Что нужно, чтобы создать собственный бренд? Иногда достаточно просто дикого желания, видения конечного продукта, швеи и двух швейных машинок. Ирина Коваль и её бренд сумок Bretone  доказали, что можно создавать продукт, который выделяется на основе остальных безупречным качеством (даже, если это сильно влияет на цену, а значит возможности стать масс-маркет брендом), а также интересным дизайном, без внушительных инвестиций и огромной команды. И хотя дизайнер давно могла нанять еще одну швею, для неё создавать сумки собственными руками в большей степени отдушина, чем работа. Мало того, заказав сумку Bretone, большая вероятность того, что вам доставит её именно Ирина. Обо всём этом, а также о том, как вернуть бренду узнаваемость после полугода перерыва, юридических моментах расхождения с партнером и выходе на зарубежный рынок читайте далее.

ира bretone

SI: Как началась история бренда Bretone?

Ирина: Всё началось совсем непросто: 4 года назад, за день до Дня независимости Украины я нашла швею. Ранее она шила обувь и опыта в пошиве сумок, как и я, не имела. После праздников швея вышла на работу и мы вдвоем начали учиться шить сумки.

SI: Почему именно сумки?

Ирина: Вообще, по сути, я — не сумочник, у меня всё по карманам. Но когда мне понадобилась сумка, а позволить себе потратить на неё 20 000 грн. я не могла, начала искать в нишевом сегменте украинского рынка. И ничего подходящего не нашла. Так и пришла идея создать собственный бренд сумок. 

SI: Ваше образование не было связано с дизайном? 

Ирина: Нет. У меня не было профильного образования, я не ходила на курсы кройки и шитья — было желание, видение и 2 швейные машинки, которые я специально приобрела.

Всё делалось методом проб и ошибок. Я начала строить лекала, вспомнила геометрию, было перепорчено очень много кожи… Мало того, я распорола сумку Louis Vuitton, купленную во Франции, на которую довольно долго копила, чтобы посмотреть как и по какому принципу она сшита.

bretone

SI: У вас был бизнес-план, стратегия развития бренда?

Ирина: Абсолютно нет. Я двигалась наощупь, как слепой котенок. Даже сайт Bretone появился ровно в день презентации бренда, с которой мне помогала Маруся Одержаховская из Harper`s Bazaar, за что я ей очень благодарна.

Я и сегодня занимаюсь всем сама, без пиарщика или SMM-щика. Даже сумки стараюсь привозить клиентам самостоятельно, чтобы знакомиться с ними и рассказывать больше о Bretone от первого лица.

Моя главная цель сейчас — отшивать сумки и заполонить ими улицы (улыбается). Не передать то чувство, когда видишь на улице парня или девушку с сумкой, которую ты создал.

SI: Как сейчас о Bretone узнают люди?

Ирина: Для меня на данный момент лучший пиар — сарафанное радио. Очень много людей приходят за сумкой после того, как увидели их на ком-то.

Геша Коноваленко, которому я подарила сумку, с мая «продал» мне около 30 сумок. Он — мой лучший канал продаж (смеется).

bretone

SI: Не было ли идеи на стадии создания бренда привлечь инвестиции?

Ирина: Когда вы привлекаете инвестиции, бизнес становится не вашим — он либо общий, либо инвестора. Есть люди, готовые вкладывать деньги в Bretone, но мне важно иметь возможность принимать все важные решение самостоятельно. Добавьте еще и неудачный опыт с прошлым партнером…

SI: Какой была первая, созданная вами, сумка?

Ирина: Это была синяя сумка кроссбоди, а первой поясной — серая с красным ремнем. Обе эти сумки есть у меня до сих пор. При чем первым материалом, из которой я шила, была итальянская мебельная кожа. Отличить её от  того же флотора (кожа, которая используется для пошива обуви, сумок, кошельков) практически невозможно. Она красивая, мягкая и более разбитая.

SI: А из каких материалов вы шьете сейчас?

Ирина: 2 года назад я поехала на Миланскую выставку кожи и фурнитуры Lineapelle, где познакомилась с заводом BONAUDO и еще парой заводов, чья кожа и замша — произведение искусства. Сейчас я сотрудничаю в основном с ними, так как качество, цветовая палитра, износостойкость — всё это идеально подходит для сумок Bretone. 

bretone рюкзак

SI: Расскажите, как родилась идея с авторемнями для поясных сумок?

Ирина: У моего партнера была машина, в которой он решил заменить черные авторемни на красные. В это время мы разрабатывали поясную сумку и никак не могли решить, какой ремень там должен быть. Тогда я поставила остатки этого красного ремня и это стало фишкой бренда. Сейчас в моем арсенале есть ремни практически всех цветов: от нескольких оттенков серого до яркого оранжевого и салатового. 

