Роман Тимофеев начинал свою карьеру в 2013 году с ведения собственного блога, в 2015 году получил работу в ELLE, а уже через 3 года занял пост fashion-редактора издания. Также он координирует проект ELLE MAN. Styleinsider побеседовал с Романом о качествах, необходимых для работе в глянце, о том, почему джинсы — самый нелюбимый элемент в гардеробе и возможно ли, что в будущем все печатные журналы перейдут только в диджитал-формат.

Роман Тимофеев 2

SI: Вы начинали как fashion-блогер, а через несколько лет попали в такое крупное издание, как ELLE. Каким образом произошёл такой стремительный карьерный рост?

Роман: Блог на blogspot помог мне получить первую аккредитацию на UFW и познакомиться с большим количеством, как сейчас говорят, инсайдеров индустрии: Ириной Данилевской, Ингой Вишневской, Сержем Смолиным, Оленкой Даць, Мирославом Мельником, Тиной Сизоновой. Этот социальный капитал работает на меня до сих пор. До ELLE у меня была стажировка в  пресс-службе Ukrainian Fashion Week и фриланс в нескольких небольших lifestyle-изданиях. Но, конечно, мне повезло, что шесть лет назад, когда я пришел на собеседование, во мне разглядели потенциал. В нашей стране модная индустрия только развивается, нет профильного глянцевого образования и трудоустройства «по рекомендации». В Америке и Европе, чтобы тебя заметили и взяли на хорошую должность в глянцевом журнале, нужно пройти семь кругов ада и несколько лет проработать на должности младшего помощника старшего ассистента. Для примера: главному редактору ELLE USA Нине Гарсии 54 года, Анне Винтур – 69,  Карин Ройтфельд – 64, у нас же средний возраст редакторов в районе 35. 

SI: Вам сразу предложили должность fashion-редактора?

Роман: Нет. Тогда на сайте ELLE.UA была открыта вакансия редактора. Помню, на собеседование я сказал, что если меня возьмут на работу, то готов бросить университет. В моей пирамиде ценностей ELLE стоял намного выше, чем какие-то скучные пары. На тот момент я учился на третьем курсе и мне предложили работать на полставки, чтобы я успевал посещать занятия и писать свою ежедневную норму материалов для сайта. Сейчас я понимаю, насколько это был благородный поступок со стороны моих коллег. Всему, что я знаю о журналистике, я учился на практике, а не в аудитории. Потом меня уже взяли на полный рабочий день, еще через год мы запустили ELLE MAN, а год назад я стал fashion-редактором в журнале.

Роман Тимофеев фото

SI: С какими сложностями вы столкнулись на своей должности?

Роман: На должности младшего редактора сайта для меня не было ничего сложного, поскольку до ELLE я уже работал в нескольких изданиях фрилансером. Сейчас, когда я совмещаю работу в журнале и на сайте, я ощущаю тяготы дедлайнов, работы в режиме мультизадачности и начинаю понимать людей, которые спят по 3 часа в сутки, чтобы успеть все. Дело не в том, что я неправильно планирую день, а в том, что хочется реализовать миллион разных проектов,  взять интервью у десятка интересных героев, молниеносно реагировать на горячие новости… При этом есть ежедневные  задачи: материалы для журнала, публикации на сайт, соцсети. Это один сплошной клубок, в котором нет начала и конца нитки. Особенно сложно делать всё параллельно.

SI: Какие 3 качества нужны для работы в таком крупном издании, вроде ELLE?

Роман: Первое – готовность осваивать что-то новое, поскольку модная индустрия, как никакая другая, очень стремительно меняется, а в диджитале перемены происходят без преувеличения каждый день. Вот скоро отключат лайки в Instagram. Как с этим жить? Я не представляю… Поэтому если ты не готов меняться, то очень быстро выпадешь из обоймы.

Второе качество – чувство прекрасного. Конечно, всё субъективно, но есть все же критерии, что хорошо, а что плохо, что актуально, а что нет. Какие фото отображают философию бренда ELLE, а какие – нет. Этот молодой бренд достоин того, чтобы о нем написали, или это все лишь удачная реплика последней коллекции известного дизайнера?   Это очень важно чувствовать.

