На этот раз вас ждет не один рассказ, как бывает обычно в нашей рубрике «Фантазии на тему», а сразу три забавных истории. А так как создали мы их вместе с украинским брендом мягкой мебели Pufetto, одну из главных ролей в каждой из историй занимает диван. Нет, вам не показалось — диван.

О том, как связаны Оскары Мэрил Стрип и любимый диван детства, почему схожесть Райана Рейнольдса и Райана Гослинга снова сыграла с ними злую шутку, а также какую из блондинок выбрал Хью Хефнер читайте далее.

Мэрил Стрип

Примерно в 8 утра поступил звонок от одного из жителей нашего городка. Он проходил мимо и увидел, что входная дверь приоткрыта. Ну, а так как все знают, что дом давно пустует, то факт этот его насторожил, — отчитывался перед Мэрил офицер полиции. – Мы приехали по адресу и обнаружили взлом. Злоумышленники перевернули весь дом. Просим вас осмотреться и мы составим протокол того, что пропало из материальных ценностей. Сразу хочу предупредить: первое, что нам бросилось в глаза, — отсутствие ваших Оскаров на полке. Вы удивитесь, откуда нам известно, что в доме хранились статуэтки? Просто ваша матушка очень гордилась вами и приглашала всех жителей Бернадсвиля посмотреть на награды, присвоенные вам и вашему таланту, — широко и с уважением улыбнулся полицейский.

— Ох и мама, — с умилением проговорила Мэрил. – Хорошо, офицер, спасибо. Пойдём, дорогой Дон, — обратилась она к супругу, ожидавшему рядом. – Нужно разобраться с этой неприятностью.

Они вошли в дом и Мэрил охватила ностальгия. Каждый предмет напоминал о детстве, юношестве, о жизни до актерства и Голливуда.

— Дорогая моя, я нашел ту самую «полку почёта», — прервал её воспоминания голос Дона. – Тут действительно нет твоих Оскаров. Не стоило их хранить в этом доме.

— Ерунда, это всего лишь знак внимания, оценка моей работы. Важно то, что людям нравится то, что я делала, не более.

Она зашла в гостиную и увидела любимый диван её родителей. Ласково они звали его Николо, на итальянский манер. Уютный, удобной, такой родной. А этот грушево-зеленый цвет, радующий своей теплотой. А эта мягкость, присущая не только ткани, но и каждой линии. Сколько вечеров за просмотром старых кинофильмов они всей семьёй провели, сидя на этом самом диване. Мэрил плюхнулась на него с детским озорством. Затем взяла одну из подушек и прижала к себе. Что-то твердое уперлось в её грудь. Удивленная она начала прощупывать подушку пальцами в догадках, что бы это могло быть. Спустя пару секунд громкий смех наполнил комнату и она позвала мужа: «Дорогой иди сюда, скорее. Да, и захвати ножницы».

После, они полчаса аккуратно распарывали швы подушки. Затем Мэрил просунула кисть руки внутрь и медленно, словно фокусник, начала считать: «Раз, два, три…». Резким движением она выдернула руку и перед ними предстал Оскар. Дон потерял дар речи, а Мэрил заливаясь смехом продолжила: «Ох и матушка. Невыносимая сообразительность».

пуф4

Райан Гослинг и Райан Рейнольдс

— Ребята, Ридли Скотт ищет главного героя для новой картины, как вам известно. Ему нужен кто-то очень крутой. Поэтому он позвал именно вас, — расплываясь в лести, тарахтел ассистент режиссера.

— Парниша, хватит нам петь дифирамбы, давайте начинать пробы! – резко обрубил его речь Гослинг.

— Дружище, и правда, хватит распинаться, приступим к делу, — расслабленно улыбнулся Рейнольдс.

— Хорошо-хорошо, ребята, — заторопился ассистент. – Итак, Райаны, — сдерживая хихиканье от произнесенного, и при этом сохраняя услужливость, произнес ассистент. — Я пойду к режиссеру, предупрежу, что ваши персоны прибыли, и мы стартуем.

