Алена Тимошенко – основатель и руководитель первой украинской киношколы Ukrainian Film School. В 2019 году она также выступила в качестве эксперта комиссии Госкино по отбору фильмов. В интервью Styleinsider Алёна рассказывает о сложностях получения образования в сфере кино в Украине, сексизме в киноиндустрии и о том, есть ли будущее у старых кинотеатров.

SI: Какими критериями руководствуется Госкино при отборе фильмов?

Алёна: У Госкино есть два этапа отбора фильмов. Первый – это приём заявок, вместе с которыми должна предоставляться документация: синопсис, полный сценарий, бюджет, договоры, режиссёрское и продюсерское видение и т. д. После проекты отдают экспертной комиссии, которая их изучает и заполняет карточки с указанными в них критериями — актуальность темы, социальная значимость проекта, оригинальность идеи и качество сценария, выставляя оценки по каждому от 1 до 5. Второй этап — питчинг, на который приглашаются проекты, которые набрали проходной балл.

SI: Насколько выросло число заявок, которые были представлены на рассмотрение комиссии Госкино, за последний год?

Алёна: Число заявок выросло значительно. Одной из причин является то, что два года конкурс не проводился. В этом году на  11-й и 12-й конкурсы было подано 512 заявок, на предыдущий, который прошёл в 2017, — 289.

SI: Почему конкурса не было на протяжении 2-х лет?

Алёна: Скорее всего, это было связано с финансированием.

SI: Можно ли выделить какую-то характерную черту среди фильмов, которые подаются на рассмотрение?

Алёна: Во-первых, стоит сказать, что конкурс разделён на несколько категорий: авторское кино, для широкой аудитории, неигровое, анимация, короткий метр, дебюты и т. д. На 11-ом конкурсе я впервые была экспертом, поэтому для меня оценивать и отбирать фильмы было большой честью и ответственностью, я старалась быть объективной. Мне, можно сказать, повезло, на жеребьевке мне выпало оценивать проекты в четырёх категориях, в которых были представлены 200 проектов.

Если мы говорим об украинском кино, то это тема для меня является дискуссионной. Объясню, что имею в виду. У меня есть представление, что такое французское кино, польское, голливудское или индийское, поскольку в нём сразу виден стиль, режиссёрская подача, настроение, игра актёров, музыка, определённые темпоритмы. Даже если в фильме выключить звук, то в нём всё равно будет читаться атмосфера, и мы сможем идентифицировать его с определённой страной. Но пока у меня нет отчётливого понимания, что такое украинское кино. Сложно сказать, с чем это связано. Мы сейчас в начале пути становления и формирования украинского кино как стиля.

Объём заявок на конкурсе был достаточно большим, были хорошие и интересные проекты, но очень хотелось услышать что-то совершенно новое. Пока режиссёр не говорит о том, что у него наболело, и пытается кого-то скопировать, его работа получается, я бы сказала, псевдоактуальной. Когда автор берёт детали чужого и из них составляет своё, то это всё равно не является собственным продуктом, который воплощает его идею. Мне кажется, это связано с тем, что украинская киноиндустрия ещё очень молода, и ей только предстоит найти свой почерк. Видимо, здесь есть боязнь провала, ведь сейчас все хотят быть популярными, социально активными, следовать трендам. Так, например, многие постят в соцсетях одно и то же, прощаются с летом, здороваются с осенью и тд. В прошлом году, например, когда пошёл снег в Киеве, я узнала об этом из Инстаграма своего друга, который живёт в Лос-Анджелесе. Мне кажется, эта проблема есть во всех сферах, включая кино. Большинство молодых украинских кинематографистов пока не могут смело сказать о том, что у них наболело, что их лично тревожит, донести свою идею, при чём сделать это так, чтобы аудитория дала отклик, чтобы она это почувствовала, попробовала. В итоге должна произойти эмоциональная взаимосвязь между аудиторией и автором.

