Мой научный руководитель по кандидатской часто говорила одну фразу: «И кто после этого скажет, что я не экстрасенс?» Хочу ее процитировать. Казалось бы, только неделю назад я говорила о роли креативного директора в большом бренде после ухода основателя, а на этой неделе все только и обсуждают, что новых дизайнеров классического американского бренда Oscar de la Renta, и то, как ловко они (пока еще) совмещают собственную марку с работой в ODLR. Туше.

Оскар

Теперь по порядку. В минувший понедельник модный мир ахнул от новой коллекции Oscar de la Renta, показанной в рамках Нью-Йоркской недели моды. Креативными директорами, курировавшими ее появление, стали Лаура Ким и Фернандо Гарсиа, проработавшие в команде самого Оскара не один год (она — десять, он — шесть) вплоть до смерти дизайнера в 2014 г. Тогда на место креативного директора еще при Оскаре был назначен Питер Коппинг, до этого занимавший аналогичную роль в Nina Ricci. Говорят, что Коппинга выбрал сам Оскар — планировался плавный переход от одного дизайнера к другому и синхронная работа над несколькими коллекциями, однако, по иронии судьбы первый рабочий день Коппинга настал в день похорон де ла Рента.

Оскар

Сразу после назначения Питера дуэт Ким и Гарсиа (которые успели побыть руководителем (она) и интерном (он), а также парой, что уже в прошлом) почему-то решают уволиться из Oscar de la Renta. Какое-то время они выезжают благодаря старым связям и именам в индустрии, которые способны что-то значить. Каролина Эррера даже наняла дизайнерский дуэт в качестве консультантов для нескольких коллекций — пара вынуждена была согласиться с целью повышения капитализации. Деньги нужны Ким и Гарсиа для запуска нового бренда — Monse (произносится как «монсэй» в честь мамы Гарсиа — Монсеррат). Дальше будет история о чуде, под которым маскировались упорство, трудолюбие и талант. Не имея на руках коллекции, а лишь идею, Лаура Ким и Фернандо Гарсиа начинают писать письма крупнейшим ритейлерам с просьбой обратить внимание на их сольную партию — удивительно, но их берут даже в Net-a-Porter, обычно предпочитающих продавать вещи брендов, которым шесть лет плюс.

Оскар

Более того, после дебютного показа Monse универмаги с мировым именем начали сражаться за право продажи коллекции. Скептики говорили: если за первый сезон вы сделаете $100000 выручки, вам нужно будет целовать землю. Они сделали $600000, и с каждым годом эта цифра растет.

Тем временем, в Oscar de la Renta тоже динамика. Проработав в компании меньше двух лет, талантливый Коппинг прошлым летом покидает американский дом по личным, говорят, причинам. Другие говорят, что виной тому стали ослабевшие финансовые результаты, требующих перемен. Я склоняюсь к версии про «не сошлись характерами» — можно процитировать CEO Oscar de la Renta: «Fashion-бизнес успешен только в том случае, когда и дизайнерская команда, и руководство разговаривают на одном языке». В воздушном Nina Ricci у Питера Коппинга, вероятно, получалось лучше, чем в прагматичном ярком американском ODLR, вот и всё. Удивительно, но сразу после ухода Коппинга Лаура Ким и Фернандо Гарсиа возвращаются в Oscar de la Renta.

Оскар де ля Рента

Примечательно, что работа в Monse не остановилась. Более того: в понедельник мы могли увидеть рождение нового формата fashion-показов: когда дизайнеры показывают свои коллекции для разных брендов друг за другом — список гостей и рассадка остались теми же, поменялась лишь одежда и модели. Получилось, что Monse шел первым, а Oscar de la Renta — вторым. Удивительная синергия нового и старого, словно встреча двух поколений, каждому из которых есть что сказать. Monse получился более замысловатым и, что ли, нервным — воланы, ремни, лямки, кругом асимметрия — но это все изначально было заложено в ДНК бренда (я не очень люблю это словосочетание, но иначе выразиться не выходит) — они всегда такие. Дизайнерский дуэт описывает стиль Monse, как «я только что переспала с богатым мужчиной и теперь я сооружаю себе наряд из его вещей». Клиенты Monse и ODLR разные и по характеру, и по возрасту — но, как иногда дочь таскает одежду из маминого шкафа (и наоборот), от совместного показа, усиливающего конкурентные преимущества каждого из брендов, выигрывают оба.

