Она боролась против расизма в фэшн-индустрии. Ею восхищались известные дизайнеры и фотографы. Иман Абдулмаджид проложила путь в высокую моду темнокожим моделям, в том числе, Наоми Кэмпбелл. Styleinsider расскажет историю беженки, которая покорила мировые подиумы и превратила Девида Боуи в счастливого семьянина.

Однажды американский фотограф Питер Бэрд наткнулся на книгу писательницы Карен Бликсен «Прощай, Африка!». Рассказы о жизни африканских народов вдохновили его отправиться в путешествие по самому жаркому материку. Он работал в кенийском национальном парке, фотографировал слонов и носорогов. Как-то, прогуливаясь по территории университета Найроби в Кении, он увидел девушку. Позже Бэрд скажет, что она – самая красивая из всех, кого он встречал. Кожа цвета молочного шоколада, выразительные глаза и пухлые губы – он не мог не сфотографировать её для своего портфолио. Он показал фотографии основательнице модельного агентства Wilhelmina Models. Она решила поспособствовать карьере девушки и пригласила её в Америку.

Политолог или модель?

«Я и понятия не имела, что он кому-то показывал снимки. Для меня всё это было шоком» — скажет позже Иман Абдулмаджид. Когда обычной студентке на улице подошел человек и задал вопрос: «Вы когда-нибудь фотографировались?», она опешила. «Он что, значит, думает я из глухой деревни и ни разу камеры не видела?» — возмутится она про себя. Но сделать пару снимков все же согласиться.

Иман

Когда через какое-то время ей предложат переехать в США для работы моделью, она насторожится. Иман никогда не слышала о таких изданиях, как Vogue. Она никогда не видела себя моделью. Девушка испугалась, что ей предлагают работу в порно-индустрии. Так что вначале отказалась. Все же у Питера Бэрда получилось убедить Иман. Он спросил, сколько она хочет за съемку. Недолго думая, она озвучила годовую сумму оплаты за обучение в университете – восемь тысяч. К её удивлению, он согласился.

«Я никогда не красилась, не носила каблуки. Не читала модные журналы. Я хотела пойти в политику и изменить мир» — скажет она в одном из интервью.

Отец Иман был послом Сомали в Саудовской Аравии. Её с детства нацеливали на хорошее образование. На тот момент в Сомали грамотными были менее 6% населения. Но Иман повезло родиться в обеспеченной семье. Она училась в хорошей школе. Там преподавали учителя из СССР, а учебное заведение находилась на улице Ленина. Девушка не без иронии вспоминала об этом времени, ведь порядки были строгими.

В конце 60-х в Сомали произошел политический переворот. Ради безопасности, отец Иман увез всю семью в Египет. Там она провела последние школьные годы.

Как же Иман оказалась в Кении, где и произошла судьбоносная встреча с фотографом Питером Бэрдом? Родители девушки хотели, чтобы она стала политологом. Они настояли на её поступлении в университет Найроби. Со временем, Иман разочаровалась в своём выборе: «Политика просто отвратительна. Ты приходишь в неё с большими надеждами, а потом вынужден играть по её правилам».

Потому девушка все же согласилась на предложение известного фотографа, с которым впоследствии подружилась. В 1975 году Иман Абдулмаджид переехала в Нью-Йорк и подписала контракт. А через год, её фотосессию разместили на страницах Vogue. Так и началась карьера одной из первых темнокожих супермоделей.

Борьба против расизма в фешн-индустрии

«Снимки темнокожей дикарки на фоне экзотических африканских ландшафтов произвели настоящую сенсацию в мире моды» — писала пресса о публикации фотосессии в Vogue. Карьера Иман развивалась стремительно. Но девушка вдруг обнаружила, что мир разделен на «черное» и «белое». В конце 70-х в модельном бизнесе практически не было цветных женщин-моделей. Вдруг оказалось, что её идентифицируют по цвету кожи. «Черная модель Иман» — так её называли. Это очень удивило девушку, ведь в её стране все чёрные. Никто никого не называет «чёрным».

Из-за происхождения, Иман считали необразованной оборванкой. В начале её карьеры, к ней приставили переводчика. Они не подозревали, что девушка знает английский и ещё пять других языков. Оказалось, необразованной оборванкой была вовсе не Иман. Она возмущалась: «Все считают, что африканцы вышли из джунглей. Сомали – это пустыня. Я даже не видела джунглей».

 С ней обращались как с человеком второго сорта. Она часто слышала: «Ты же из Африки! Что ты можешь знать?». Один главный редактор журнала даже сказал: «Она обязана своему успеху тем, что выглядит как белая женщина. Белая женщина, которую окунули в шоколад».

