Кто не знает гениального Аль Пачино! На своём долгом веку актёр сыграл множество выдающихся ролей, которые были отмечены  высочайшими наградами. И среди них статуэтка премии «Оскар» за лучшую мужскую роль в фильме «Запах женщины» и 5 «Золотых глобусов». И, совершенно точно, многие помнят воплощённых ним на экране Майкла Корлеоне из «Крёстного отца» и Брайана Де Пальма из «Лица со шрамом».

Было время, когда я разносил киоскерам газету под названием «Шоу-бизнес». Никогда не забуду, сколько мне платили: двенадцать долларов. Десятку и две бумажки по доллару. Десятку я тут же разменивал, чтобы у меня было двенадцать однодолларовых купюр. Расплачиваясь в баре, отслюниваешь по доллару от пачки, и со стороны кажется, что денег у тебя уйма.

Ключ к успеху – в желании. А оно постоянно горит во мне.

Это правда, я косноязычен. Со мной нужно прожить 50 лет, чтоб начать осознавать, о чём я говорю.

Знаете, есть такая пословица: «Тот, кто упорствует в своем безумии, в один прекрасный день окажется мудрецом».

Я был застенчив. Только попав в центр внимания, я научился справляться с этим.

Мне не нужна красивая жена, за деньги я могу подарить ей любую внешность. Мне не нужна богатая. У меня и так все есть. Мне не нужна ласковая. Почти все женщины становятся таковыми ради моих денег, а тех, кто не становится, я могу завоевать. Мне нужна порядочная жена. Верность и хорошую репутацию мне не купить ни за какие деньги мира.

Знаете, какая разница между игрой на сцене и игрой в кино? Играть — все равно что ходить по канату. На сцене канат натянут высоко-высоко. Брякнешься — так брякнешься по-настоящему. В кино канат лежит на полу.

Гордость и высокомерие — слуги дьявола. Если ты не сможешь управлять ими, они начнут управлять тобой.

Никому никогда ничего не объясняйте — каждый всё равно поймёт так, как ему выгодно.

Актер становится эмоциональным атлетом. Этот процесс болезненный – от этого страдает моя личная жизнь.

Если б я умел писать, я бы не стал заниматься ничем другим. Как-то я писал письмо даме, в которую был очень влюблен. Это была какая-то пытка! Когда я поглядел на часы – прошло пять часов! То письмо я так и не отослал.

В детстве я молил бога о велосипеде… потом понял, что бог работает по-другому… я украл велосипед и стал молить бога о прощении.

Знаете, какая разница между игрой на сцене и игрой в кино? Играть — все равно что ходить по канату. На сцене канат натянут высоко-высоко. Брякнешься — так брякнешься по-настоящему. В кино канат лежит на полу.

Обожаю оперу. Я даже работал в Карнеги-Холл… билетёром.

Хотя я и сыграл повара в картине «Фрэнки и Джонни», однако не требуйте меня чего-нибудь приготовить. Если вдруг я начну готовить, все завершится убийством. Серьезно. Я могу сыграть роль. Приготовить обед – нет.

Первое правило — не сдаваться. Второе правило — помнить о первом правиле.

Меня часто называют занудой, зазнайкой и мизантропом. Предупреждаю всех: на самом деле я гораздо хуже.

Образ крутого парня помогал мне в серьёзных ситуациях. Как-то раз я задел зеркало одной машины на парковке. Юноша выскочил из неё с криком: «Ты охренел, че творишь?!» Позже поглядел на меня: «Не волнуйтесь, всё в порядке».

Легко обмануть глаз, но трудно обмануть сердце.

Комментарии