Лёля Гольдштейн — одна из тех, кто умеет делать несколько дел одновременно, и делать их с полной отдачей. Работать на радио, заниматься арт-кураторством, формировать персональные коллекции, писать статьи для fashion-изданий, создавать собственные арт-проекты — такая многофункциональность является для Лёли, по её словам, вызовом современности.

В интервью для Styleinsider Лёля рассказала об основной идеи и реакции людей на проект «Средняя температура по больнице», готовности поработать на телевидении, а также глупости и самонадеянности, как основных причинах, по которым Лёля может отказаться работать с художником, галереей или коллекционером.

9282

SI: В прошлый раз мы виделись, когда вы ещё вели эфиры на Радио Вести. Какие перемены произошли в вашей жизни после того, как покинули проект?

Лёля: Все просто. Там было очень хорошо, а когда стало плохо, я ушла. Мне нравится, когда хорошо. Вот сейчас хорошо. Съездила в долгий отпуск. Радио было одним из моих социальных проявлений, у меня всегда несколько занятий одновременно. Теперь есть возможность распределять время так, как мне вздумается, не завися от расписания. Планировать и быть в приподнятом настроении, которое испортить не может ни один работодатель, только я сама, в случае чего.

SI: На радио вы работали в компании Василисы Фроловой, в искусстве сотрудничаете с Машей Хрущак. Насколько для вас важно, чтобы партнер в любом виде деятельности был близок по духу?

Лёля: Такой человек должен волновать, к нему всегда нужно иметь вопросы. Чтобы был конфликт, как в драматургии, развертывание сюжета, когда человек интересен в долгосрочной перспективе. Свой/чужой я определяю довольно быстро. На работе можно встретить соратников или тех, кто станет твоими близкими, а в кругу людей, ограниченных общими интересами, выборка репрезентативнее.

SI: Как давно вы сотрудничаете с Машей Хрущак?

Лёля: Мы знакомы уже 6 лет. Встретились в Минкульте, где я, одолеваемая подростковыми романтичными амбициями после университета, так хотела работать и все быстренько изменить. К счастью, в итоге места там не нашлось, но мне предложили посмотреть на минкультовское издательство, где оказался один вменяемый журнал. Да чего ж вменяемый, классный журнал был — «Украинская культура», а Маша была его главредом. Веселое приключение: нас всего трое, первый номер свозили на биеннале в Венецию, реинкарнировали издание с историей в 90 лет. Потом нас настойчиво попросили отдать журнал племяннице министра, позже мы узнали, что их не хватило на долго — скуксились через полгода. Мы с Машей уже тогда совместно над арт-проектами работали, культуру двигали. За это время больше 20 проектов сделали вместе.

9393

SI: Как родилась идея фотопроекта «Средняя температура по больнице», который вы придумали с Машей, пока готовили другой кураторский проект на симпозиуме современного искусства Бирючий?

Лёля: «Средняя температура по больнице» — это 41 фотография. Проект о наболевшем. Появился он потому, что тексты на тему того, как все тошно и глупо, писать уже нет сил, плюс настроение слишком для этого веселое, нашли такую форму коммуникации. Эти цитаты — подписи на фотографиях — из реальных пресс-релизов, материалов в якобы профильных изданиях, из комментариев в Facebook и разговоров. Серия обо всех нас — таких серьезных и важных в нашем почти несуществующем украинском арте. Еще мы сняли видео, на котором мы с Машей одинаково одетые стоим друг напротив друга и хлопаем в ладоши. Видео называется «Двое художников в белых футболках хлопают друг другу в ладоши на открытии совместной выставки на фоне своих работ». Оно о комплиментарности системы. Все критичное люди воспринимают на личный счет, а вместо анализа только хлопают и «радіють». Полутороминутное смешливое видео было зациклено, и если находиться в выставочном пространстве часа три — немного слетаешь с катушек. Ну, в общем, с украинским искусством где-то так же.

SI: Следили ли вы за отзывами о фотопроекте? Какими они были?

Лёля: Один взрослый художник сказал, что очень хорошо обыграна зацикленность тотальной лести в нашей среде, где, к тому же, одни и те же художники циркулируют по одним и тем же выставкам. Читается легко. Кому-то было смешно, кому-то плакать хотелось. Но тут как раз тот случай, когда от смеха до слез совсем коротко.

SI: Вы также пишете статьи в fashion-издания. Недавно вышла статья в Vogue Ukraine. Для вас мода — тоже искусство или же скоротечная индустрия, направленная на зарабатывание денег?