Спустя полчаса после проб, оба Райана вместе с Ридли Скоттом в его кабинете попивали виски и обсуждали нюансы сценария. Оба актера сидели на стильном синем диване, забыв о конкуренции. Режиссер же наблюдал за их беседой и, прилагая все свои усилия, пытался понять кто из них все-таки Гослинг, а кто Рейнольдс. Он подозвал к себе ассистента и прошипел ему в ухо: «Избавься от них скорее». Ассистент, то краснея, то бледнея, путая слова и заикаясь, рассказал Райанам невероятную историю, которая заставила их немедленно выбежать на улицу, опасаясь за сохранность своих авто.

Ридли Скотт выдохнул, и скрестив на груди руки, уставился на свой диван, открывшийся ему с новой стороны.

— И кого же вы все-таки утвердите на роль, босс? – робко спросил ассистент.

— Его, — кивнул головой в сторону дивана режиссер.

— Кого его, босс? – переспросил ассистент. – Гослинга или Рейнольдса?

Фернандо. Вот этого вот, — опять указал на диван Ридли Скотт.

Ассистент вытер пот со лба и, набравшись смелости, уточнил: «Диван? Главную роль исполнит диван?»

— Именно. Я смотрел на этих двух клонов, пока они восседали с виски, и меня осенило: Фернандо, как ты уже понял, такое имя носит этот диван, показался мне ярче, колоритнее этих парней. Да и сработаться с ним будет явно проще, чем с этими заносчивыми актёришками. Никаких сотых дублей, выдавливания эмоций и пререканий. Я перепишу сценарий, я выдумаю нечто необычное. Ты только посмотри на него: необычные формы, стиль в каждой линии, что-то футуристичное, тонкие, но в то же время крепкие стальные ножки, сочный цвет… — он взахлёб перечислял достоинства Фернандо, пока ассистент, потеряв дар речи, не сводил с него глаз.

— Наделим его какой-то сверх силой. Придумаем яркие фишки. Сделаем фантастическую киношку. Наш Фернандо всех удивит.

— Хорошо, босс, я вот, например, уже удивлен…

pufetto

Хью Хефнер

В ночном Лас-Вегасе, в шикарном сьюте отеля Palms Casino Resort, у него не было своего места, своего уголка, места для уединения. Его внимание было приковано к юным нимфам, наслаждающимся коктейлями в открытом джакузи, которое тучей нависло над городом азарта. Но мыслями он с ней, единственной, любимой, комфортной.

— Хью, иди к нам, дорогой, — позвали голоса сладких блондинок. А он устало отрицательно покрутил головой и томно улыбнулся. Затем снял телефонную трубку старомодного телефонного аппарата и очень тихо, практически шепотом, начал: «Боб, мне нужна Фелиса. Да-да, ты не ослышался, именно Фелиса, моя Фелиса. Да, ты всё правильно понимаешь. Вези её сюда. И не важно, что это займет не меньше пяти часов, я нуждаюсь в ней. Если я не разделю с ней свой сон, место главного редактора Playboy станет вакантно. Почему? Да потому что я истощен и потрёпан бессонницей, мои глаза не сомкнулись ни на минуту с тех пор как я здесь. Куколки начинают меня раздражать и все эти их розовые наряды, громкие вечеринки приводят в бешенство. Держусь как могу. Мое спасение – Фелиса. Всё, жду, поторопись». Хью положил трубку и громко выдохнул.

Время пролетело быстро, пять часов показались мгновением по сравнению с бессонными ночами всей прошлой недели. Дверь в сьют, размером с ворота королевского дворца, открылись и голос дворецкого, официальный, но удивленный, громко объявил: «Прибыла гостья. Мисс Фелиса.»

Хью, точно мальчишка, выбежал в холл, развел руки в сторону и громко произнёс: «Вносите!» Два работника отеля с легкостью занесли диван цвета спелого персика, с плавными формами и тремя подушками-квадратами, словно возглавляющими это торжественное шествие.

— Ставьте, аккуратно, прямо тут. Только очень аккуратно, тихонечко, — руководил Хью. – Моя любовь, вот мы и вместе, Фелиса.

Он обошел медленно вокруг дивана, нежно провел ладонью по поверхности дивана. Одно движение его руки и из дивана с необычной геометрией линий, Фелиса превратилась в целое ложе. Хью опустился на диван и трогательно прижался к нему щекой. Сон объединил их и сделал одним целым.

pufetto

Pufetto:

Сайт

Facebook

Instagram

Автор статьи: Екатерина Шобстат

Коллажи: Sasha Isho

Комментарии