Жан-Поль Готье — французский дизайнер, который благодаря своим провокационным творениям прославился как l’enfant terrible (с фр. — «несносный, избалованный ребенок») французской высокой моды. Ещё в 80-е кутюрье начал носить тельняшку и килт, а мужчин-моделей одевать в женские костюмы. Одним из его знаковых произведений стал корсет с остроконечным бюстгальтером, разработанный для мирового тура Мадонны в 1990-м году.  А многие из показов Jean Paul Gaultier не просто произвели фурор в своё время, но и по-настоящему вошли в историю моды и считаются до сих пор одними из лучших.

Enfant terrible я только в моде, а в жизни я был умненьким мальчиком – спокойным и рассудительным, слушался родителей. Бунтарь я только в профессии. В моде надо быть мятежником, чтобы привлечь внимание.

В психологах я не нуждаюсь — для этого у меня есть журналисты. Всегда заставляют вспоминать то, что я уже забыл.

Женщины всегда умнее, хитрее и сильнее мужчин. Им вечно навязывают мачо, а на самом деле, думаю, им и чувствительные мужики тоже нравятся.

Мода – для всех. Я верю, что эталон красоты не один, их много.

Раньше каждый хотел откусить лакомый кусочек от моды, теперь этот торт такой огромный, что не хватает животов переварить его.

Меня завораживает и интригует человеческое тело. Выкройки, чертежи — это лишь отправные точки. Всё самое интересное происходит во время примерок. Иногда мне приходится провести 10−12 сеансов примерок, чтобы добраться до того, что я ищу.

Как только я перестану чувствовать себя свободным, сразу все брошу. Я избалованный ребенок и всегда им буду. Я еще ни разу в своей жизни не шел на компромисс.

Если это слишком модно, мне это неинтересно.

Мои женщины могут носить корсеты, потому что бюстгальтер — это их выбор, он им нравится. Да, феминистки сжигали бюстгальтеры — а я вернул их женщинам. Это похоже на пост-освобождение женщин: сначала они сжигали бра, а теперь могут носить их таким вот непокорным, дерзким образом.

Хочу показать мужчин как сексуальный объект. Несправедливо, что в таком ракурсе принято преподносить только женщин.

Настоящее веселье — это когда ты по уши занят. Главное — ничего не планировать.

Мода – это то, как вы выглядите, что в переводе означает: кем вы хотели бы быть.

Армани вечно твердил мне, что искать постоянного партнера надо только в старости. А пока сам справляешься, можно и повеселиться.

Когда я начинал работать в моде, я принял для себя тельняшку в качестве униформы. Таким образом, с тех пор мне не приходится сходить с ума, придумывая, что надеть.

В каком-то смысле дизайнер — это гладиатор. Каждый раз показывая свою коллекцию на подиуме он ждет, вверх или вниз повернется большой палец.

Как только вещь становится удобной, она, как правило, перестает быть прекрасной.

У меня нет потомства и иногда я думаю, что, когда уйду на тот свет род Готье перестанет существовать. Единственная надежда – это мой бренд, который останется после меня.

Я никогда не пытался шокировать специально. Я делал только то, что искренне чувствовал. На самом деле, что сегодня действительно шокирует, так это то, насколько мы стали консервативны и политкорректны.

Комментарии