Одесский художественный музей в партнёрстве с Национальным художественным музеем Украины и при поддержке Украинского культурного фонда представляет выставочный проект «Спецфонд: Репрессированное искусство».

На выставке представлены 80 работ из собрания НХМУ, которые были законсервированы в конце 1930-х и в течение многих десятков лет были скрыты от публики. Большая часть представленных работ в Одессе экспонируется впервые. Александр Богомазов и Тимофей Бойчук, Вадим Меллер и Антонина Иванова, Оксана Павленко и Давид Бурлюк, Павел Голубятников и Константин Елева, Анатолий Петрицкий и Сухер-Бер Рыбак, Виктор Пальмов и Абрам Черкасский — более трёх десятков имён художников, известных и забытых, чьи работы в 1937 году были, как казалось, навсегда скрыты от зрителей: «никакой художественной и музейной ценности не имеют и как произведения врагов народа подлежат уничтожению».

Теофил Фраерман

«Ударная бригада. Строители» (конец 20-х), Теофил Фраерман

Спецфонд формировался в Государственном украинском музее (ныне НХМУ) в течение 1937–1939 годов. Именно сюда из музеев Харькова, Одессы, Киева, Полтавы, из фондов Украинской художественной выставки свозили произведения «врагов народа», «формалистов», «националистов» — тех, кто по мнению партийных идеологов, «искажал действительность» и был угрозой для «нового общества». Так, в спецфонд попали произведения художников, большинство из которых надолго были вычеркнуты из истории украинского искусства. Судьбы мастеров сложились трагически, карательную машину не останавливал ни возраст, ни пол: Михаилу Бойчуку на момент расстрела было 55 лет, Софье Налепинской-Бойчук — 53 года, Ивану Липкивскому — 45, Василию Сильвестрову — 49, Николаю Ивасюку — 72, Василию Седляру — 38, Илье Левше — 60 лет. Все они, несмотря на свой неповторимый художественный стиль и жизненные взгляды, были расстреляны по обвинению в контрреволюционной националистической деятельности. Онуфрий Бизюков и Кирилл Гвоздик — получили значительные сроки заключения; выжить удалось лишь тем, кто вовремя покинул Украину. Переехали в Москву Иосиф Гурвич, Ирина Жданко, Оксана Павленко, Антонина Иванова. А те, кто остался в Украине и избежал репрессий, навсегда изменили свою жизнь и творческую манеру.

Лишь в конце 1980-х началась системная работа по исследованию спецфонда. История украинского искусства пополнилась забытыми именами, которые заново открыли украинский авангард. В начале 1990-х состоялся ряд выставок в Италии, США, Канаде, Германии, началась работа по тщательному исследованию школы Михаила Бойчука. В 1998 году в Национальном художественном музее Украины впервые целостно представили значительную часть произведений из спецфонда. Еще более масштабная выставка прошла в стенах НХМУ в 2015 году.

Копия ПАЛЬМОВ_540

«В деревне. Объезжают коня» (1927), Виктор Пальмов

Выставка в Одессе не является буквальным повторением выставки НХМУ. Дополненная произведениями из собрания Одесского художественного музея, она наглядно демонстрирует перекличку между двумя музеями. Так, например, рядом с «киевским» Анатолием Петрицким представлена «одесская» его работа «Отдых» — в обеих работах узнаваем колорит украинского авангарда. Рядом с портретом Николая Беляшевского, директора Киевского городского художественно-промышленного и научного музея (ныне Национальный художественный музей), кисти Михаила Козика экспонируется портрет Беляшевского работы Михаила Жука, который с 1920-х годов и до своих последних дней жил и работал в Одессе. Рядом с работами одесского художника Теофила Фраермана, встреча с которым будет сюрпризом для зрителя, представлена работа «Интерьер» из коллекции Одесского художественного музея.

Сравнивая украинское искусство 1920–1930-х с российским, нельзя не обратить внимание на очевидность различий, в частности, если художники наиболее значимой в Советской России группы «ОСТ» тяготели к выразительным средствам своих немецких современников, которых объявили дегенеративным искусством, то украинские художники того времени стилистически ближе к искусству раннемуссолиниевской Италии, где совершался в то время поворот от футуризма к неоклассицизму. Это дает основание употреблять по отношению к украинскому искусству того периода термин украинское новеченто и рассматривать его в общеевропейском контексте трансформации авангарда начала 1920-х в тоталитарное искусство 1930–1940-х.

Комментарии