Недавно стало известно, что JAB Holding, в июле продавший за $1,2 млрд. Jimmy Choo Michael Kors, решившим активничать в конкурентной борьбе с Coach в разрезе расширения портфеля брендов, решил избавиться от еще одного «модного» актива — швейцарского бренда Bally. Планируемая сумма сделки — не менее 600 млн. евро. Bloomberg, ссылаясь на собственные анонимные источники, говорят, что материнская компания разослала коммерческое предложение потенциально заинтересованным сторонам, и теперь ждет ответа до середины сентября.

Казалось бы, все эти слияния и поглощения в fashion — не новая история, но в данном случае действительно интересно, кому достанется шоколадка, и я сейчас объясню, почему.

Bally

Итак, австрийский холдинг JAB решил полностью сфокусироваться на кофейном бизнесе (на сегодняшний день они являются одним из крупнейших продавцов кофе благодаря серии корпоративных приобретений, проведенных в этом году). Такое решение выглядит очень логичным: в эпоху повального консьюмеризма модные бренды являются перспективными с точки зрения вложений объектами (именно поэтому в них часто вкладываются инвестиционные и пенсионные фонды), однако сложно заниматься и модой, и кофе одновременно — у них нет прямых точек соприкосновения. Плюс — мое убеждение — трудно делать на пять с плюсом все и сразу, однозначно где-то происходит недополучение, в конкретном случае речь о fashion в кофейной истории. С другой стороны, на сегодняшний день треть бизнеса JAB (и речь идет о деньгах) — сеть парфюмерно-косметических магазинов Coty, которые тоже почти о моде, однако косметика находится в плоскости FMCG (товары повседневного спроса), как и JAB’овский кофе с пончиками. Ну, и продавать (косметику) — не то же самое, что шить одежду/обувь и продавать ее. После прощания с Bally в luxury-сегменте австрийского холдинга останется еще бренд Belstaff, но это, скорее всего, ненадолго.

Bally

Компания Bally создана в качестве обувной мануфактуры в швейцарском Шоненверде аж в 1851 г. (для сравнения: Hermes открылись в 1837, Gucci — в 1904, Tod’s — в 1920). То есть, Bally является одним из старейших мировых модных домов, которые, спустя десятилетия, не сменили свой core product, а это уже говорит о повышенной экспертности. До 2008 г. (еще до JAB) они входили в состав инвестиционной компании TPG, которая не смогла с ними совладать, постоянно находясь ниже черты безубыточности, поэтому и продала. Кстати, сейчас TPG владеют J.Crew, вероятно, поэтому американская компания никак не может вырваться в прибыль (*краснеющий эмодзи).

История создания компании воистину кинематографична. Братья Карл Франц и Фритц Балли родились в семье, владевшей небольшой мануфактурой, производящей эластичные резинки. Ну, производили бы себе и производили, если бы Карл Франц не поехал в Париж, чтобы купить жене туфли. Поскольку он не знал размера ее ноги, он решил выкупить весь размерный ряд из двенадцати пар — чтобы наверняка. Туфли, кстати, были плотно зашнурованы резинками — Карл Франц тут же увидел возможность расширить производство и создать новые рабочие места, начав производить обувь. Так все и завертелось. К слову, в 1916 г. в Bally уже работало 7000 человек, которые выпускали 4 млн. пар обуви ежегодно.

Bally

По-настоящему известными Bally стали лишь в середине прошлого века — именно тогда альпинисты Кенцинг Норгей и Эдмунд Хиллари покорили Эверест (впервые за всю историю!) в ботинках Bally.

Bally

Как это бывает с классическими брендами (их сейчас очень модно называть heritage brands), в Bally не производили ничего сверхъестественного или остромодного. О трендсеттерстве дело не шло, был разговор о хорошем вкусе и качественной продукции. В прессе очень хвалят Пабло Коппола, который был назначен на должность креативного директора в 2014 г.

Bally бренд

Ранее дизайнер работал исключительно над аксессуарами бренда (впрочем, в этом случае аксессуары как раз являются драйвером продаж и наиболее узнаваемым продуктом). Впервые один человек стал отвечать за всю продукцию — мужскую и женскую одежду, сумки, обувь и даже очки. Похожая история случилась в Calvin Klein, когда в бренд пришел Раф Симонс — коллекции стали более идейными, что ли. У дизайнера получалось очень круто работать с архивами и показывать современную классику. Впрочем, в начале этого года Коппола прощается с брендом, а бразды правления отдаются команде дизайнеров, которые, по всей видимости, не совсем понимают, куда плывет эта лодка.

Bally бренд

Bally бренд

Если говорить об инвестициях, то есть, о покупках на много сезонов вперед, то у Bally продаются классные ремни, хорошие базовые сумки и отличная обувь. Что касается одежды, то лично у меня есть вопросы. Я не совсем понимаю, почему они так хотят походить на Prada или, чего доброго, на Gucci — да, последние уже побили все рекорды продаж, убедив весь мир, что babooshka-librarian style (об этом уже и говорить неприлично) — это круто, но come on, спустя десять лет такое вряд ли кто-нибудь наденет (вот спустя тридцать — да).

Bally бренд

В условиях повального увлечения капсульным гардеробом, смещении фокуса с покупки одежды на путешествия и эмоции, круто делать базовые вещи нейтральных оттенков (посмотреть на тех же Hermes или Tod’s). Бренду с историей (а Bally истории не отнять) едва ли нужны рюши и престарелые библиотекари, их сила — именно в классике.

Bally бренд

И вот сейчас как раз настал очень решающий момент — кому вся эта классика (то есть, имя Bally, их вековые традиции в производстве кожгалантереи и т. д.) достанется. Дизайнера можно поменять, а вот имя — вряд ли (и Saint Laurent Paris вместо Yves Saint Laurent на пример не очень тянет). Поговаривают, что новым покупателем может стать владелец Valentino и Balmain фонд Mayhoola For Investments, который связывают с правителями Катара — восток ведь всегда уважал традиции. В Bally ведь есть еще очень крутая штука: они шьют обувь на заказ, а все эти couture-like штуки сейчас очень в цене.

Bally одежда

В общем, выводов стоит сделать несколько. Во-первых, Bally — это совсем не скучно, это классика, просто нужно знать, что у них покупать, а от чего удержаться. Во-вторых, модные активы продолжают оставаться ликвидными и лакомыми объектами инвестирования. В-третьих, никакой шухер вокруг Vetements или Yeezy в долгосрочной перспективе не сможет перебить историю из-за вероятности быстрой девальвации (кроссовки в следующем сезоне станут прошлогодними, а скромные сумка или ремень — едва ли). В-четвертых, повальное потребительство (из 100 млрд. единиц одежды, которые отшиваются ежегодно, уже в первые 12 месяцев выбрасывается порядка 60 млрд.) совсем скоро закончится, и покупать мы будем реже, но куда избирательнее. И здесь — снова! — победит история, просто потому, что она тише едет.

Короче говоря, Bally — это очень лакомый кусочек, хоть на первый взгляд этого можно не понять. При правильном руководстве они реально смогут стать новыми Hermes. Остается лишь следить, кто разыграет эту карту.

Bally одежда

Комментарии