Мы давно уже привыкли ко многим вещам, людям и событиям, считая их обыденным. Но, что было бы, если бы жизнь сложилось по-другому? Отныне Styleinsider будет фантазировать на различные темы и делать это в виде коротких рассказов, которые откроют для вас новый и увлекательный мир. И первый из них посвящён любимой британцами королеве Елизавете II и её маленьким секретам.

Лето 1993-го, сезон купаний и звонкого смеха. В озере Лох-Эйв плещется семья. Семья королевская. Весьма беззаботные, озорные, без тени светских манер, обязательных для лиц подобного статуса.

— Солнце раскалило до предела тела и, похоже, умы этих людей… Да что же это такое?! Они, по-моему, позабыли кто они, — возмущенно бурчит под нос Том, высокий сутулый джентльмен, дворецкий Её Величества Королевы Елизаветы II.

— Прекрати, Том, — смеётся светловолосый мальчик в красных плавках в белый горох. Снимай свой унылый смокинг, или как назвать то, что на тебе одето, и окуни старые косточки в воду, — хохочет он и хлопает Тома мокрой ладонью по плечу. По смокингу стекают капли воды и дворецкий брезгливо отряхивает их, кривляясь от отвращения.

— Если бы я был членом королевской семьи, я бы … я бы…., — поднимает высоко и горделиво подбородок Том и, не договаривая, сам себя останавливает.

— Том, прими их такими, какими они есть. Они немного «не в себе». На твой взгляд, они «не в себе». А вообще, они — обычные люди, с земными привычками и характерами. Каждый день, круглый год они строят из себя тех, кто рожден особенным, кто избранный быть особенным. Все чего-то ждут от них, пристально наблюдают, а ведь они не выбирали для себя эту участь. Собой они олицетворяют “голубую” кровь, совершенность манер. Им нужно всю жизнь носить маски, которые им порой не по душе. Ну, Том, не суди их строго. Сегодня один из немногих дней в их томительной жизни, когда они могут “отпустить” себя…, — говорит Филипп, супруг королевы, и с милой улыбкой идет к озеру, чтобы подать ей полотенце.

Стоя на берегу, он машет Елизавете своей сухой кистью: «Лилибет, выходи, губы синие уже. Погрейся». Елизавета, забывшая о бронхите, мучающем ее не первый месяц, как подросток плещется со своими уже взрослыми внуками. Она кривит игриво губы, морщит нос и прищурив один глаз от солнца, одобрительно кивает. Филипп наблюдает за этой идеальной картинкой, в то время, как сзади к нему подходит недовольный дворецкий.

— Сэр, простите за мою прямоту, но последний легкомысленный поступок Ее Величества…, — он смущенно останавливает свою речь.

— Том, вы с нами столько лет. Вы, практически, — член королевской семьи, говорите же как есть без смущения, — подбадривает его Филипп.

— Сэр, тату! Та-ту-и-ровка?! Ну как же так?! Я понимаю, что все мы люди, но Королева! Она же — Королева… И ладно цветок какой был бы, веточка, иероглиф. Господи, о чём я… Но нет же, нет: «we will rock you…» Под ключицей… Господи…, — вздыхает он и, словно пожилая дама, недовольно складывает ладони у груди.

Филипп неодобрительно кивает, еле сдерживая смех. Том продолжает: «Вы — самый здравомыслящий человек в этой семье, а то и в Англии. Вы понимаете чем чревата эта выходка? А какой политический подтекст могут увидеть в этом! А какой резонанс в СМИ… И, простите ещё раз за мою невоспитанность, но возраст…». Филипп перебивает возмущенного дворецкого: «Том, вы когда-то видели Королеву даже в юные годы с открытыми ключицами? Вы помните сколько ей лет? Побойтесь Бога, неужели вы думаете, что она в свои уже далеко не джульеттовские времена оденется неподобающим образом??? Так, чтобы общественность смогла любоваться её тату?» Том в смятении, пристыженный за свои откровенные речи, опускает глаза.

— Знаете, эта сильная женщина, которая столько сделала для Англии, которая каждый день живет, зная, что в последнее время ее страна то и дело думает, как избавиться от нее, как от лишних никому не нужных затрат, может позволить себе невинную шалость. Так сказать выпустить душу наружу, — смеется Филипп. — Я вам больше скажу, если она захочет набить на груди “Бэтмена”, ее любимого супергероя, я не стану отговаривать. Ну, кто увидит-то?! А даже, если увидит, то не осмелится рассказать, дабы не придать сомнению психическое состояние королевы. Во дворце служат лишь преданные королевской семье люди. Так, Том?! — пристально, с иронией в глазах Филипп смотрит на испуганного дворецкого. Том нервно кивает головой и снова опускает взгляд.

— Не беспокойтесь, друг мой, Королева по-прежнему — символ Англии, по-прежнему — мудрая женщина. Но не забывайте, она — женщина! А женщине свойственны слабости и легкомысленные поступки, — улыбается Филипп. — Когда Лилибет была совсем юной, она рассказала мне о своей мечте. Знаете, что это было? Ее мечта звучала так: «поскорее бы состариться». Я был в недоумении, что за мысли в голове молодой девушки. Но позже она объяснила мне природу своего желания. Она всегда тяготела к рисункам на теле. История о том, как король Англии Эдуард VII сделал тату дракона во время его официального визита в Японию, не давала ей покоя с ранних лет. Но времена, нравы, правила, обычаи, в общем, всё то, что определяло тату, как неподобающую выходку для члена королевской семьи, заставляли Елизавету забыть об осуществлении мечты. Тогда она решила, что только возраст поможет ей. С возрастом мы все начинаем носить более закрытую одежду, вести более уединенный образ жизни… И хотя все это слабо касается Королевы с её статусом, она все равно придумала для себя такие рамки и поставила такой странный срок для реализации своей мечты. Спустя много лет она все же решилась. И сделала тату «we will rock you».

Том вопросительно смотрит на Филиппа.

— Да, Том, ты удивлен, понимаю. Все знают, что королева не любит Фредди и Queen. Многие даже осуждают её за то, что она не удостоила их честью и не наградила орденами как Битлов в свое время. Но вкусы меняются. Спустя год после смерти Фредди она стала отчаянной фанаткой их музыки, да ты и сам знаешь. Ты ведь слышишь эти утренние концерты? — Том грустно и устало кивает в ответ.

Их разговор прерывает Королева, вышедшая на берег. Пока она осторожно кутается в полотенце, ее новая тату мелькает перед глазами Тома. Ослепленный этой «дерзостью», словно вспышками света, он зажмуривает глаза и спешно удаляется в белоснежный шатер, где королевскую семью ожидают изысканные закуски.

— О чем болтали? — спрашивает Елизавета супруга.

— Да так, о погоде.

— Филипп, я тут подумала, внукам очень понравилась моя татуировка. Может быть стоит продолжить? — она хитро смотрит на супруга.

— Лилибет, только не Бэтмена! — улыбается Филипп. — И еще, я понимаю, что ты любишь Queen, но очень громко по утрам не стоит. Будишь весь дворец. А еще, не гуляй по ночам в саду сама, я понимаю, что бессонница, но гвардейцы вооружены и очень ответственны! И не знаю, что хуже, если они предупредительным выстрелом испугают тебя до смерти или увидят твои тату…, — они оба еле сдерживают смех, стараясь изобразить серьезные лица.

— А теперь предлагаю полакомиться. И да, Лил, выпить таблетки.

Королева недовольно закатывает глаза и вздыхает:

— Ес, сэр!

Автор рассказа: Екатерина Шобстат

Комментарии