Третье качество, которое необходимо для журналиста в любой сфере и которое мне с трудом даётся, – это соблюдение дедлайнов. В студенческие времена я был подписан на несколько пабликов, вроде «Секреты успешных людей», и там я прочёл очень простое правило, которое мне запомнилось: «Если ты опаздываешь, то обязательно предупреди». Его соблюдение очень упрощает всю коммуникацию. Человек, который по ту сторону, будет знать, что вы опаздываете, и найдёт, чем занять время или что вместо этого материала поставить в журнал. По факту именно это и является работой с дедлайнами. Если даже ты не успеваешь отдать интервью сегодня, потому что финал не получается, просто предупреди, чтобы люди знали, а не игнорируй вопросы пока не справишься с работой. Дедлайны – прежде всего.

Роман Тимофеев фото

SI: Если говорить о моде, то какой у вас самый нелюбимый элемент в гардеробе?

Роман: По моему очень субъективному мнению, самая ужасная вещь – это джинсы. Уточню: речь не обо всех вещах из денима, а именно о джинсовых штанах (если только это не джинсы от Ksenia Schnaider или Litkovskaya). Я помню, как мы вместе с мамой ходили по магазинам и она хотела купить себе джинсы, но вместо них в Zara мы нашли ей крутые красные кюлоты. Когда мы после этого вышли на Крещатик, то увидели, что по всей улице ходят люди в голубых джинсах разных оттенков. Я считаю, что когда все в чём-то одном, то это уже совсем не модно.

Конечно, с одной стороны смысл моды в том, чтобы все ей следовали, но для модных инсайдеров точка кипения наступает намного раньше. Например, сейчас очень актуальны цветные женские брючные костюмы oversize, но при этом к концу лета их будет настолько много, что это уже не будет смотреться настолько круто. Поэтому если вы вдруг в конце лета решите на распродаже купить такой брючный костюм только для того, чтобы быть модной, то лучше этого не делать. Покупайте брючный костюм в том случае, если он вам нужен как часть базового гардероба, чтобы ходить на работу.

SI: Как вы считаете, какую модную ошибку можно наблюдать чаще всего среди украинских женщин?

Роман: Ошибка состоит не в какой-то конкретной вещи, а в том, что некоторые девушки любят все лучшее сразу: роскошное платье, высокая шпилька, накрученные локоны, красная помада, контуринг, маникюр со стразами. Надо быть проще: если ты надела красивое платье с глубоким декольте, то лучше дополнить его кроссовками или кедами, а не лабутенами и полным боевым раскрасом. Мне всегда нравился совет Коко Шанель, которая говорила о том, что выходя из дома, нужно снять что-то одно в последний момент. Мне кажется, что девушкам это правило нужно себе написать на зеркале, и тогда на наших улицах всё станет намного лучше.

Роман Тимофеев фото

SI: Кого из украинских дизайнеров вы считаете самым знаковым на данный момент?

Роман: Тут стоит разделять дизайнеров на две категории: самые крутые и самые знаковые. К знаковым относится Лилия Пустовит, которая стоит у истоков украинской модной индустрии. Если говорить о тех дизайнерах, которые сейчас в авангарде, то это Светлана Бевза, Лилия Литковская и Ксения Шнайдер. Когда я смотрю на их коллекции, то вижу, что они действительно созвучны с глобальными мировыми трендами. Если большинство наших дизайнеров переосмысливают уже существующие тренды и просто предлагают свой взгляд на них, то Литковская, Шнайдер и Бевза среди тех, кто эти тренды задаёт, что намного сложнее и требует немалого опыта. Не стоит ожидать, что дизайнер, который год назад окончил КНУТД, будет мировым трендсеттером.

Этой весной я был в жюри на конкурсе молодых дизайнеров в Харькове, и для меня стало огромным разочарованием, когда на подиуме появились совершенно неактуальные, безликие вещи, подобные которым уже несколько лет висят в «Метрограде». Там не было ничего нового, яркого или хотя бы модного. Я посоветовал всем участникам больше смотреть хорошего кино, читать модные сайты, подписаться в Instagram на блогеров и модные дома и отписаться от одноклассников, которые постят в ленту еду, детей и селфи. Работникам креативной индустрии важно подпитывать себя новыми образами, следить за тем, как развивается тот или иной тренд. Анализировать, почему это вдруг все оделись в розовое или перестали носить мех. О каком вдохновении может быть речь, если вокруг тебя посредственность?

SI: Streetstyle какой недели моды среди мировых вам ближе всего?