Иман предстояло столкнуться и с тем, что темнокожим моделям платили меньше. И все-таки той, которую Ив Сен-Лоран назвал женщиной своей мечты, удалось выбить повышение.

Иман

Цветных моделей в прессе обычно называли «сексуальными», «дерзкими», «знойными». Никто не использовал эпитет «красивая». До Питера Бэрда: «Иман – самая красивая женщина, которую я когда-либо встречал» — эти слова изменили восприятие темнокожих моделей в мире моды.

Современный мир был неприспособлен под людей «цветных» рас. Это Иман прочувствовала на своем опыте. Потому в 1994 году основала компанию «Iman Cosmetics». Она выпускала косметику для чернокожих и азиатских девушек.

В 2005 году издала книгу «Красота цвета: уникальный гид для цветной кожи». Иман призывала девушек ценить свою особенность, делилась секретами ухода за собой. Она призналась, что не стала рассказывать, как сделать азиатские глаза больше, а губы темнокожих женщин – меньше. Цель – научить девушек с любым цветом кожи ценить себя.

Это была не первая книга Иман. В 2001 году она опубликовала автобиографический рассказ «Я – Иман». Это книга, по её словам, о несерьезном деле моды и его серьезном влиянии на личность.

Сейчас ситуация на рынке моды изменилась. Но пару лет назад, Иман, вместе с Наоми Кэмпбелл и Бетан Хардисон выступили с инициативой Balance Diversity. Модели обвинили модные бренды в совершении актов расизма. Они возмутились тем, что многие модные дома не допускают на подиумы «цветных» моделей. В списке обвиняемых – Victoria Beckham, Celine, Balenciaga, Chanel и другие. Особенно женщины выделили креативного директора Celine – Фиби Фало. Иман говорит, что принципиально не покупает сумки бренда.

«То, что они не выбирают цветных моделей для участия в показах – это расизм. Мы не называем их расистами. Мы говорим, что само действие – расизм, — комментирует заявление Иман, — Это как моя дочь, когда я ругаю её. Она не плохая девочка, но делает плохие вещи».

Иман

Как Дэвид Джонс победил Дэвида Боуи

Не смотря на успехи в карьере, Иман не везло в личной жизни. В 18 лет она вышла замуж за сомалийского бизнесмена. Но в 1975 году стал выбор – семейная жизнь или переезд в США. Супруги не нашли компромисс и расторгли брак.

В 1977 году модель решила дать шанс известному баскетболисту Спенсору Хейвуду. Они поженились и родили дочь Зулейху. Их брак мог стать счастливым, если бы Спенсер не увлекся тяжелыми наркотиками. Пара рассталась в 1987 году. Иман тогда решила, что не стоит отчаиваться. У неё было всё, что нужно для счастья – любимая дочь и карьера супермодели. Но судьба распорядилась по-другому.

Она собиралась на вечеринку в честь дня рождения своего парикмахера. Она не подозревала, что через пару часов её жизнь изменится. Там, стоя с бокалом в руке, Иман впервые встретится с Дэвидом Боуи. Первые пять минут знакомства пройдут нервно. В одном из интервью Дэвид признается, что уже тогда придумывал имена их будущим детям. Иман была большим поклонником его таланта. Но не из тех, кто готов бежать в гримерку к артисту по первому зову.

«Она была невероятно сексуальной. Так, что я даже робел рядом с ней. – делился Боуи. – Когда я захотел пригласить Иман на свидание, то не придумал ничего лучше, чем позвать её на чашечку чая». Но при встрече, он даже не притронется к чашке. Позже Иман узнает, что Дэвид пьет только кофе. И что вопреки всем её опасениям, у него серьезные намерения. Дэвид Боуи познакомит её с Дэвидом Джонсом. Дэвид Джонс – настоящее имя артиста.

Дэвид Боуи – эпатажный персонаж в мире рока. Он не стеснялся рассказывать о своём бисексуальном опыте. Он отказывался признавать существование любви. Он окрестил себя трайсексуалом – тем, кто не боится пробовать. Он действительно не боялся пробовать различные наркотики. Поклонники называли его рок-идолом. «Он жил музыкой» — скажут они после его кончины.

Иман боялась встречи с Дэвидом Боуи. Супермодель считала, что худшее, что можно сделать для себя – это встречаться с рок-музыкантом. Она не предполагала, что откроет в нем Дэвида Джонса.

