Одесский художник Степан Рябченко принадлежит к творческой династии: его отец – классик «новой волны» Василий Рябченко, дед также был художником. Сперва Степан видел себя в архитектуре, поэтому закончил Одесскую государственную академию строительства и архитектуры. Однако, позднее, осознав, что посредством архитектуры трудно воплотить все его творческие задумки, Степан Рябченко перешел к скульптуре, а уже потом – к своему уникальному видению медиа-арта. Все свои работы художник создает, перенося их в реальность с помощью цифровой печати, в формате 2D как картину или же 3D как скульптуру. И работы Степана были по достоинству оценены на многих арт-конкурсах, среди которых PinchukArtCentre Prize и международный фестиваль современной скульптуры Kyiv Sculpture Project. Со Styleinsider Степан Рябченко поделился тем, как создать новую цифровую мифологию, почему он считает Анри Матисса и Марка Шагала новаторами в искусстве и каково это — быть в списке Forbes «30 до 30».

2_Степан Рябченко. 16 станция Большого Фонтана, Одесса, 1989 (фото из семейного архива)

Степан Рябченко | 16 станция Большого Фонтана, Одесса | 1989 (фото из семейного архива)

SI: Можно ли сказать, что факт принадлежности к династии художников во многом определил вашу судьбу?

Степан: Знаете, сегодня я понимаю, что мне вообще очень повезло родиться в моей семье и в моем городе, чему я безмерно рад и благодарен. Я рос в творческой атмосфере и с раннего детства был вовлечен в этот процесс. Когда я смотрю семейный архив, где я маленький рисую свои первые работы, параллельно кисточкой рисую поверх двухметровой папиной картины «Красная комната» 1989 года, а после конструирую инсталляции из всего, что было под рукой, то вполне закономерно, что это повлияло на ход событий.  Но, несмотря на это, я поступил не в художественное училище, я решил стать архитектором.

SI: Помогает ли вам архитектурное образование в процессе создания работ?

Степан: Думаю, архитектурное образование определило специфику самой творческой модели, которую я развиваю. Для себя я определил ее как «проектирование среды в формате изображения». Я мыслю категорией пространства, в котором идет своя жизнь, возникают новые ландшафты и взаимодействуют между собой герои, которых я создаю.

Архитектурные проекты | 2007 — 2011

SI: Вы участвовали во многих конкурсах, в том числе в PinchukArtCentre Prize, и являетесь лауреатом арт-премий. Какая из них стала для вас самой значимой?

Степан: Каждая из премий дала возможность создать новые работы — это самое ценное. На PinchukArtCentre Prize (2011) я представил проект «Герои», реализовав свои первые монументальные цифровые работы, и это была очень важная практика, давшая понимание того, в каком направлении можно двигаться дальше. Одна из этих работ была впоследствии отобрана для выставки «Миф. Украинское барокко» в Национальном художественном музее. На следующий год состоялся первый в Украине международный фестиваль современной скульптуры «Kyiv Sculpture Project» (2012), на котором была создана моя первая скульптура «Явление».

«Смерть Актеона» | «Лимонные цыплята спасутся…» | «Искушение святого Антония»
«PinchukArtCentre Prize» | Pinchuk Art Centre, Киев | 2011

После этих выставок последовал ряд других масштабных проектов, таких как международная биеннале современного искусства Arsenale 2012 и «Великое и Величественное» (2013) в Мыстецком Арсенале, для которых я создал неоновые инсталляции «Новая эра» и «Рука благословляющая», которая в следующем году была показана в Лондоне в Saatchi Gallery. Поэтому могу с уверенностью сказать, что конкурсы в определенный период принесли свои плоды.

Степан Рябченко художник

«Рука благословляющая» | 500 х 500 см, инсталляция, неон | 2012 – 2013
«Premonition: Ukrainian Art Now» | Saatchi Gallery, Лондон | 2014

SI: Все свои проекты вы создаёте на компьютере и только потом переносите в реальность. Можно ли сказать, что такая художественная техника отчасти дань эпохе медиа-арта?

Степан: Для меня это, прежде всего, отражение времени. Когда я начинал этим заниматься еще в период своего обучения в академии в 2005 году, в воздухе еще не очень-то и чувствовалось, что эта эпоха наступила. Это был такой переходный период, все еще доминировала живопись и рукотворность.

Степан Рябченко художник

«Всеслышащее ухо» | 450 х 217 см, инсталляция, неон | 2015 – 2016
«Горизонт событий» | Мыстецкий Арсенал, Киев | 2016

Но для меня это было органично. Я прошел все этапы развития, начиная с игровых приставок в раннем детстве, затем перейдя на персональный компьютер, на котором продолжал играть, а со временем использовать уже для создания своих архитектурных проектов и творческих экспериментов. Что касается переноса виртуальных образов в реальность – это идея стирания границ между реальностью и утопией, создание новой мифологии.

Степан Рябченко медиа-арт

SI: Ваши работы можно назвать своего рода «цифровым сюрреализмом». Разделяете вы такое видение своих работ?

Степан: Думаю, доля сюрреализма присутствует в моих работах уже потому, что меня интересует создание парадоксальных образов, которые не встретишь в реальности. Элемент фантазии для меня всегда был и остается важен.