Роман: Всё меняется от сезона к сезону. Принято хвалить Лондонскую неделю моды за её авангардность, но я стараюсь придерживаться более классических взглядов на гардероб, поэтому мне ближе всего Парижская неделя моды. Но, если быть откровенным, большинство героев streetstyle-отчетов с разных недель моды – одни и те же люди. Это блогеры, байеры, модели и редакторы, которые перемещаются из одного города в другой. Поэтому глядя на фото сложно понять, где лондонский гранж, парижский шик или миланская роскошь.

Хотя я считаю, что гардероб должен соответствовать атмосфере города. Например, упаковывая чемодан в Париж, я всегда беру с собой костюм и тельняшку. Это считается стереотипом, но я так чувствую. Для меня очень важно подобрать одежду под город, и когда я путешествую с друзьями, то они меня за это не любят. Я им говорю: «Неужели вы в Лувр пойдёте в джинсах?» Само собой, в Лувре можно увидеть и людей во вьетнамках, и в спортивных штанах, но меня так воспитали, что в театр нужно надевать костюм, а в музей, как минимум, – рубашку. Если вы собираетесь в Париж, то должны выглядеть элегантно, ведь вы обязательно будете делать фотографии, которые потом покажете друзьям и будете публиковать в соцсетях.

Роман Тимофеев

SI: Какой ваш любимый бренд среди мировых?

Роман: Сейчас мне очень нравятся Valentino, Alexander McQueen и Jacquemus. Сохраняю практически все их посты в Instagram! Из менее очевидных – Loewe, Ami и Sacai, Ganni и Stine Goya. Если же говорить о том, что бы я сам хотел носить, то это новый Berluti и, опять же таки, Valentino. А еще Saint Laurent и Balmain. Надеюсь, когда-нибудь я смогу себе позволить все эти прекрасные вещи, а пока спасибо Zara за оперативное реагирование и H&M за коллаборации с люксовыми брендами. (смеется)

SI: За какими fashion-блогерами вы следите?

Роман: В Instagram есть герои, которые меня лично вдохновляют, чей стиль мне близок и от кого я черпаю идеи: @iamgalla, @erik.forsgren, @justusf_hansen, @richardbiedul, @sebastian.schmidt. Они достаточно разноплановые: одни больше делают акцент на ярких костюмах, а другие пребывают в бесконечном настроении Coachella. После того, как я пролистываю ленту Instagram, у меня складывается общий образ, в котором костюм можно миксовать с сандалиями. И это один из моих любимых трендов.

Роман Тимофеев

SI: Как вы считаете, могут ли украинские издания конкурировать в плане контента с мировыми?

Роман: А нам не нужно конкурировать. У нас свои звёзды и бренды, поэтому здесь не идёт речь о конкуренции как таковой. Я был одним из первых, кто начал писать в украинском онлайн-глянце об отечественных производителях одежды, аксессуаров, мебели и декора. Ещё 4 года назад я сделал несколько материалов о разных украинских брендах, которые получили просто сумасшедший трафик и сотни репостов. В Украине людям интересно читать про украинских героев, украинские марки. Мы не сможем конкурировать с американским Elle, который снял Рианну. Для большинства украинцев Рианна такая же звезда, как Маша Ефросинина или Onuka. Например, у главного редактора Elle USA Нины Гарсии есть номер телефона Рианны, и она в любой момент может позвонить ей и предложить сняться для обложки. То же самое наш главред Соня Забуга может сделать в Украине, набрав номер Маши Ефросининой, Кати Осадчей и других украинских знаменитостей из А-списка. Конечно, мы пишем о том, что происходит в мире, но также и обо всём украинском. Сейчас каждая страна в семье ELLE пытается найти свою подачу.  Вы никогда не перепутаете британский, датский или украинский ELLE.

Роман Тимофеев

SI: Какие мировые издания вы читаете?

Роман: Я читаю Business of Fashion, потому что это лучший ресурс с аналитическими материалами. Естественно, я мониторю все англоязычные Elle, а также Elle Poland, так как я учил польский язык. В связи с тем, что я занимаюсь ещё и Elle Man, для меня примером качественного контента является GQ. Я хочу сделать ELLE MAN таким же влиятельным мужским изданием.

SI: В чем заключается влиятельность издания?