Алёна Тимошенко

SI: Насколько высоко вы оцениваете перспективы кинокартин, которые рассматривает комиссия? Считаете ли что они смогут быть представлены или даже претендовать на награды на крупнейших кинопремиях и фестивалях, вроде Каннского и Венецианского?

Алёна: Да, конечно. В рамках конкурса было представлено несколько тем, которые могли бы стать значимыми для международного рынка. Например, тема Холокоста или Чернобыля, который сейчас на слуху. Я думаю, в ближайшее время будет много проектов, связанных с ним, поскольку это то, что касается нашей страны и то, что интересно мировому обществу. Вопрос в том, как они будут реализованы. Когда мы читаем сценарий, то представляем себе одно, когда группа приходит на презентацию, то мы начинаем смотреть на проект уже их глазами, а как это будет в реализации, мне кажется, даже сам режиссёр с командой зачастую не до конца понимают. Но то, что есть надежда, это точно. Очень хотелось бы победить на Берлинском, Венецианском, Каннском, наконец-то получить «Оскар».

SI: С какой распространённой проблемой сталкиваются люди в Украине, которые хотят получить образование, связанное с киноиндустрией?

Алёна: Пожалуй, это невозможность получить то самое образование. Потому что если взглянуть на образовательную систему в государственных вузах, то она в целом утратила свою актуальность. Для меня и многих других пять лет жизни — это просто огромное количество времени. Мы не строим таких длительных планов. Какой смысл учить теорию пять лет, получая определённый набор знаний, если по прошествии этого времени уже нельзя ими воспользоваться. Всю систему нужно реформировать, менять кардинально подход к образованию. И это должно происходить очень быстро. Сейчас я вижу, что подростки, которые к нам приходят, намного сообразительнее, у них уже есть своё видение, мироощущение.  Они сознательно выбирают будущую профессию, или очень часто берут перерыв год-два после окончания школы, чтобы поучиться на каких-то курсах, постажироваться в крутых компаниях, поволонтерить и только потом сделать выбор.

Основная проблема с вузами – это потеря времени, а вторая, которую я заметила, — это отсутствие конкурентной среды, что расслабляет и демотивирует, не способствует развитию креативности. Мы с этим столкнулись, когда приглашали студентов профильных государственных вузов по специальностям, которых нам не хватает, для участия в наших коллаборативных проектах. Мы их уговаривали и чуть ли не тянули за руку, чтобы они могли получить опыт, поработать с техникой, посмотреть, как всё делается, заработать себе шоукейс в конце-концов. Вот в этом проблема. И еще очень важно, что в государственных вузах они не получают практический опыт, без чего просто невозможно стать режиссером, оператором и тд. В итоге, отсутствие его значительно уменьшает их конкурентоспособность на рынке.

SI: Как вы считаете, на данный момент с точки зрения, качества, техничности и актуальности лучшую подготовку даёт киношкола или вузы?

Алёна: Я бы здесь не сравнивала, потому что мы разные. Это как сравнивать старую модель Nokia  и новый iPhone. Вроде и то, и другое телефон, можно звонить и отправлять сообщения, но в действительности применение и набор функций совсем разный. Мы в киношколе по-другому строим систему образования, в первую очередь, основываясь на практике. Теория сейчас общедоступна, потому что есть Google, Wikipedia, и можно в любую секунду в любом месте получить информацию. Мы не тратим на это время, просто говорим студентам, где ее найти. Обучение у нас длится год, в этом учебном году мы запустили второй курс для актеров и сценаристов. К нам приходят лекторы-практики, которые сейчас снимают, они делятся со студентами актуальным опытом, они лучшие на рынке. Во время обучения мы предоставляем возможность снимать, делать ошибки и учиться исправлять их, все это в сопровождении опытных кураторов и лекторов. Наша киношкола находится на базе самой большой киностудии в Восточной Европе — FILM.UA. У студентов есть возможность пользоваться всей технической базой, оборудованием, съёмочными павильонами и всеми другими локациями студии, использовать огромный ассортимент складов костюма и реквизита. На  киностудии  FILM.UA снимаются все крупные украинские проекты – фильмы и сериалы. Это центр киноиндустрии в Украине. Таким образом студенты попадают в кино тусовку, находят полезные контакты. Выходя из киношколы, выпускники имеют опыт, знания и свой шоукейс, этот набор дает возможность заявить себя на рынке, это их стартовая точка.