Дэвид Джонс – мечтатель, который с детства знал, что будет кем-то вроде Элвиса Пресли. Он чувствовал себя одиноким. Он встал на колено посреди людной улицы, чтобы завязать шнурки Иман, когда те развязались. Своим любимым наркотиком Дэвид Джонс называет кофе французской обжарки. Он скажет прессе, что всегда был подпольным гетеросексуалом. Разговоры о его бисексуальности – только игра на публику. «Семья – самое главное в моей жизни. Я живу ради неё» — признается он после первых совместно прожитых лет с Иман.

Когда Боуи встретил Иман, он сам впервые увидел Дэвида Джонса, после долгих лет разлуки. Тяжело представить, что это один и тот же человек. «Я влюбилась в Дэвида Джонса, а не в Дэвида Боуи. Боуи – это только сценический характер, он певец, артист. А Дэвид Джонс – тот мужчина, которого я встретила.». — подчеркивает Иман. Этим она отличалась от многочисленны поклонниц, которые видели в Боуи прежде всего гения.

Иман

«Я просто не мог поверить, что отношения могут складываться так легко и сразу. У нас никогда не было трудностей», — сказал Дэвид и сделал предложение своей любимой через два года после знакомства. Он запомнил, что Иман восхитилась кольцом в ювелирной лавке во Флоренции. Спустя столько времени, его купили. Дэвид разыскал нового хозяина и убедил его продать ему кольцо. Конечно же, Иман сказала «Да».

Они расписались в 1992 году в Швейцарии. Но почувствовали себя настоящими супругами только после торжественного венчания во Флоренции. Оно проиcходило в старинной церкви Св. Джеймса. Боуи даже написал музыку специально для церемонии. Так случилось, что в день их венчания во Флоренции пошел дождь. Супруги вначале расстроились, но итальянцы их успокоили: «Это хорошая примета. Вы проживёте вместе 50 лет и ваш брак будет счастливым». И они не ошиблись. На время венчания, в городе пришлось перекрыть движение. Даже сегодня туристам предлагают снять в номер в отеле с видом на церковь, в которой венчался Дэвид Боуи.

Жили они счастливо. Музыкант говорил: «Единственное, что я вряд ли поменяю до конца жизни, – это жену и библиотеку». Они решились завести общего ребёнка. Первые несколько попыток были неудачными. Но Иман прибегла к народному средству. Если у африканской женщины не получается зачать, ей нужно подержать на руках ребёнка другой женщины. «Кристи и я вместе снимались для журнала Vogue, — рассказывает Иман. – Она разрешила мне целый день держать её ребёнка». Случилось чудо. В 45 лет Иман родила Александрию. Дэвид впервые почувствовал себя отцом. Он отменил гастроли на ближайшие несколько лет после рождения. Он играл с Лекси, читал ей перед сном. Даже запустил радио на собственном сайте, которое транслировало песни и сказки для детей. Иман же следила за порядком в доме.

Иман

Не все были довольны браком звёздной пары. На африканском форуме до сих пор существует опрос «Правильно ли поступила чернокожая мусульманка Иман, когда вышла замуж за Боуи, этого белого ублюдка?» Это ли не расизм, с которым супермодель так упорно боролась всю свою жизнь?

Но взрослые дети от первых браков хорошо восприняли свадьбу родителей. В свое время, Дэвид не уделял достаточно внимания своему первому ребенку. Встреча с Иман помогла понять это. Ему удалось сохранить хорошие отношения с сыном благодаря ей.

«Нам так повезло, что мы повстречались в тот момент, когда были нужны друг другу. Она – невероятно красивая женщина, но это лишь одна сторона. Она отличный человек и чудесная мать» — скажет он не раз.

К сожалению, семейное счастье не могло длиться вечно. 10 января 2016 года ушел из жизни Дэвид Джонс, прихватив с собой легенду рок-музыки – Дэвида Боуи. После восемнадцатилетней борьбы с раком, он скончался в кругу семьи. «Боль так же реальна, как и Бог» — скажет Иман, оплакивая утрату. Она героически перенесла смерть мужа. Сейчас супермодель продолжает развивать свой бизнес и вести активную социальную жизнь, судя по её инстаграмму.

Её жизнь – это жизнь сильной женщины. Она перенесла многое, она привнесла в мир многое. Она умеет быть счастливой и делать других счастливыми. Она в 50 лет снялась топлесс для обложки итальянского журнала «Vanity Fair», восхищая всех безупречными формами. С её помощью миллионы темнокожих женщин почувствовали себя увереннее. Она сделала последние годы жизни Дэвида Боуи по-настоящему счастливыми. Она – Иман Абдулмаджид.

Автор статьи: Дарья Романова

Комментарии