В начале 30-х годов в мире периодической прессы произошла революция: Алексей Бродович, редактор американского Harper’s Bazaar «совместил» в журнале изображение и текст. В это же время на обложке Vogue вместо иллюстрации появилась фотография. Началась новая эра в дизайне.

Время 30-60-е годы XX-го века – период расцвета глянцевой прессы, для которой работали художники Сальвадор Дали, Марк Шагал, Хоан Миро и фотографы Ман Рэй, Ричард Аведон, Ирвин Пенн.

И это достаточно быстро закончилось: заработала машина по зарабатыванию денег, диктовать правила игры стали главные редакторы. Свободы для творчества почти не осталось.

И в 1980-м появляется первый независимый журнал – британский ID. Терри Джонс /бывший креативный директор британских Vogue и Vanity Fair/ напечатал 1-й номер у себя дома, так как потом создавались фан-зины. Он был посвящен лондонскому уличному стилю – тому, что глянец и мир моды будет игнорировать до 90-х годов.

В 1991-м году возникает проект Visionaire . Журнал как арт-объект или объект желания. Его создатели – Сесилия Дин, Стивен Ган и Джеймс Калиардос. Журнал стал платформой для самовыражения фотографов и художников. 4 тыс копий, 300 долларов за единицу. Visionaire сразу стал предметом коллекционирования, являясь миру как пластинка, пазл или коробки с сюрпризом.

Сейчас мир переживает второй бум независимой прессы. Под независимостью мы понимаем жесткую редакционную политику, высочайшие требования к контенту – как визуальному так и текстовому. Рекламодатели здесь бессильны.

Они не могут диктовать правила.

В эпоху развития on-line медиа для журналов остался единственный вариант развития – стать арт-объектом. Формы разные: термообложка, рамка, в которую ты можешь вставить журнал, как любимую фотографию, огромный постер на стену. Вложения внутри журнала — мини-документальный фильм, наушники, барное полотенце и пакет для алкоголя.

Экономика потребления, похоже, проиграла искусству и энтузиазму людей, чьи ценности – не деньги, а развитие и творчество.

 

Комментарии