Алёна Тимошенко

SI: Часто ли вы приглашаете для лекций, мастер-классов каких-то топовых европейских специалистов в сфере кино?

Алёна: Да, мы приглашаем, но я не сказала бы, что очень часто. Нам важно, чтобы этот опыт был применим у нас. Зачастую бывает, что после посещения воркшопа какой-то звезды становится понятно, что это всё круто, но к нам не имеет никакого отношения, поскольку применить это на практике в Украине сложно или невозможно. Поэтому мы, в первую очередь нацелены на то, чтобы ребята, которые у нас учатся и которых мы выпускаем, были приспособлены к реальным условиям.

SI: Планируется ли расширить киношколу, добавив новые специальности, помимо основных?

Алёна: Конечно, обязательно. Наша система образования построена на коллаборации всех курсов. Когда есть идея, сценарист, режиссёр, продюсер, оператор, продюсер, подобраны актёры, но нам, например, часто не хватает звукорежиссёра или композитора. Это те специальности, которые могли бы закрыть этот цикл, поэтому в будущем мы в любом случае будем их открывать и развивать.

SI: Кто-то из выпускников школы уже успел отметиться своими работами на крупных фестивалях, премиях, возможно, получить какие-то награды?

Алёна: Самыми громкими наградами пока не можем похвастаться, но тут акцент на слово “пока”. Для нас важен результат, который наши ученики получают на выходе. Конечно, мы подавали дипломные работы наших выпускников и на фестиваль в Локарно, и на Санденс, и на Одесский, и на Молодость, участвовали в локальных украинских конкурсах, получали где-то номинации. Но это только начальный этап. Сейчас, в первую очередь, важно научить ребят не мыслить стереотипами, не делать копий. Мы на пути к этому. По моему мнению, наша главная цель, чтобы они были востребованы на рынке. Как показывает опыт выпускников этого года, люди, проучившись у нас год почти с нуля, уже сейчас работают операторами, вторыми режиссёрами и продюсерами на крупных проектах. Мне кажется, это самое главное достижение. Меня очень сильно радует, когда приходя на студию, я встречаю там ребят выпускников уже в качестве коллег. Это круто, это значит, что нам удалось сделать так, чтобы человек был релевантен к рынку, и он может дальше развиваться в профессии. Я уверена на 100%, что ребята будут успешны и в ближайшем будущем получат свои награды, поскольку задано верное направление.

SI: На фоне скандалов с сексизмом и харассментом в мировой киноиндустрии стала намечаться тенденция к феминизации кино. Насколько это явление отразилось на украинском кино?

Алёна: Если брать опыт последних релизов и фильмов, которые были поданы в Госкино, то на украинском кино это не особо отразилось. И если у нас возникает об этом речь, то мы опять-таки пытаемся кого-то повторять. В первую очередь, нам нужно научиться создавать продукт, делать так, чтобы он был самобытным, уникальным, отображал нашу ментальность, был интересен миру, соответствовал времени и вызывал резонанс. По-моему, сексизм — это  не наша история. По крайней мере, я не заметила такой тенденции. Ведь, по сути, какая разница, женская это команда или мужская, важен в первую очередь замысел,  который транслируется зрителю.

Алёна Тимошенко

SI: Среди режиссёров-лауреатов премии «Оскар» лишь одна женщина — Кэтрин Бигелоу, победившая с фильмом «Повелители бури». Как вы считаете, кто из современных женщин-режиссёров смог бы улучшить эту статистику и реально ли это на данный момент?

