, стук ложкой моего молодого человека над тарелкой с маминым борщом и я, ожидающая отверженно, в тихом коридоре без обеда — меня за стол не пригласили! В итоге роль сыграла я не только во время репетиции, но и на сцене! Меня утвердили, и я блистала!

Вот  после  этого я  поняла, что «Станиславский рулит» и по окончании училища  поехала  поступать в  Харьковскую государственную академию культуры. И у тебя сразу возникнет  вопрос: почему? По языковому  признаку! То есть можно было читать Ахматову,  но  поступать  исключительно на украинском  языке, и мягко скажем, у меня он не идеальный.

Лида Несмачная

Вера: Расскажи  про Академию,  не разочаровалась?

Лида: Конечно же, разочаровалась! Ведь в Симферополе на «Теории драмы» нас обучали  по «Школе Товстоногова», мы изучали Чехова, Питера Брука, Ежи Гротовский.

Вера: Где ты  брала  деньги  на  обучение?  Где-то подрабатывала? 

Лида: Да, у меня удивительный опыт в этом плане! Я в то время  работала  арт-директором на «Admiral» — устраивала  утренники для детей по Гарри Поттеру и сама  выступала в роли  Минервы Макгонагалл. Представляешь,  заходят  дети  и я  в колпаке  их приветствую:  «Children, welcome to Hogwarts!»

Конечно, я  делала хорошо свою  работу, и меня позвали работать режиссером ночных шоу «Слобожанские  стервы». Это травести- шоу! То есть в 08:00 я в церкви на богослужении свечи ставлю, так как я человек верующий, а вечером  в 20:00 над моей головой несётся всё это действие! На это я соглашалась ради  заработка, но  учёбу я не бросала, я  понимала, что это мой единственный билет в жизнь, и мне нужно дойти до конца!

Но  было  и  хорошее! Например, на третьем  курсе в студенческом театре я создавала эстрадные спектакли, мне была  интересна пластика тела и кодировки. Я увлекалась японским  театром, где существует 18 позиций веера!

Вера: В чём уникальность театра?

Лида: Театр для  меня — это неповторимый язык, который считывается всеми, людьми разных культур, традиций и вероисповеданий.

Режиссер строит храм из кадров, это и есть предназначение, что-то высокое. Например, когда заканчиваются деньги в моем кошельке, я вспоминаю о «служении в театре». Я живу, чтобы служить, я — художник, моя цель в том, чтобы визуальный  язык считывался всеми зрителями, прикасаясь к душам созерцающих всё это.

Вера: Да, но ведь уровень зрителя разный?

Лида: Абсолютно точно,  поэтому есть первый и последний уровень кодировки!

Вера: То есть  должен присутствовать и первый  и последний  в  кадре?

Лида: Абсолютно!

Вера: Это очень гуманно с твоей стороны!

Лида: Это всё про рейтинги, как британцы говорят: «Обуть туфли своей аудитории!»

Лида Несмачная

Вера: А кто такие для тебя как для режиссера актёр или актриса?

Лида: Для меня сцена или съемочная площадка — это священное место. Актёр или актриса на нём — это моя ответственность, священная ответственность режиссера, я отношусь очень трепетно к этой профессии, берегу своего актера на съемках.

Вера: Что  было  после  Академии  и студенческой  жизни в Харькове?

Лида: Я  переехала сразу  же  после  окончания учёбы в Киев и  понеслось!  «Таврийские  игры», СТБ и вся  эта  эстрада!

Вера: Скучно не стало после всех твоих исследований, понимания высоких целей и стремлений их достичь?

Лида: Мне действительно быстро это наскучило, эстрада и массовые шоу стали  для  меня  слишком  понятны. Вот тогда я  приняла  решение, что  иду  на «телек»! В то время  было  достаточно много предложений для режиссеров театра.

Первое, что я усвоила, работая на TV, так это то, что я ничего не знаю про монтаж! Я начала  читать Соколова «10 принципов  монтажа» и узнала, что без первых трёх законов  зритель теряет географию кадра, что вся  картинка без этого «бьёт  по глазам» и  сразу  рождается могучее и Станиславского: «Не  верю!»

Вера: Какие у тебя мечты?

Лида: Я бы хотела заброшенный дом на Рейтарской и арт-сквот в нём, основной задачей которого было  бы  формирование нового культурного языка. Потому что у нас, кроме вышиванок и казаков в культурном пространстве, почти ничего  нет. А это ведь айдентика 200- летней  давности!

Вера: Кино снять хотела бы?

Лида: К огромному сожалению, кино у  нас  не может  существовать, так как зритель не способен экономически покрыть даже производство  ленты…

Мне бы хотелось  улететь  в Берлин и заниматься  творчеством,  а не  выживанием,  ты знаешь ведь, как поддерживают художников  на Западе. Вот  тогда  и  можно заниматься  искусством, не  думая о быте.

Вера: Про любовь поговорим?

Лида: Почему  нет? Например, бывает  любовь к деньгам,  но я служу богу искусства!

Вера: Про секс. Ты сублимируешь свою  сексуальную энергию в свое дело?

Лида: Да, у меня или секс, или работа. Может, есть  баланс, но я его пока не нашла.

Вера: Ты боишься  старости?

Лида: Нет,  не боюсь, я буду офигенно стильной старушкой, примерно, как Вивьен Вествуд!

Вера: Тебе  нравится  современный  мир?

Лида: А нам что, нравились 90-е?

Лида Несмачная

Вера: И напоследок, с твоего разрешения, у меня блиц:

Кино или театр?

Лида: Театр плюс видеоряд.

Вера: Комедия  или  драма?

Лида: Фантастическая реальность.

Вера: Начало или  конец?

Лида: Финиш.

Вера: Процесс или результат?

Лида: Однозначно процесс.

Вера: США или Европа?

Лида: Старушка Европа.

Вера: День  или  ночь?

Лида: Сумерки.

Вера: Водка или скотч?

Лида: Джин.

Вера: Бассейн или море?

Лида: Океан.

Вера: Плёнка ли диджитал?

Лида: Я за смешанные техники.

Вера: Hollywood?

Лида: Клише.

Вера: Актёр?

Лида: Андрей Миронов.

Вера: Женщина?

Лида: Мама.

Вера: Мужчина?

Лида: Джеймс Бонд.

Вера: Туфли?

Лида: Сообщают о моём настроении на сегодня.

Вера: Одиночество?

Лида: Вдвоём.

Вера: Искусство?

Лида: Моя жизнь.

Вера: Жизнь?

Лида: Искусство.

Вера: Красное?

Лида: Молоко.

Вера: Федерико Феллини?

Лида: Гений ускользающего.

Вера: Литература?

Лида: Греческая.

Автор статьи: Вера Бланш

Комментарии