Новость, которая наиболее меня впечатлила на этой неделе — это решение Yoox Net-a-Porter объединиться с арабской Symphony Investments для покорения рынка Среднего Востока. Вот прямо впечатлила-впечатлила, потому что — вспомните мои и не только мои слова — сегодня конъюнктура fashion-рынка настолько меняется, что нам остается если не принимать во всем этом участия, то во все оба наблюдать, констатируя падение (только не в апокалиптическом значении этого слова) сложившихся устоев и построение чего-то совершенно нового. Сейчас объясню.

Окей, гугл, мы давно знаем, что самыми крупными клиентами в fashion-индустрии сегодня все еще остаются китайцы, которые хотят все точно такое же, как и у западного мира, только в три раза больше. Китайцам нравится Moschino, Chanel и Louis Vuitton плюс они ставят на яркое. В это же время по другую сторону океана почему-то нравится нормкор и все серенькое — у нас же кругом сплошные личности и миллениалы. Брендам приходится работать условно и на умных, и на красивых (не всем, конечно, вряд ли The Row или Bottega Veneta заинтересуют среднестатистического китайского клиента при грошах). Реальность такова, что при создании коллекций бренды должны учитывать еще и вкусы арабских клиентов — при этом, пусть не совсем в хиджабах, но живущих в странах Персидского залива. Арабский клиент куда больший сноб, чем западный — как у Оскара Уальда, помните про «я неприхотлив, мне всего лишь достаточно самого лучшего» — но он платежеспособен, и в своей платежеспособности он может соревноваться как с китайцами, так и с представителями западного мира.

foto_2

На этой неделе было подписано соглашение, согласно которому весь бизнес Yoox Net-a-Porter (YNAP) на Среднем Востоке (а это ресурсы Net-a-Porter, Mt. Porter, The Outnet и Yoox) будут контролироваться новой структурой, созданной YNAP и девелопером Symphony Investments, который принадлежит Мохаммеду Алаббару (его же компания Emaar Properties построила Бурдж-Халифа — самое высокое здание в мире, где, ко всему прочему, расположен отель Armani — отели имени дизайнеров в ОАЭ вообще распространенная штука — вспомнить хотя бы недавнооткрытый Versace, в котором одна моя знакомая проработала несколько месяцев на рецепции). В апреле этого года Мохаммед Алаббар, кстати, заплатил $113 млн. за 4% акций YNAP (вероятно, для него это было поводом завязать бизнес-отношения с модным холдингом).

Vogue Fashion Dubai Experience 2015 - "Who Is On Next Dubai"

Работа новой компании пока что будет ограничиваться странами Персидского залива (Бахрейн, Катар, Кувейт, ОАЭ, Оман и Саудовская Аравия), однако планируется экспансия и в ближлежащие регионы. Для этого уже в средующем году в Дубаи будет открыт отдельный офис, в котором будут заниматься продажами, маркетингом и PR, учитывая специфику региона, а также логистический центр, который позволит обеспечить доставку день-в-день. Вопрос доставки сейчас становится одним из конкурентных преимуществ продавцов тяжелого люкса — в условиях, когда несколько магазинов продают одни и те же туфли (нужные клиенту в ближайшее время), выигрывает порой тот, кто сумеет доставить их ближе. Я знаю, что Matchesfashion — ближайший британский конкурент Net-a-Porter — запустил полуторачасовую доставку по Лондону: если вы сделали покупку до 6-30 утра, то не позже 8 утра (к завтраку, то бишь), ваши вещи будут у вас. Также планируется перевести онлайн-ресурсы YNAP на арабский и добавить арабскоязычную клиентскую поддержку.

foto_4

Самое удивительное во всем этом — что YNAP в своем решении выйти во всеоружии в Middle East не одиноки. В 2017 г. Moda Operandi откроют третий по счету шоу-рум — на этот раз в Абу-Даби (такие шоу-румы для ограниченного числа клиентов уже работают в Лондоне и Нью-Йорке). На горизонте открытие шоурумов в других точках Персидского залива, а также в Гонконге и Южной Корее. В случае Moda Operandi оффлайн-магазин для избранных (по их оценкам — это четыреста клиентов в год) умножает средний чек как минимум на четыре. А средний чек у них $1200 (и $5000 во время недель моды, когда клиенты оформляют предзаказы вещей на следующий сезон), при этом можно ожидать 7-8 заказов на каждого клиента ежегодно.

foto_5

Этой осенью Conde Nast International запустили Vogue Arabia (мне кажется, просматривать онлайн-ресурс http://en.vogue.me издания есть смысл и нам с вами — все новости глобальной fashion-индустрии подаются сквозь призму региона, при этом не ограничиваясь темой хиджаб-хиджаб — очень актуально, учитывая что мода сейчас либо ударяется в пошлость, либо возвращается к всегда актуальной классике и скромности). Первый печатный выпуск увидит свет весной 2017 г. Главредом Vogue Arabia стала саудовская принцесса Дина аль-Джухани Абдулазиз (совершенно потрясающая, к слову), родившаяся в США, долгое время жившая в Верхнем Ист-Сайде, но вернувшаяся на историческую родину в Саудовскую Аравию.

collage

Conde Nast — слишком влиятельный игрок в мире моды, чтобы ошибаться, тем более в контексте превращения style.com в онлайн-продавца предметов роскоши. Если уж они решили выйти на этот рынок (официально он называется MENA — Middle East and North Africa и объединяет страны от Марокко до Ирана), значит, сейчас — самое время. За прошлый год средневосточный рынок люкса вырос на 19%, что в денежном исчислении означает покупки на $9 млрд. Если оценивать fashion-рынок MENA, то он и вовсе огромен — $93 млрд. сегодня и, по оценкам Euromonitor International, превысит $139 млрд. уже через четыре года. Примечательно, что еще десять лет назад Джонатан Ньюхаус — глава Conde Nast — говорил о невозможности ближайшего запуска Vogue Middle East из-за несоответствия этических и fashion-идеалов Среднего Востока и Запада. Для издательской империи Ньюхауса модный онлайн-ресурс в регионе означает также и жирные заработки благодаря рекламодателям, продающим дорогое-богатое.

foto_9

В ноябре был запущен первый региональный выпуск журнала Harrods Magazine — Harrods Magazine Arabia, целевой аудиторией которого являются средневосточные клиенты. Весь контент журнала (а также очень красивая обложка, на которой изображена модель в богато расшитом платье, с массивным колье и собранными волосами — богато, но ничего лишнего) ориентирован на восточных клиентов, которые не жалеют деньги на покупку luxury.

collage2

Инициатива Франки Соццани — главреда итальянского Vogue и одного из главных fashion-визионеров этой эпохи — называется Vogue Fashion Dubai Experience. Впервые этот проект появился три года назад, и с тех пор большие дизайнеры стали более открыто говорить со своим арабским клиентом (само собой, они десятилетиями обслуживались в ателье модных домов под грифом «секретно»), но круизное шоу Chanel 2015 тем не менее провели в Дубаи — с учетом особенностей национального клиента и с доминированием белого, черного и пустынного — в смысле, цвета верблюжей шерсти.

collage3

Сегодня мы имеем честь видеть, насколько быстро развивается fashion-индустрия на Среднем Востоке. Это действительно удивительно — почти настолько же, как и Коко Шанель, предложившая вышвырнуть корсеты к чьей-то там бабушке. Или как развитие смартфонов — в следующем году айфону уже будет десять лет, я отчетливо помню, как на рынке, где пределом мечтания восемнадцатилетних был айпод (помните эти большие бандуры?), объявили о скрещивании айпода и мобильного телефона — ради такого события мы с моей подругой Лизой даже решили прогулять какую-нибудь макроэкономику и пойти в близлежащее кафе пить кофе и обсуждать это невероятное событие. Точно так же воспринимается сегодня — женщины, еще недавно прячущиеся за хиджабами и носящие на себе все украшения сразу («чтобы не умереть от голода, если тебя вдруг выгонит муж»), стали активными (и открытыми!) клиентками всего ультралюксового, а большие бренды (даже если их не купили правящие семьи арабских государств) в ответ на значительную финансовую подпитку со стороны арабских клиентов, стали выпускать коллекции, оглядываясь на этих самых клиентов — чуть больше золота, чуть длинее юбка, чуть закрытее грудь и т. д. Кроме того, в ОАЭ лишь 15% жителей — коренные эмиратцы, остальные — приезжие, в том числе, из западного мира. И эти приезжие, получающие свои эмиратские зарплаты, готовы тратить.

foto_12

Дубайский Mall of the World площадью в двести футбольных полей планируют построить к Expo 2020. На территории этого воистину гигантского города-торгового комплекса планируют разместить порядка ста отелей на 20000 номеров, парк развлечений, театры и даже операторов медицинского туризма. Касательно последнего: цены на медицинские услуги в ОАЭ до десяти раз ниже, чем в США и Европе, что привлекает «медицинских туристов» из этих регионов воспользоваться услугами эмиратских докторов. Теперь они смогут поселиться в одном из отелей Mall of the World и успешно объединить реабилитацию с тратой сэкономленных на лечении денег. Или же другой вариант: приехать на шоппинг, заинтересоваться местными докторами и в следующий раз приехать уже на лечение — например, к стоматологу за имлантами (зачастую медицинская страховка не покрывает посещение стоматологов, поэтому зубами американцы хвастаются едва ли не чаще, чем брендовыми сумками — об этом и многом другом в моей диссертации о добровольном медицинском страховании). Инвесторы Mall of the World расчитывают на 180 млн. посетителей ежегодно, я думаю, в большей степени за счет приезжих.

foto_13

Вполне возможно, что Дубаи (и весь средневосточный кластер) в ближайшее десятилетие станет не менее важной точкой на модной карте мира, чем, скажем, традиционная четверка Нью-Йорк-Милан-Париж-Лондон. Много говорится о возрождении Dubai Fashion Week. Арабские компании, зарабатывающие благодаря строительству и нефти, готовы по-крупному вкладываться в fashion-индустрию. Как, например, катарский фонд Mayhoola for Investments, владеющий Valentino и Balmain. Бренды, как и кирпичи с бетоном, стали объектами купли-продажи.

Эта отрасль требует специалистов — и будет требовать их в разы больше. Они будут нанимать американцев и европейцев, знающих толк в fashion-индустрии (мне кажется, что для нашего брата это отличная возможность поработать в моде, поэтому стоит попробовать податься работать в те края), однако со временем они должны будут готовить специалистов самостоятельно — а для этого им понадобится какой-нибуть Fashion Institute в формате филиала Parsons/FIT или вполне самостоятельной единицы.

foto_18

В романе Элеанор Каттон «Светила» (Букер 2013 г.), который лично для меня оказался слегка нудноват, описывается Новая Зеландия времен золотой лихорадки, когда золотодобытчики со всего мира съезжались в полинезийское государство с целью разбогатеть — желательно быстро. Я бы сравнила сегодняшнее развитие fashion в MENA с такой же золотой лихорадкой, тем более, те же Эмираты давно уже мультинациональные, поэтому должно быть достаточно комфортно. Тем более, получить работу в fashion в ОАЭ, как мне кажется, легче, чем в Нью-Йорке. Дорогу осилит идущий. Повторю сейчас свою любимую фразу, которой я часто описываю происходящее в мире моды: в любом случае, будет интересно.

Фото: vogue.com, en.vogue.me

Автор: Варвара Зикрань | The Fashion Digest

Хочешь стать частью проекта? Напиши нам

Комментарии