Лёля: Это ситуативно. Много сопряженных тем в разнообразных сферах. Искусство большое, процессами в искусстве можно объяснить многие вещи. Есть темы, которые невозможно избежать современному молодому человеку, занимающемуся искусством. Последние тексты для Vogue или L’Officiel — культурологический анализ, нам самим было интересно разобраться, почему 90-е и совок на территории fashion свели всех с ума. Мода — да, это искусство. Гвасалия — конечно, художник, искусство ведь тоже вполне маркетинг, достаточно вспомнить Кунса или Херста.

SI: В какой профессии вы бы ещё хотели себя попробовать?

Лёля: Мне нравится делать что-то полезное. Например, работа на разговорном радио с эфирным вещанием в трех областях, была существенным вкладом в развитие других. Не думаю, что я миссионер, но когда ежедневно талдычишь в эфире о культуре, это как минимум формирует понимание того, что искусство — это не страшно, а даже интересно и азартно. Ха-ха, мне, конечно, выгодно такое продвижение собственных интересов. Думаю, согласилась бы по телевизору рассказывать об арте и кино, пришло время брать масштабами. Удивительная штука: удавалось ведь избежать пошлостей и шароваров, не ориентироваться на так называемого массового потребителя. И аудитория приходила и расширялась. Не понимаю, почему на радио это зашло, а телевизор боится форматов поумнее, ну, так и не будут люди при памяти его смотреть. Еще я бы сняла игровой фильм об украинских художниках одного богемного периода.

9334

SI: Чем вы планируете заниматься сейчас? Есть ли у вас конкретный план?

Лёля: Это блиц-опрос? Тогда дальше буду отвечать коротко. У меня всегда много планов, и я люблю ставить себе задания, гореть с дедлайнами, делать три работы одновременно. Вы о моих планах узнаете, когда произойдет следующая выставка, потом следующая, и так далее.

SI: Чем вас может «зацепить» художник, чтобы вы сотрудничали с ним как куратор?

Лёля: Неспокойствием и новизной. Поиском другого, без подражаний. Отсутствием комплекса вторичности что ли, когда человек не приспосабливается, вклиниваясь в течение или моду. Честностью, ее всегда видно.

SI: Вы также занимаетесь формированием персональных коллекций. Что может заставить вас отказаться от работы с заказчиком?

Лёля: Со всеми — с галереей, с художником, с заказчиком, как вы его назвали — может заставить отказаться работать глупость и самодеятельность. Когда человек, вроде, полагается на тебя, как на профессионала, а со временем начинает принимать решения, противоречащие здравому смыслу, в ущерб проделанной работе.

До сих пор удивляет неумение доверять специалистам. Это как те, кто говорят о художниках «я тоже так могу», только еще хуже.

Или вот работаешь, например, куратором в галерее, а секретарь сначала садится на голову, а через полгода вообще решает, что тоже может делать то, что делаешь ты. Это о том, что люди мнят себя теми, кем не являются.

SI: Как много у вас сейчас проектов, связанных с искусством и реально ли в Украине на данный момент хорошо зарабатывать только арт-кураторством?

Лёля: Все, чем я занимаюсь, что меня будоражит, находится на территории культуры. Сейчас сложно заниматься одним делом, это связано не только с зарабатываем денег, но и с вызовами современности — есть необходимость быть многофункциональным и быстро реагировать на изменения.

SI: Если бы вы открывали собственный музей, каким бы он был?

Лёля: Если бы он был в Украине, то это был бы музей фотографии. В нашей стране до сих пор только живописью меряют художника. Фотография не то, чтобы не преподается, но даже не понимается большинством как искусство.

А музей будущего — технологичный, нестабильный, меняющийся — даже снится иногда. Его можно хоть на Марсе.

9386

SI: Коллекционируете ли вы искусство?

Лёля: Да, в меру своих интересов. Фотографию, графику, живопись тоже. В основном, это молодые авторы, с которыми мы работаем, которые точно попадут в будущее на нашем с ними космическом корабле.

SI: Можно ли вас назвать публичным человеком и как часто вы посещаете мероприятия, не связанные с вашей работой?

Лёля: Всегда хожу на премьеры в кино и раз в год — на fashion-вечеринку.

SI: Что для вас является лучшим отдыхом?

Лёля: Нервные не отдыхают. Но и не работают зато! Это просто такой беспокойный образ жизни.

SI: Если бы вы могли жить и работать в любой точке мира, какую страну и город вы бы выбрали?

Лёля: Хорошо много путешествовать.

SI: В начале этого года, вы написали свой to-do list и поделились им в нашем журнале. Так что же из задуманного удалось осуществить?

Лёля: Планы трансформируются, обрастают мясом, мышцами, увеличиваются. За это время было принято много радикальных решений, которые дали мне возможность почувствовать себя свободнее.

Автор статьи: Елена Волковинская

Фотограф: Анна Некрасова

Макияж: Анна Нилогова

Хочешь стать частью проекта? Напиши нам

Комментарии