В прошлый раз мы вспоминали, какие известные модные дома выросли из семейного бизнеса в настоящие модные династии, где передают секреты своего дела и его душу из поколения в поколение на протяжении бесконечного количества лет. Сегодня мы переходим к следующей, но не менее важной части этого списка.

Семья Пино. «Мои конкуренты либо умрут сами, либо я их съем», — таким честным ответом на вопрос о конкуренции в модной индустрии прославился Франсуа Пино. Этому коммерческому гению, родившемуся в семье простого лесника, на данный момент принадлежит значительная часть французской индустрии роскоши. Окончив с горем пополам школу, Франсуа пару лет перебирался заработками то в Париже, то в родном городе Бретани. Знакомые поражались его шальной натуре, легко ввязывающейся в любые, даже самые отчаянные авантюры, и всячески старались образумить амбициозного парня. Франсуа на советы не реагировал, морали не слушал, единственная истина, которую он усвоил, была уверенность — в любом деле надеяться нужно только на себя. Следуя этому золотому правилу, молодой Пино отправился в Алжир в разгар освободительной войны и вернулся оттуда с хорошим капиталом. В 27 лет он основывал фирму Pinault Group и занялся торговлей древесиной, хвастаясь тем, что для того, чтобы начать вести успешный бизнес, ему хватило водительского удостоверения. Дальнейшая биография Франсуа Пино тянет на сценарий фильма о человеке, рожденного под счастливой звездой. Полагаясь только на собственную интуицию, он продал собственную компанию за 30 млн долларов перед обвалом финансового рынка, а затем вернул ее же себе за пустышку в размере 5 миллионов. Таким образом за год, он заработал больше, чем за пятилетку. В конце 80-х Франсуа Пино стал одним из самых уважаемых бизнесменов Франции, в кругу близких друзей которого сам мсье президент Жак Ширак. Но респектабельности французскому Синдбаду оказалось мало. В его голове уже зажглась новая идея фикс — осуществить давнюю мечту и обзавестись невиданным богатством. Реализовывать свой план Пино начал с присвоения франко-африканского союза, занимавшегося поставкой электронного оборудования. Присоединив альянс к собственной группе, он безжалостно попрощался с существующими директорами и сразу же установил собственные порядки. Осуществленная инвазия пришлась Франсуа по душе, и за ней последовала еще одна не меняя выгодная скупка ценных бумаг американской страховой компании Executive Life. Сделка, принесшая предпринимателю около 2 млрд долларов, обеспечила Пино необходимым капиталом для осуществления его самой знаменитой авантюры — основать собственную модную империю. В 1992 году коммерсант покупает один из крупнейших французских универмагов Printemps. За ним последовали аукционный дом Christie’s, контролирующий на ряду с Sotheby’s 90% продаж мира искусства, Gucci Group, YSL , Ballenciaga, MCQueen. Сегодня модный конгломерат известен всему миру под именем Kering и возглавляет его сын Пино Франсуа-Анри, прославившийся своей цепкой хваткой, не уступающей ни на секунду хватке его отца. Именно он был инициатором покупки модного дома Gucci и дальнейшим жестким прощанием с топ-менеджером Де Соле, а также увольнением с поста креативного директора Тома Форда. Действия четы Пино противоречивы и местами двже осудительны. Отец и сын любят играть со огнем и, на удивление, еще не разу не обожглись. Строптивы, полны энергии и самоуверенности, они продолжают достраивать собственное Эльдорадо, присоединяя новые молодые лейблы и покупая перспективные стартапы. Тот самый случай, когда яблоко от яблони не только не далеко упало, а разрослось в плодовитое самостоятельное дерево.

Пино

Пино

Пино

Пино

Семья Прада. Бренд Prada на модной карте появился ещё в 1913 году, когда его основатель Марио Прада открыл двери мастерской по изготовлению галантерейных изделий. Темпераментный итальянец был убежден, что бизнес — дело сугубо мужское. Можно представить, как бы удивился сеньор Марио, если бы узнал, что из маленькой семейной мастерской вырос один из самых влиятельных модных домов, и случилось это под руководством двух женщин — дочери Луизы и внучки Миуччи. Свою работу на брендом Миучча Прада начала в 1978 году и уже в 1985 разбудила модное общество по всему миру новостью о выпуске сумки из индустриального нейлона — материала, использовавшегося при пошиве униформы для итальянской армии. Именно с этого момента начинается современная история модного дома Prada — титулованного лидера итальянского прет-а-порте, инновационного концерна и креативного хаба. За год до начала работы по трансформации семейного бизнеса Миучча познакомилась со своим будущим мужем Патрицио Бертели. Вместе они открыли свой первый магазин на Мэдисон-авеню, запустили бренд Miu Miu, основали собственный фонд поддержки талантливых самородков и помогли реализовать Стиву Маккуину и Сэму Тейлору-Вуду проекты, которые могли так никогда и не пересечь границу «мечта-реальность». Заметив увлечение жены чтением, Патрицио предложил Миучче основать собственный литературный проект. Так на свет появился Prada Journal — платформа по поиску и поддержке талантливых авторов-прозаиков и поэтов. С предложением о сотрудничестве к Миучче в 2011 году обратилась художница по костюмам Катрин Мартин. Посоветовавшись друг с другом, пара приняла решение ввязаться в авантюру. И уже в 2013 году большая половина мира ахнула увидев роскошные наряды актеров фильма «Великий Гэтсби», экранизированного Базом Лурманом. 40 — именно такое количество луков авторства Катрин и Миуччи, появилось на экранах кинотеатров. Утверждение на роль амбасадоров бренда Эдди Слимана Эдриана Броуди, Хоакина Феникса и Гарри Олдмана, разработка сценографии для фильма «Гранд-отель «Будапешт», сотрудничество с компанией LG и запуск собственного смартфона — каждое решение, принятое компанией Prada — это честное, хорошо обдуманное, взвешенное  решение крепкого семейного союза, успех которого трудно оспорить. На сегодняшний день под крылом основанной Патрицио Prada Group живут и развиваются «дочерние» бренды — Jil Sander, Helmut Lang, Azzedine  Alaïa и другие. И что уж говорить, если сам дьявол предпочитает носить Prada.

