Она была художницей, женщиной-художницей или просто женщиной, желавшей счастья?! Её тело было растерзано аварией и болезнями, а душа измучена любовью. Но благодаря искусству она смогла выжить. И не только выжить, но и создать нечто необыкновенное – мексиканское и одновременно такое своё. Она рисовала только то, что знала лучше всего – себя! И её имя – Фрида!

Фрида Кало

Вокруг Фриды Кало всегда было много слухов и легенд, и говорить действительно было о чём. Она как будто бы играла в театре, но это был театр её жизни, где она играла роль самой себя – эксцентричной и экспрессивной, любившей курить, пить текилу и сквернословить. Она спала с мужчинами и женщинами, но единственным значимым существом в её жизни был знаменитый мексиканский художник-сюрреалист коммунистических  взглядов – Диего Ривера.

Фрида Кало

Фрида Кало

022-frida-kahlo-and-diego-rivera-theredlist

Именно его имя чаще всего встречается в дневнике Фриды, который она вела последние 10 лет своей жизни с 1944 по 1954 год. А как могло быть иначе! Она мучилась не только из-за своего искалеченного тела, но и болезненным чувством к нему, оттого, что не могла выразить свои страдания, вызванные его бесконечными изменами, ведь её боль не имела словесной формы.

Фрида Кало

Так, Фрида с болью писала в своём дневнике строки о своём возлюбленном: «Диего – начало, Диего – мой ребёнок, