Маркиза Луиза Казати — светская дива, муза эпохи красоты, ведомая художниками, скульпторами, фотографами и ведущая за собой целое поколение талантливых личностей, персонажей, отчаянно ищущих гармонии.

Луиза Казати

Она родилась в семье итальянских магнатов, владеющих хлопковыми плантациями. Детство Луизы — это пейзажи озера Комо, беспрекословность в выполнении любых её желаний, щедрые подарки и всепроникающая любовь отца. Беззаботность, которую она впитывала год за годом, повлияла на характер и манеру поведения маркизы в будущем. Но в возрасте 15-ти лет ее родители скоропостижно скончались и на наследницу обрушилось многомиллионное состояние. По плану все должно быть следующими образом: выгодное замужество, слияние капиталов и приумножение благополучия. После дебюта на балу она получает предложение руки и сердца от графа Камило Казати. И уже через год после свадьбы пара празднует рождение дочери Кристины. На сохранившихся снимках этого времени вполне типичная девушка эдвардианской эпохи. Альтерго, femme fatale, проснулось чуть позже и разбудил его поэт Габриэль д’Анунзио. Именно с их встречи начинается трансформация Луизы в тот образ, прославляющий праздность и свободу начала прошлого века.

Луиза Казати

Луиза Казати

Луиза Казати

Осиная талия, чрезмерная бледность кожи, коротко стриженные, жжено-рыжие волосы, алые губы как след от глубокого пореза и вуаль из меловой пудры, покрывающая шею и лицо девушки. Ее внешность не вписывалась ни в один существующий стандарт красоты. Вечно расширенные зрачки от курения беладонны, вместо теней угольная крошка и накладные ресницы. Ее взгляд был губителен, он манил за собой в тот самый мир, где цена наслаждений — это потеря себя, потеря сознательности, собственных приоритетов и ценностей. Но именно в этом мире Луиза считала себя своей. В настоящем она была всего лишь миражом, призраком, который появлялся на публике в эксцентричных нарядах, прогуливался венецианским променадом в компании гепардов, и растворялся в бесконечной череде вечеринок и будуарных soirée.

Луиза Казати

Авангардисты называли ее разрушающей повседневность силой. Вокруг Луизы вращался весь светский свет. Под пластинки ее граммофона танцевали Дягилев, Пруст, Пикассо и Эрте. Она покровительствовала футуристам и артистам русского балета. Среди ее преданных почитателей можно даже найти имя кайзера Вильгельма Второго. Постоянно вращаясь в артистических кругах, из категории наблюдателя она сама трансформировалась в живой объект искусства. Множество художников пытались ретранслировать ее эксцентричность через краски и  перформансы. Луиза никогда не повторялась, постоянно пробуя новые формы одежды и экспериментируя над внешностью.

Луиза Казати

Оранжереи, египетская скульптура, украшения, нубийские статуэтки, бриллианты, опиум, кокаин, шампанское, приемы и рауты — это лишь начало списка ее растрат. Каждое свое появление на публике она воспринимала как последнее. Все, что ей было нужно, это запомниться раз и навсегда. На одной из вечеринок она усадила рядом с собой свою восковую копию. На пляже острова Капри она заставила охранников разжечь костры, выкрасила волосы в зелёный цвет и покрыла собственное тело черной краской. Блуждая меж очагов пламени, Луиза рассказывала, как она соединяет невидимые пространства, сжигая границы между реальным и воображаемым. Для своей вечеринки в Риме, она отозвала из зоопарка настоящего льва и усадила животное у подножья своего импровизированного трона.  Для этого мира она была сумасшедшей, для себя —  потусторонней, для почитателей — божественной.

Луиза Казати

Луиза Казати

Луиза Казати

Что-то мистическое было также в ее страсти к позированию, сделавшей маркизу Казати самой портретированной женщиной в истории. Луиза верила, что с помощью холста и красок, она приближается к реализации, пожалуй, ее самой безумной идеи — обрести бессмертие, растворяя в красках эмоции и взгляды, отдавая художнику минуты и часы жизни. Но музой Казати была не только в глазах художников. Как за путеводной звездой, за ней последовала целая плеяда кутюрье начала ХХ века. Из отцовского состояния она инвестировала баснословные суммы в развитие дизайнеров и создание модных домов, при этом Луиза убалтывала молодых дарований воплощать в материи ее самые сумасшедшие идеи, создавая экстравагантные платья и аксессуары. В 1910 году Поль Пуаре сшил Луизе платье-фонтан для Парижского зимнего бала. На открытие сезона авторских вечеринок в своем особняке «Дом Грез» Казати предстала в легендарном творении дизайнера и художника Леона Бакста, костюме «Королева ночи». 3 месяца ушло только на то, чтобы расшить комбинезон настоящими бриллиантами. В спину были вшиты фазаньи перья, а головной убор покрывали позолоченные звезды. Казати не удивляла публику, она шокировала ее, жадно отбирала дар речи и упивалась успехом. Кутюрье почитали ее и соглашались на любые эксперименты, довольствуясь возможностью поработать с маркизой. Благодаря случаю Луиза познакомилась с Джейн Туссе, — главным дизайнером Cartier. В тандеме девушки создали одну из самых знаковых коллекций в истории ювелирного дома, главным элементом которой стала пантера, как аллегория на образ Луизы.

Луиза Казати

Луиза Казати

Столь праздная жизнь разорила маркизу, и последние годы она провела крайне скромно, снимая небольшую квартиру в Лондоне, скрываясь от кредиторов и знакомых, некогда одолживших ей денег. Но в модной индустрии слава Луизы Казати не утихла даже после ее смерти. Тени маркизы видны на современных подиумах и в коллекциях нынешних кутюрье. Дизайнерское дуо Джорджины Чапман и Керена Крейга назвали свой бренд вечерней и свадебной моды титулом Казати — «Marchesa«. В 1998 Джон Гальяно устроил настоящую вечеринку в духе Луизы и превратил подиум Диор в площадку для фееричного бала. В 2004 году Том Форд расписал лица моделей драматичными угольными красками, тем самым еще раз реинкарнировал имя маркизы. Карл Лагерфельд не только рассказал историю Казати в своей круизной коллекции 2010 года, он даже организовал показ на одном из пляжей острова Лидо, где в 20-е Луиза устраивала летние маскарады. За пару лет до показа Лагерфельд также отснял Карин Ротфельд в фотосессии для французского Vogue, назвав ее маркизой Казати ХХI века. Кроме Ротфильд, в Луизу перевоплотилась актриса Тильда Суинтон во время своей работы для фотопроекта с журналом Acne Paper Sweden. Невероятное сходство, отчаянность и безумие взгляда, каждая поза и миллиметр этих снимков говорит, что Луиза Казати никуда не ушла. Она продолжает жизнь вне материй и миров, оставаясь по-прежнему чужой среди своих, своей среди чужих.

lagerfeld-casati

Образ Казати от Карла Лагерфельда

dior-1998-5

Показ Dior 1982 года

dior-1998-ff

Показ Dior 1982 года

marchesa

Показ Marchesa осень-зима 2016/17

chanel

Показ Chanel Resort 2010

alberta-ferretti

Alberta Ferretti limited edition AW 2016/17

Автор статьи: Лида Ветчинова

Хочешь стать частью проекта? Напиши нам

Комментарии