SI: Какие самые популярные расцветки?

Ирина: Наибольшей популярностью пользуется черная сумка с красным, оранжевым или черным ремнем. Также часто дозаказывают сменные ремни — берут короткие на лето и длинные на зиму, чтобы носить поверх верхней одежды. 

поясная сумка

SI: Каким был первый канал реализации сумок Bretone?

Ирина: Мне повезло, первым местом, в котором можно было купить мои сумки и рюкзаки, стал Podolyan Store. Благодаря Ане Браженко, которая тогда работала в его команде, мы создали специальную капсулу Bretone for Podolyan и начали продажи в фасадном магазине в центре Киева. Благодаря Ане я также приобрела много полезных контактов. Например, познакомилась с Наташей Арзамасцевой, на которой рюкзак увидела Лена Желиховская, и так мои сумки на продажу в Styleinsider Store. До этого моими основными клиентами были друзья и знакомые. 

Сейчас Bretone эксклюзивно представлен в Kosoptica Дмитрия Ковальского.

SI: Цена вашей продукции выше средней, чем это обусловленно?

Ирина: В первую очередь, качеством. Мы используем итальянскую кожу, в наших сумках нет тканевых подкладок — только замша. 

Что касается процесса производства, во многом это ручная работа: всё вырезается вручную, края также прокрашиваются вручную. Соответственно, на каждое изделие уходит довольного много времени. Сейчас, когда у нас есть заготовки, на поясную сумку уходит полдня при 14-часовом рабочем графике. Так как нас работает двое, в день мы можем сделать максимум 4 сумки. А раньше на одну сумку уходило 2 дня.

Я могла бы нанять еще одну швею вместо себя, но мне нравится и хочется шить самой. Это моя отдушина.

поясная сумка

SI: Вы отшиваете полноценные коллекции или работаете под заказ?

Ирина: Отшивать партии я начала только сейчас, когда появился постоянный поток и делать по одному изделию уже просто невозможно. На сегодня по 3-4 сумки каждой модели всегда есть в наличии.

SI: Есть ли гарантия на ваши изделия?

Ирина: Да, сейчас я даю год гарантии, так как иногда клиенты стали этим спекулировать. Однажды у клиентки собака отгрызла кусок сумки, я понимаю, что это не гарантийный случай, но мне всегда трудно отказать. И если, например, в сумке рвется подкладка от ключей, я не ставлю латку, а полностью меняю её.

Чтобы быть уверенной в качестве, все сумки проходят краш-тест: даю их друзьям на 2 месяца на «убийство» (улыбается).

SI: Вас полгода не было в Украине, тяжело ли «возрождать» бренд после длительного перерыва?

Ирина: Очень. Даже тяжелее, чем начинать с начала. Когда я уезжала в Штаты, сняла в Киеве офис на полгода, поместила в него материалы, оборудование и отпустила швею. Мне повезло, что после моего возвращения она согласилась вернуться и мы до сих пор работаем очень слажено. Я очень ценю её и она стала давно уже больше, чем просто сотрудником — это прекрасный друг и член семьи. Хорошим толчком, чтобы вернуть всё и продолжить заниматься брендом была одна из клиенток, которая каждый день звонила мне с просьбой пошить ей сумку. Понимание того, что твой продукт нужен людям — главная мотивация.

bretone рюкзак

SI: Еще одной трудностью было перерегистрировать торговую марку после вашего расхождения с партнером. Дайте совет тем, кто столкнулся с такой же ситуацией? 

Ирина: Весь этот процесс очень тяжелый и самому сделать всё грамотно практически невозможно. К счастью, мне помогли Чекунов Константин  и Владислав Белоцкий из юридической компании Berylstone, которые помогли разобраться со всем и обойтись меньшей кровью. Рекомендую всем сразу обращаться к юристам, чтобы сэкономить время и нервы.

SI: Можете ли вы представить себе Bretone масс-маркет брендом?

Ирина: Я прекрасно понимаю, что Украина, наверное, — не совсем мой рынок из-за цены изделий. Можно тысячу раз объяснять людям, что это итальянская кожа, замша, фурнитура, во многом, ручная работа, но в ответ, все равно, слышишь: «Ну вы же в Украине, у нас кризис…». Для Европы, например, 200 евро за поясную сумку такого качества — вполне нормальная цена.

У меня сейчас есть несколько предложений, чтобы представить Bretone в других странах и для меня развитие за рубежом не менее интересно, чем в Украине.

поясная сумка

bretone

Автор текста: Катерина Чернецова

Фотограф: Артем Артеменко

Сайт

Facebook

Instagram

Комментарии