Международный журналист, стилист и модельный агент Виолетта Малахова уже давно тесно связана с миром моды. Она сотрудничает со многими fashion-изданиями, в том числе с L’Officiel, а также модельным агентством KModels. За последнее время Виолетта посетила десятки показов крупнейших модных домов на Парижской и Берлинской Неделях моды. И для Styleinsider наша героиня рассказала о том, кто сидит в первом ряду на шоу Philipp Plein, что нужно надевать на Недели моды, чтобы успеть увидеть всё и как попасть на показ Balmain под руку с Джаредом Лето.

SI: Всегда ли вы увлекались модой? 

Виолетта: С самого детства. Моя мама — художница, и она собирала иностранный глянец. Нашим любимым занятием был разбор съемок и показов. Первым дизайнером, который мне запомнился, стала Рэй Кавакубо с ее тогда свежей коллекцией 1997-го года Body Meets Dress, Dress Meets Body со вшитыми в одежду накладками в виде «горбов». В 8 лет я была убеждена, что «мода-должна-быть-красивой». Тогда мама объяснила мне, что такое авангард, и даже показала «Крик» Мунка, противопоставила минимализм Жиль Сандер. Это впечатлило меня настолько, что захватило фокус внимания на всю жизнь.

SI: Где вы получали образование?

Виолетта: Я решила сосредоточиться на «серьезной» профессии, построила планы идти в политику. Поэтому поступила на факультет международного права в харьковской юридической академии. Но в рутине «сухих» кодексов и нормативных актов мой пыл поутих, поэтому понадобился культурный противовес. Я составила список всех культовых фильмов от итальянского неореализма до документальных Уорхола, необходимой художественной литературы и, конечно, ни дня не проходило без статей о моде. Я обожала StyleZeitgeist и тексты Евгения Рабкина, выискивала маленькие неизвестные бренды, которые делали авангардную и некоммерческую одежду, сразу им писала, знакомилась просто так, наблюдала за работой стилистов Паноса Япаниса, Кети Шиллингфорд и Роба Спенсера. Изучала немецкий электропанк, индастриал и американскую хип-хоп культуру 80-90-х. И так каждый день на протяжении 5 лет. Диплом юриста я получила, при чем с отличием, но реальные навыки мне достались немного из другой сферы. Я и до сих пор убеждена, что необходимый фундамент реально получить в формате самообразования и практики, особенно, когда искренне горишь темой и идеей. И когда подключен безлимитный тариф интернета.

Виолетта Малахова журналист

SI: Как вы нашли свой путь и стали строить карьеру, связанную с fashion-индустрией?

Виолетта: После получения диплома я попрактиковалась в МИДе, потом вернулась в Севастополь на год, поработала по специальности и решила поставить на юриспруденции точку. В этот же момент в Крыму начал работать новый глянцевый журнал с действительно интересным форматом. Я пришла в редакцию с первым текстом о фетиш-эстетике в моде на четыре полосы. Реакция главреда Леши Нилова (теперь возглавляет L’Officiel Hommes) была настолько утверждающей, что меня взяли в журнал автором. Мы вышли на всеукраинский уровень. Уже в Киеве многие известные издания предложили мне сотрудничать с ними на фрилансе. Я стала писать о культуре, искусстве и путешествиях. А через некоторое время мы с Алексеем решили снять обложку и каверстори с Аллой Костромичевой. Это был первый опыт, о котором я так долго мечтала,— стилизация и продакшн съемки. Там я, собственно, и познакомилась с Аллой, которая чуть позже предложила мне сотрудничество с KModels. В таком режиме и продолжаю уже 5-й год: статьи, модельное агентство и стайлинг.

SI: На какую первую Неделю моды вы попали и когда и какие остались впечатления?

Виолетта: В 2013-м году я полетела на свою первую неделю моды в Париж, которую освещала для L’Officiel. Успела тогда пообщаться с Альбером Эльбазом, Барбарой Буи, Анной Делло Руссо, Роланом Муре, братьями Кейтенами. Не пропускала ни одного показа и мероприятия, старалась выжать максимум КПД из каждой минуты. Это был момент реализации той самой мечты, которая зарождалась в сером Харькове под 25-градусный мороз по пути на экзамен какого-нибудь очередного процессуального права. Конечно, эмоции зашкаливали. Романтика и очарование модой еще были на достаточном уровне, чтобы бежать с фотографом из Сент-Оноре через всю площадь Конкорд в Гран-Пале, а оттуда галопом куда-нибудь на Монтень, а потом обратно, чтобы ни в коем случае не упустить никого и ничего важного.