Алёна: Кто-то из женщин-режиссёров просто обязан это сделать, потому что в мире этот вопрос всё-таки актуален. Просто женщин-режиссёров намного меньше. Если мы статистически посмотрим, то даже у нас в киношколе из 15 человек режиссёров только 2-3 девочки. Что касается того, что женщина-режиссёр должна получить «Оскар», то сейчас так поднимается тема сексизма, что, я думаю, это вот-вот произойдёт. Сейчас есть отличные женщины-режиссёры: Грета Гервиг, София Коппола, польский режиссёр Агнешка Холланд. С ней киностудия снимала в ко-продукции фильм «Цена правды» (Mr. Jones), релиз которого в Украине будет уже в конце ноября. Хотя «Оскар» получает не женщина или мужчина, а история. Мне кажется, даже не тема, а именно сама история. Конечно, можно прогнозировать результаты «Оскара», но они не всегда совпадают. Я всегда жду церемонии вручения, чтобы посмотреть совпали ли мои предположения и понять, какая тема актуальна в этом году, и какие будут тенденции в следующем.

SI: Просто примечательно то, что накануне церемонии этого года возникали скандалы с расизмом, и в результаты награды получали фильмы, посвящённые именно этой теме – «Чёрный клановец», «Зелёная книга».

Алёна: Возможно. Так как сейчас остро стоит тема с женщинами, может, стоит снять фильм о том, почему женщина не получает «Оскар». Важно также попасть в ощущение времени, поток событий.

SI: Культовые кинотеатры «Киев» и «Кинопанорама» фактически прекратили своё существование. Как вы относитесь к тому, что такие исторические места продают?

Алёна: Если основываться на фактах, на том, что я знаю, то кинотеатр «Кинопанорама» был продан около 10 лет назад в частную собственность. И только буквально недавно владелец решил переформатировать целевое назначение помещения. Какой смысл поднимать вопрос об этом сейчас, если здание принадлежит человеку так долго. Каждый бизнесмен хочет, чтобы его собственность приносила доход, поэтому его можно понять. Тут, скорее, вопрос нужно задавать киевским властям. Лично мне «Кинопанорама» напоминала о студенческих временах, потому что мы проводили там много времени, ведь можно было смотреть другое, фестивальное кино. И для нового поколения это очень важно. Что касается «Киева», то я читала, что в договоре со следующим арендатором есть пункт о сохранении целевого назначения кинотеатра.

SI: Видите ли вы какой-то выход из сложившейся ситуации? Ведь раньше и с кинотеатром «Жовтень» был подобная проблема. А касательно «Киева», то хоть пункт и внесён, всё равно это не особенно работает.

Алёна: Возможно, нужно просто менять форму собственности. Должен быть либо инвестор, который занимается благотворительностью, либо это объект должен оставаться государственной собственностью, быть внесён в список культурного наследия и признан исторической памяткой. Будем надеяться, что будут приняты какие-то законы, осуществлены реформы, и мы к этому придём. На мой взгляд, что касается кинотеатров, нового и актуального, того, что отвечает духу времени, сейчас в Киеве нет.

Алёна Тимошенко

SI: Есть ли будущее у старых кинотеатров или на рынке кинопроката в недалёком будущем останутся лишь сетевые кинотеатры в торговых центрах?

Алёна: Это просто разная аудитория. Если мы говорим о кинотеатрах в торговых центрах, то они там точно останутся, потому что массовый зритель всегда будет идти на различные комедии, экшны по дороге за покупками или после обеда в кафе. Если мы говорим про фестивальное, артовое кино, то это, конечно, совсем другая аудитория. Если вы ходите на фестивали в старые кинотеатры, то видите одних и тех же людей. Это очень круто. Например, даже летом было много площадок, где показывали классное кино, в том числе старые фильмы. Такое кино не для массового зрителя, но оно всё же становится более популярным.

SI: В какие кинотеатры вы предпочитаете ходить?

Алёна: Мне больше нравится дома смотреть кино, мне так удобней. Но если говорить о кинотеатрах, то из того, что осталось, это, пожалуй, «Жовтень». «Кинопанорама» мне не очень близка. Больше «Киев» и «Жовтень». Сейчас также открыли очень классный кинотеатр в River Mall.