Степан Рябченко художник

«Дом архитектора»
Архитектурный проект | Крым, Украина | 2006

SI: Часто ли вы обращаетесь за вдохновением к классическому искусству?

Степан: Меня интересуют скорее источники, которые впервые или наиболее удачно затронули ту или иную интересующую меня тему, поэтому иногда это бывают примеры иконописи и классического искусства. Иконопись дала мне толчок для создания уже упомянутой работы «Рука благословляющая» и недавно созданной инсталляции «Всеслышащее ухо». Если говорить о классическом искусстве, можно отметить работу «Смерть Актеона» (2009), сюжет которой я позаимствовал у одноименной работы своего отца (1989), а он, по-видимому, у Тициана (1559—1575). Хотя версия папы мне нравится больше, чем Тициана, честно (смеется).

«Искушение святого Антония» | 290 х 387 см, цифровая печать на алюминии | 2010
«3rd Danube Biennale» | Danubiana-Meulensteen Art Museum, Братислава | 2015

SI: В ваших работах часто присутствуют референсы на традиционные библейские и мифологические сюжеты. Как вам удаётся найти в них что-то новое и переосмыслить в контексте нашего времени?

Степан: Меня интересуют эти сюжеты, потому что они продолжают жить вне времени и затрагивают вопросы, которые касаются каждого человека на протяжении всей его жизни. А суть жизни не меняется, меняется лишь форма. Например, «Искушение святого Антония» начали изображать, начиная с 15 века. Свою версию я создал в 2010 году. Основной посыл — борьба с искушениями и духовный рост. Ежедневная борьба — один из основных вопросов, с которым ежедневно сталкивается любой человек. Как говорил святой Антоний: «Радуйся в искушениях, которые будут попущены тебе: при посредстве их приобретается духовный плод».

Степан Рябченко медиа-арт

«Ковчег» | 150 х 300 см, цифровая печать на алюминии | 2010

Следующей работой стал «Ковчег» (2013). Ковчег – место спасения человечества. В моем случае, образ-напоминание о спасении в цифровую эпоху, эпоху информационных баталий. И в итоге в конце прошлого года появилась работа «Судный день» – постоянная мысль о том, что мы говорим и делаем, что в любое время может наступить момент, когда мы уже не сможем ничего изменить.

Степан Рябченко медиа-арт

«Судный день» | 290 х 580 см, цифровая печать на алюминии | 2016

SI: Назовите художников, которых, по вашему мнению, можно назвать новаторами в искусстве.

Степан: Новатор в искусстве, по моему мнению, – это художник, который искренне реализует свою личность в творчестве. Как говорил советский архитектор конструктивист Константин Мельников: «Творчество там, где можно сказать: это мое». Мне нравятся многие художники разных направлений, такие как Феофан Грек, Эль Греко, Анри Матисс, Марк Шагал, Герхард Рихтер, Дэвид Хокни и другие. Их жизнь и творчество – одно целое, каждый из них создал свой неповторимый мир посредством изобразительного языка.

Степан Рябченко интервью

SI: Часто в своих работах вы возвращаетесь к однажды придуманным персонажам. Почему так происходит? Вы чувствуете, что их истории ещё не до конца рассказаны?

Степан: Я называю их кочевниками виртуального мира, местные романтики (улыбается). Дело в том, что большинство моих работ, — это зачастую фрагменты одного мира, который я постоянно развиваю и совершенствую. Если вы видите на одной из моих работ «Виртуальный цветок» или «Солнце на каблуках», то это не значит, что за ними где-то рядом не спрятались «Лимонные цыплята» или не шагает «Гуляющее облако». Они просто не попали в кадр, но это не говорит о том, что они куда-то пропали.

Степан Рябченко медиа-арт

«Melissa». Из серии «Компьютерные вирусы» | компьютерная анимация | 2011-2015

SI: В одном из интервью вы рассказали о том, что планируете анимировать объекты своего виртуального мира. Удалось ли уже осуществить эту идею?

Степан: Насколько я помню, впервые компьютерную анимацию с помощью видеопроекции я показал в 2015 году на IV Одесской биеннале современного искусства в Музее западного и восточного искусства. Это была работа «Melissa» из серии «Компьютерные вирусы». В конце прошлого года на своей персональной выставке «Виртуальная мифология», которая проходила в Art Ukraine Gallery в Киеве, эту же работу удалось реализовать уже в более современной технологии. Была использована трехметровая Led панель с внедренной сенсорной системой. Для меня это был новый опыт. Во-первых, это выглядело очень технологично и современно, я бы даже сказал роботизировано. Во-вторых, это дало возможность сделать работу интерактивной и обогатить ее новыми смыслами. Суть технологии заключалась в том, что на экране возникает статичное изображение компьютерного вируса, но стоит зрителю попасть в поле его зрения, он «оживает», приобретает динамику, движение и начинает взаимодействовать с реальными людьми. Со стороны это выглядит очень интересно, вот человек, вот компьютерный вирус, и они просто себе мило общаются (улыбается).

Степан Рябченко медиа-арт

SI: Не так давно вы попали в список Forbes «30 до 30». Какие вы испытываете ощущения, будучи в таком престижном рейтинге?

Степан: Прекрасные (улыбается).

Автор статьи: Нонна Довбыш

Фотограф: Анна Некрасова

Комментарии