Прада

Прада

Прада

Прада

Семья Версаче. История сногсшибательного успеха и величайшей потери. У модного дома семьи Версаче, в отличии от предшествующим им примерам семейного бизнеса, путь развития тернистый. В конце 80-х Джанни Версаче запускает собственный бренд и сбивает с толку всю модную индустрию. Настоящий инсайт, в воображении которого сексуальность и краски сплетаются в невероятные сочетания, превращая одежду в объект желания. Такова первая история — история гения, жизнь которого оборвалась 15 июля 1997 года. После смерти брата Донателле Версаче стоило больших усилий удержать империю на плаву. Работать на брата она начала еще с того времени, когда задумка построить семейный модный дом считалось призрачной идией. Донателла поддерживала Джанни, кропотливо трудясь над реализацией фантазиий брата. Даже за полчаса до рождения своей дочери Аллегры она работала в студии. Сегодня бренд Versace иллюстрирует современную женскую натуру, эволюционирует в новые формы и саббренды, при этом сохраняя ту спонтанность и сексуальность, открытую однажды Джанни Верчаче. Донателла контролирует стратегическое развитие бренда и заботится о его креативной составляющей. Ее дочь и племянница Джанни Аллегра, владеющая  50% акций модного дома, которые она унаследовала от своего дяди, работает над налаживанием и развитием экономических связей бренда. «Мои дети были его (Джанни) детьми. За 2 года до своей смерти, когда у него диагностировали рак, Джанни сказал мне: «Я хочу оставить всё своё состояние твоей дочери, потому что я хочу быть уверенным, что ты будешь заботиться о ней очень хорошо», — вспоминает Донателла в одном из интервью.

В 2007 году, через 10 лет после смерти Джанни, Донателла и Аллегра дали интервью американскому изданию Harper’s Bazaar, первый публичный разговор двух сильных женщин, верящих, что код к сексуальности скрыт в уверенности, в способности побороть собственный страх, в честности и умении признавать ошибки. Именно эти качества не просто помогли сохранить бренд Versace, а сделали его одним из самых значимых модных домов, прославляющих гипнотизирующую силу красоты.

Версаче

Версаче

Версаче

Семья Олсен. На Олсен-феномене выросло целое поколение подростков на рубеже 90-х и 2000-х годов. Сколько мам выслушивали целый ряд аргументов о том, почему надо стричь каре, как у Мэри-Кейт и Эшли в фильме «Паспорт в Париж», срочно купить джинсовый комбинезон или научиться сжимать банку с колой, как это делали близняшки в австралийском эпизоде их приключений «Рот на замок». За годы своей актерской практики сестры Олсен стали по сути live-брендом, рационально управляемым отцом девочек — ипотечным банкиром Дэвидом Олсеном. Девушки выросли, попрощались с ироничной комедийной киноиндустрией и сосредоточились на новом проекте  — собственном модном бренде. Свой путь они начали с основания марки «The Row» и запуска лимитированной коллекции футболок, а также субмарки «Elizabeth&James» и одноименного магазина в 2007, названного в честь младшего брата и сестры. Затем последовали коллаборации с итальянским обувным брендом «Superga», скандинавским брендом «Bik Bok». В 2016 «The Row» исполнилось 10 лет. Его отличительная черта — это безупречное взаимодействие линий и фактур, раскрытии секрета формулы «сложного просто» через новые формы и сочетания. Осознанный бренд с сильной дизайнерской командой на бекстейдже, управляемый взрослыми Мери-Кейт и Эшли Олсен.

Олсен

Олсен

Олсен

Семья Вонг. Одежду от Вонга продают несколько десятков мировых ритейлеров, среди которых Bergdorf Goodman, Dover Street Market, Browns, Otte и Selfridges. Собственный бренд, опыт работы в качестве креативного директора Balenciaga, сотрудничество с Adidas и H&M — у «бегущего по волнам» Вонга есть амбиции и энергия их воплощать. Но самое главное, что есть у Александра Вонга — это его семья. Отец контролирует производственные процессы в Китае, мать Ив Вонг, возглавлявшая компанию до июля этого года, уступила свое место формально сыну, который теперь находится на двух позициях сразу — в качестве креативного директора и SEO. Ив продолжила принимать непосредственное участие в развитие бренда, заняв должность оперативного директора. Над внешними экономическими связями работать дизайнеру-вундеркинду помогает сестра Эйми. После ухода с поста креативного директора Balenciaga Александр Вонг выпустил отдельную коллекцию украшений, состоящую из тяжелых цепных серьг, металических браслетов и подвесок в виде съемных замков. Активное развитие бренда — главный приоритет семьи, где один за всех и все за «Wang».

8_07_08_alexander_wang1161

alexander-wang-backstage-with-models-by-betty-sze

Автор статьи: Лида Ветчинова

Хочешь стать частью проекта? Напиши нам

Комментарии