SI: Премьеры какого фильма ждёте с нетерпением?

Алёна: Было бы очень интересно посмотреть сиквелы «Аватара». В 2009 этот фильм просто произвёл фурор, стал самым кассовым, обогнав «Титаник». Сейчас только «Мстители. Финал» смог догнать «Аватар», но прошло 10 лет. Хочется увидеть, что сделает Джеймс Кэмерон теперь, сравнить с первой частью. Я смотрела «Аватар» три раза, хотя обычно не пересматриваю фильмы. Я его смотрела и дома, и в кинотеатре, а когда через два или три года его повторяли в 3D, ещё раз его посмотрела. Визуально это такой кайф, что невозможно оторваться.

Алёна Тимошенко

SI: Какой фильм из недавних особенно поразил вас и заставил задуматься?

Алёна: «Однажды в Голливуде» я ещё не смотрела. Сейчас этот шум вокруг него утихнет, и я пойду. Из того, что было, это «Зелёная книга», «Фаворитка». Если говорить о том, что эмоционально тронуло, то это «Звезда родилась», «Богемная рапсодия». Если говорить о том, что заставило задуматься, пожалуй, это всё-таки «Зелёная книга», потому что после его просмотра я задумалась над тем вопросом, который поставил автор. Основная функция и задача режиссёра – это сделать свои размышления актуальными для зрителя. Так, когда я смотрела фильм, то поняла, что проблема расизма вдруг стала для меня актуальной, хотя исторически она не имела острого вопроса на нашей территории. «Зелёная книга» заставила задуматься о существовании человека, о человеческой свободе. При этом получилась очень крутая визуально картинка и, конечно, игра актёров. Всё совпало, всё сошлось в одной точке, режиссёр смог тонко передать трагичность истории, сумел достучаться и попасть в общие настроения.

SI: Назовите ваш топ-3 режиссёров.

Алёна: У меня есть сейчас 15 моих любимых режиссёров, которые к нам поступили. И я надеюсь, что они сумеют реализовать себя и станут суперкрутыми. Мне кажется, каждый среднестатистический человек, который смотрит кино и следит за тенденциями, понимает, как снимает Тарантино, Джармуш, братья Коэны, Гай Ричи, Альмадовар, Вуди Аллен. Те, кого  я назвала это уже режиссеры-бренды, каждый их новый фильм просто нужно посмотреть, тогда ты в теме. Но прямо любимых я не могу назвать. В кино важна эмоциональная составляющая. Должны сойтись вместе много факторов: актуальность темы, тенденции, да и просто твое настроение во время просмотра. Кино — это всегда определённое настроение, состояние, поэтому нельзя вернуться в ту же точку и обобщить работы даже одного и того же режиссёра.

SI: Как вы считаете, что может привлечь большую зрительскую аудиторию к авторскому кино?

Алёна: Кино должно резонировать, быть качественным и актуальным. Почему-то у нас, считается, что авторское кино – это всегда драма, все должны страдать. Может, стоит немного изменить акценты. Зритель, который ходит на такое кино, продолжит это делать. Вопрос, скорее, в том, как приучить подрастающее поколение к  фестивальному кино, а не только массовому. Это вопрос воспитания родителей и учебных учреждений, социальных инициатив. Со временем наш зритель всё равно мигрирует, ведь растёт качество продукта.

Если посмотреть по статистике, по кассовым сборам, то можно заметить, что люди намного чаще стали ходить в кино, для них это уже не супер событие, а теперь важно, чтобы это стало привычкой. Украинское кино начало стремительно развиваться буквально несколько лет назад, и за последние три года ситуация сильно изменилась. Количество украинских релизов сильно выросло. Они уже конкурируют между собой. Даже если говорить о конкурсе Госкино в категории для широкой аудитории, то среди участников было много комедий, потому что все понимают — они дают хорошие сборы. Но при этом каждую из них пытаются сделать разной, не похожей на другую.

Автор текста: Нонна Довбыш

Фотограф: Анна Некрасова

Комментарии