Том Йорк — фронтмен культовой группы Radiohead. В 2019 году он вместе с другими участниками коллектива был включён в Зал славы рок-н-ролла. Дебютный сингл группы «Creep», вышедший в 1992 году, принёс Тому Йорку настоящую славу, которую только усилили последующие пластинки. Три из них — «OK Computer», «Kid A» и «In Rainbows» — были удостоены премми «Грэмми» в категории «Лучший альтернативный альбом». В сольной дискографии Тома Йорка уже четыре альбома, один из которых является саундтреком к мистическому трейлеру Луки Гуаданьино «Суспирия».

Наверное, на свете есть такие люди, которых вы можете обидеть тем, что ничего не делаете.

Я не боюсь, что компьютеры захватят мир.

Я никогда не разделял мнение о том, что поп-музыка — это бегство от реальности. Я всегда замечал в ней мрак и тьму — даже среди величайших хитов.

Жалким быть очень легко. Быть счастливым — сложнее и круче.

Существование в группе навсегда превращает тебя в ребёнка.

Музыка — это то, что придает мыслям энергию. Самое главное в музыке — это чувство освобождения.

Вот что мне кажется по поводу моего голоса в записи: вне зависимости от того, что я пою, это звучит очень серьёзно, звучит, как будто я себя ненавижу или что-то вроде этого. Всё это сводит меня с ума, потому что это совсем не то, что я писал.

Иногда лучшее, что ты можешь сделать с гитарой, — это просто разглядывать ее.

Кто-то должен говорить вам правду. Но это не моя работа.

Честно говоря, основная проблема в том, что у меня такой тип голоса, при котором всё звучит печальнее, чем оно есть на самом деле.

Существует очень тонкая грань между написанием чего-либо с настоящим эмоциональным импульсом и превращением в маленьких идиотов, жалеющих себя и играющих стадионный рок.

Основной смысл создания музыки заключается в том, чтобы дать голос вещам, которые его никогда не имели.

Мои песни — это мои дети. Кто-то остается со мной, кого-то я должен отправить на войну.

Я знаю, что я **нутый параноидальный невротик. И я построил на этом карьеру — ура, черт возьми.

Знаете, если вам скучно слушать музыку, значит, вам скучно слушать музыку. Поделать тут нечего.

Моя жизнь — это создание обоев для пустоты.

Если я когда-нибудь услышу, что люди собираются сжигать мои записи, я сам принесу им всё, что у меня есть.

Если бы я жрал тяжелые наркотики, думаю, это привело бы к тому, что я звучал бы как Брайан Адамс.

Комментарии