Например, в британском GQ могут написать, что Дэвид Бэкхем оплошал и плохо подобрал галстук к костюму. Я не представляю, чтобы мы могли себе позволить написать на сайте нечто подобное про какую-то нашу звезду, потому что будет скандал. Но я думаю, что мы тоже к этому скоро придём, ведь раньше и мировая пресса не могла этого сделать. Cейчас многие знаменитости понимают, что критика – это лишнее упоминание в прессе. Сегодня ты попал в подборку плохо одетых людей, а завтра провел работу над ошибками и уже в подборке самых стильных. Большинству людей у нас не хватает самоиронии и они принимают критику как оскорбление. Я имею в виду конструктивную критику. Очень круто, когда в GQ пишут, что кто-то плохо подобрал галстук, но при этом делают материал о 10 вариантах галстука, которые хорошо подойдут к наряду. А вот эти отвратительные подборки в духе «Ругулей», где высмеивают полных или пожилых людей на красной дорожке ОМКФ – полная дичь. Осуждать кого-то за лишний вес или возраст в 2019 году просто немыслимо! В этот раз по окончанию фестиваля у себя на Facebook я сделал подборку самых стильных гостей и получил просто невероятный отклик: «Какая красота!», «Оказывается там были нарядные гости», «Почему же все публикуют только плохое?». Всё зависит от того, с какой точки зрения на всё смотреть.

SI: Как вы считаете, возможно ли, что в ближайшем будущем печатные издания останутся лишь коллекционными предметами, а все журналы перейдут в диджитал?

Роман: Я думаю, что печатная пресса не умрёт, просто немного изменится формат подачи материалов. Например, мы сейчас готовим журнал за 2 месяца до того, как он поступит в продажу, и нет смысла печатать в нём новости, ведь на тот момент они уже станут позавчерашним днём. Это должна быть аналитика, красивые съёмки, большие интервью – то, что не потеряет своей актуальности завтра. В моём fashion-разделе журнала, все большие материалы посвящены не тому, что в этом месяце носить, а преимущественно глобальным трендам.

Сейчас очень актуальна тема устойчивой моды и того, какой подход используют разные бренды, ведь sustainable –  это не только переработка мусора и отказ от кожи и меха. Так, датский бренд Carcel обучает женщин в колониях из стран третьего мира швейному делу, а потом они шьют для него вещи. Такие женщины, выходя из тюрьмы, имеют профессию и могут зарабатывать себе на жизнь, потому что основная причина, по которой они попадают за решётку, – невозможность прокормить свою семью. Это тоже кейс по развитию sustainable fashion.

Я рассказываю именно об этом, а также о том, как мода и искусство проникают друг в друга, как и почему звёзды становятся дизайнерами. Такие материалы будет интересно почитать даже через несколько лет и сравнить с актуальной новостной повесткой.

Роман Тимофеев

SI: Каких интересных ивентов и проектов от Elle нам ждать в ближайшее время?

Роман: Уже четыре года в преддверии Дня независимости я реализую проект «Украинцы про Украину», в котором известные люди рассказывают о любимых местах, выдающихся героях прошлого, мечтах и планах, связанных с Украиной. Его героями уже были Сергей Жадан, Екатерина Кухар, Джамала, Марина Порошенко, Маша Ефросинина, Дана Павлычко, Ольга Фреймут. В этом году список пополнится новыми яркими именами.

В сентябре на ELLE MAN стартует наше уже традиционное голосование за звание самого стильного мужчины страны.

На конец осени назначена моя любимая вечеринка года – Elle Style Awards. Я считаю, что у нас нет ивентов равных этому. В украинских масштабах это аналог Met Gala: единственное светское событие, где можно увидеть звёзд мира моды, кино и шоу-бизнеса во всем блеске. В других странах много благотворительных вечеров, балов, открытий, кинопремьер, куда люди надевают смокинги, вечерние платья и фамильные бриллианты.

В нашей стране не хватает ивентов, на которые люди могут приходить в вечерних нарядах, поэтому меня удивляет, что даже на такие мероприятия люди приходят в джинсах. В прошлом году мы предупредили гостей, что оставляем за собой право не пускать на вечеринку тех, кто будет нарушать дресс-код. Но всегда найдутся те, кто даже несмотря на дресс-код black&white придут в розовом, потому что хочется показать новое платье. Это банальное неуважение к организаторам и другим гостям.

В этом году мы пока в размышлениях на счёт дресс-кода. Каким он будет, зависит от локации и выбранной темы. Наверняка знаю только одно – будет очень красиво!

Автор статьи: Нонна Довбыш

Комментарии