SI: Расскажите о других Неделях моды, которые вы посетили.

Виолетта: После Парижа мне захотелось увидеть альтернативные Недели и, особенно, шоурумы и транкшоу. Там, на мой взгляд, можно найти самые невероятные коллекции и при этом без ажиотажа спокойно познакомиться и пообщаться с дизайнерами. Я стала гораздо больше ценить практическую и рациональную сторону таких мероприятий, чем просто ломиться через охрану к Оливье Рустену, чтобы потом запостить селфи в Instagram или получить специальный комментарий-клише для прессы. На следующий сезон я полетела в Лос-Анджелес, затем в Тель-Авив. С сентября 2015-го я стала посещать нью-йоркскую Неделю, Pitti во Флоренции и Милан, конечно. Пару недель назад вернулась из Берлина — вот где настоящий клондайк новых имен.

Виолетта Малахова

Anja Gockel SS 2018, Berlin Fashion Week

SI: Какие показы удалось посетить?

Виолетта: За 4 года была практически на всех из основных расписаний. Самый масштабный — конечно у Chanel. По формату —  Iris van Herpen.

SI: Как попасть на показы известных брендов?

Виолетта: Правильный и надежный путь — аккредитация через pr-агентства. Это Karla Otto, KCD, Lucien Pages и десятки других, которые ведут сразу многие люксовые бренды. У таких грандов как Chanel и Dior есть собственные pr-отделы — необходимо знакомиться с этими людьми. Мне очень помогают мои пресс-карты и издательства, от которых я работаю. Со многими дизайнерами удается установить личный контакт за годы сотрудничества по съемкам и интервью. Но, конечно, никто не отменял правило «третьей двери», когда можно всеми способами и хитростями «просочиться» на шоу. У меня был такой случай в Париже, когда необходимо было попасть на Balmain без аккредитации. Тогда Ким только покрасилась в блондинку, собрала вокруг себя толпу фотографов, начался бардак. Сразу же за ней шел Джаред Лето, тоже новоявленный блондин. В суматохе я просто взяла его под руку и прошла с ним — никто бы не стал препятствовать спутнице Джареда, так ведь? Таких способов миллион, если сильно хочется или надо.

SI: Кто оставил самые яркие впечатления?

Виолетта: Для меня незабываемым стало шоу Givenchy в Нью-Йорке, которое обычно проводится в Париже. Рикардо Тиши пригласил Марину Абрамович, которая поставила специальный перформанс. Показ проходил на пирсах у реки Гудзон, и там, пожалуй, был весь свет моды, музыки и кино. Но, как ни странно, самые сильные эмоции за всю историю поездок у меня остались после «немодных» мероприятий. Это встречи с Фарреллом и режиссером «Трэинспоттинга» Дэниелом Бойлом в Нью-Йорке — от энергетики этих двух людей мои личные время и пространство поменяли свою структуру, серьезно. Относительно коллекций, мой самый любимый шоурум делают лондонские дизайнеры в Париже. Там я нашла невероятное розовое латексное пальто Holly Fulton и познакомилась с замечательным шляпником Филипом Трейси. Для моей работы как стилиста — это настоящие «бриллианты».

Виолетта Малахова

SI: А были те, кто неприятно удивил?

Виолетта: Ники Минаж и Рианна всегда делают очень сложное лицо, но им можно.

SI: А какие еще встречи стали для вас запоминающимися? 

Виолетта: Всегда интересно наблюдать за манерами великой Анны Винтур. На упомянутом шоу Givenchy была рада пообщаться с Педро Альмодоваром, Дебби Харри, Кортни Лав и Александром Вэнгом. На вечеринке в Loulou после последнего показа Balmain потанцевали с Канье Вестом и Ким, а у Philipp Plein в нью-йоркской Public Library переглянулись с Мадонной.