Двойной Оскар

Леандра Медин очень здорово написала о том, что для Ким и Гарсиа Monse будет оставаться неким местом, где они могут реализовать все свои дизайнерские идеи, пусть даже на первый взгляд безумные. В Oscar de la Renta нужно придерживаться нити, которую десятилетиями плел Оскар — лично мне, совсем не кажется, что бренду нужны глобальные перемены, как это было в Gucci — клиент бренда (зачастую живущий на нью-йоркской Парк-авеню) более стабилен и традиционен, фактор «хорошо сидящего костюмчика» выходит на первый план, достаточно продолжать шить хорошие, даже добротные вещи.

Oscar

Oscar de la Renta — это идеальная американская история. Точнее, история для американских женщин. Ничего лишнего — как в регулярных походах к стоматологу или менее регулярных — к пластическому хирургу; даже если у всех будут идентичные улыбки, одинаково модернизированная грудь и губы одной формы, это все равно будет красиво, а не так, как у Джослин Вильденштейн. Я вот о чем: пусть вещи Oscar de la Renta никогда не могли быть революционными, из года в год они оставались стабильно красивыми. А стабильность — признак профессионализма. Я заметила, что такой линии придерживаются практически все американские дизайнеры старой закалки — Ральф, Майкл, Каролина, Диана и, в свое время, Донна. Когда клиентка покупает эти вещи, ей не нужно тратиться на стилистов, которые подскажут, что с чем комбинировать — она будет выглядеть просто, элегантно, но при этом очень стильно и уместно. Это как французский маникюр, только в моде. Может быть, именно поэтому Оскар де ла Рента одевал всех первых леди Америки, начиная от Жаклин Кеннеди, ровно как и завсегдатаев красных дорожек — во фразе «за Оскаром в Оскаре» много смысла.

Оскар де ля Рента

Хотя, конечно, всего этого могло бы и не быть. Оскар де ла Рента, настоящее имя которого — Оскар-Аристид Рента-Фиальо, родился в 1932 г. в Санто-Доминго в достаточно состоятельной семье — его отец был владельцем страховой компании, а мать происходила из богатого и известного доминиканского рода. Фамилия де ла Рента идет от предка отца дизайнера, Хосе Ортиза де ла Рента, который был мэром одного из пуэрто-риканских городов, откуда отец Оскара родом. В общем, возможность получить то образование, которое хочется (а не «иди в экономисты или юристы»), у мальчика была.

Оскар де ля Рента

Модный старт был дан в Испании, куда девятнадцатилетний Оскар поехать учиться в Мадридской академии искусств. Первой работой дизайнера стало рисование женской одежды для газет. Спустя какое-то время он стал работать рисовальщиком у самого Кристобаля Баленсиаги, которого считал своим учителем. В 1961 г. он переехал в Париж, где стал ассистентом в Lanvin.

Оскар де ля Рента

Стоит понимать, что во времена, когда начинал Оскар де ла Рента, балом правил кутюр — ready-to-wear был чем-то вторичным, однако многие модельеры начинали чувствовать, что именно за ним будущее. Де ла Рента был в числе тех, кто понимал, что львиная часть денег — в рынке готовой одежды. Он обратился за советом к Диане Вриланд, которая посоветовала молодому дизайнеру переехать в более ориентированный на готовую одежду Нью-Йорк, чтобы поработать в Elizabeth Arden. В 1963 г. он уже был там. Почему именно Арден? Вриланд сказала, что у Арден Оскар сможет быстро заработать деньги и имя— поскольку сама Элизабет не является дизайнером, она будет продвигать Оскара. В любом другом месте он всегда останется в тени Кристиана Диора.

Еще через два года перешел к Джейн Дерби, которая на то время была ведущим американским дизайнером готовой одежды — после ее смерти Оскар начал выпускать вещи под брендом «Oscar de la Renta for Jane Derby», а с 1966 г. осталось только название «Oscar de la Renta». В 1974 г. дом Дерби перешел под полный контроль Оскара.

Oscar

Американское высшее общество — главные клиенты бренда — те еще снобы и ортодоксы, к ним просто так не подъехать, однако для развития своего бренда Оскар де ла Рента регулярно принимал участие в светских мероприятиях, дружил с клиентами, придумывал им наряды даже из больничной палаты. Верность — первое качество, благодаря которому де ла Рента оказался на вершине (безусловно, под нулевым номером идет большие талант и трудолюбие).

Двойной Оскар

Также успеху способствовали женщины, находящиеся рядом с маэстро. Первой женой стала Франсуаза де Ланглад, проработавшая шестнадцать лет во французском Vogue, в т.ч., на посту главного редактора, а до этого — у Эльзы Скиапарелли. Франсуаза активно продвигала бренд мужа и стала для него пригласительным билетом на самые закрытые мероприятия. Спустя несколько лет после смерти Франсуазы Оскар женился на аристократке Аннетт Энгельхард Рид.

Оскар де ля Рента

Родных детей у де ла Рента не было — были дети его второй жены (дочь Аннетт — Элиза Боулен — работает Vice President of Licensing в бренде, а зять — Алекс Боулен — занимает должность CEO Oscar de la Renta), а также доминиканский мальчик Моисей, которого он усыновил. Можно говорить о том, что ODLR — семейная компания.

Двойной Оскар

На сегодняшний день под брендом Oscar de la Renta выпускается взрослая и детская одежда, обувь, аксессуары, ювелирные украшения, ароматы, свадебные платья и предметы для дома, такие как посуда, текстиль и т. д. Свадебная линия, запуск которой произошел в 2006 г., очень важна: свадебное платье Амаль-теперь-уже-Клуни, фотография которого облетела, кажется, все журналы мира, сшил именно Оскар. И одной Амаль Клуни список не ограничивается.

Двойной Оскар

Отличающие черты вещей Oscar de la Renta — использование шелковых тканей с принтами, оборки, сочные цвета и мягкие силуэты — стали основой для так называемого casual luxury, то есть, это когда ты вроде бы и наряжался, но не выглядишь overdressed. Несмотря на то, что Оскар десять лет работал дизайнером кутюра в Balmain, собственной кутюрной линии он не завел. Впрочем, все то, что показывал Оскар де ла Рента, согласно теоретической части никак не подпадает под формат кутюра, в первую очередь, по цене. При этом наряды никогда не отставали по качеству — такой себе кутюр-не-кутюр.

Oscar

Я находила информацию о том, что в 2015 г. объем продаж Oscar de la Renta превышал $150 млн. — по сравнению с Gucci, Christian Dior и Louis Vuitton может звучать не очень убедительно, однако, учитывая тот факт, что ODLR — самостоятельная компания, а не часть модного конгломерата вроде LVMH или Kering, это очень много (зачастую дизайнеры радуются продажам в $10 млн. в год).

Двойной Оскар

To cut a long story short: Оскар де ла Рента всегда говорил, что делать большую работу без большой страсти невозможно: you cannot do great work without great passion. Поскольку разговор о новых дизайнерах, скажу, что у Лауры Ким и Фернандо Гарсиа, очевидно, есть страсть: пока их хватает на два совершенно разных бренда, что не идет в укор качеству. Пример Ким и Гарсиа — как раз тот случай, когда большой дом выращивает себе ключевых сотрудников буквально с нуля — с одной стороны, они знают, как бы отреагировал создатель бренда на ту или иную вещь, с другой стороны, они осознают границы волатильности принятых решений (когда получается чуть более по-молодому) и масштаб ответственности.

Оскар

Визитной карточкой Оскара всегда была невероятная чувственность его моделей. Новой коллекции чувственности не занимать, как и чуть большей смелости в выборе цветов и колорблокинга. Ну, а пальто из каракульчи, наверняка, войдут в список musthave’s нового сезона — в общем, все, как мы любим. Для себя я решила, что буду следить за тем, что делает эта парочка, что и вам искренне советую.

Фото: facebook.com/oscardelarenta, washingtonpost.com, vogue.com, nytimes.com.

Автор: Варвара Зикрань| The Fashion Digest  

Комментарии