SI: Какая ваша любимая локация для показов из тех, на которой бывали? 

Виолетта: Всегда обожала показы Dior в саду Родена, когда они еще там проходили.

Виолетта Малахова

SI: А какие мероприятия в рамках Недель моды вы посетили этим летом?

Виолетта: В столицах в периоды показов всегда открываются новые выставки. Из июльского Парижа — ретроспектива Дэвида Хокни в Помпиду и экспозиция, посвященная Dior в Les Arts Decoratif.

SI: Какие наряды вы обычно выбираете для посещения показов?

Виолетта: Передо мной на Неделях моды стоят исключительно профессиональные задачи, и зачастую за день надо посетить по 7-10 шоу и столько же презентаций, при этом сохранив адекватность ума и внешнего вида. Я не стремлюсь попасть в объективы стритстайла, поэтому отдаю предпочтение универсальным черным вещам, которые идеально сидят, дополняя образ крупными аксессуарами и вместительными сумками, куда помещаются ноутбук и зарядки. И, несмотря на любовь к высоким каблукам, для журналиста-стилиста на Неделях моды ее невозможно реализовать. В июле на Неделе haute couture моими фаворитами были лодочки Pierre Hardy, черный turtleneck Jil Sander и наша корпоративная сумка KModels, которая не рвется, не промокает и вмещает в себя всю и нашу, и вашу жизнь.

Iris van Herpen

Iris van Herpen Fall Couture Collection, Haute Couture Paris Fashion Week

Christian Dior

Christian Dior Fall 2017 Couture Collection, Haute Couture Paris Fashion Week

SI: Кто сейчас сидит на front row показах?

Виолетта: Все зависит от бренда, его целей и задач. Чем крупнее и известнее, тем больше стремлений к масштабным информационным поводам. Все рекорды побил Филипп Плейн, конечно: Кендалл, Тайга, Мадонна, Ферджи, Пэрис Хилтон — похоже на мой школьный выпускной мечты. А Iris Van Herpen, наоборот, всегда сосредоточена на узко профессиональной публике. Среднестатистические кутюрные дизайнеры фокусируются на своих клиентах. У каждого своя история, но случайных людей практически нет.

Виолетта Малахова

SI: Насколько европейские недели моды  отличаются от украинских?

Виолетта: Опять же, говоря отдельно о шоу, то у каждого бренда по-разному. Финансовый и исторический масштаб, например, Chanel сравнивать мало с кем можно. Если говорить в целом о мероприятии, то в Лондоне, Милане и Париже организацией занимается специальный государственный орган при поддержке профильных министров (Chambre syndicale de la Couture, Camera della moda и так далее). Они профессиональнее структурированы и обеспечивают возможности максимального уровня. Соответственно, цены на выход в основное расписание очень отличаются от украинских. В Нью-Йорке ситуация обстоит по-другому: Неделя моды спонсируется коммерческими структурами, многие слышали о конфликте с Mercedes-Benz, Линкольн-центром, переносе на другую локацию — все эти процессы сказываются на качестве и репутации. К тому же, площадки перегружены спонсорами, блогерами, новыми именами, отбором которых никто особо не занимается — предоставил чек — «so you are in». В Большом Яблоке, на мой взгляд, проще и разумнее найти правильный шоурум либо транкшоу и напрямую выходить на ритейлеров. У нас самое очевидное и главное отличие — это одна локация, которая аккумулирует всех гостей и шоу, за исключением некоторых дизайнеров, которые проводят показы отдельно.

SI: Какие показы вы мечтаете или планируете в ближайшее время посетить?

Виолетта: План на ближайшие сезоны — это альтернативные столицы моды а-ля Антверпен, Копенгаген, Стокгольм, абсолютно точно — Азия. Ценность моей работы не только в том, чтобы толково изложить о мероприятиях и процессах на страницах журналов и создать визуально эстетичные образы, а заметить и найти самые интересные нестандартные вещи, открыть новые имена, установить с ними контакты и реализовать задуманный продукт — съемки, образы для частных клиентов, интервью. В современном темпе обмена информацией копать надо глубже и дальше, подальше от главных столиц.

Фотограф: Анна Некрасова

Локация: ONE LOVE espresso bar

Комментарии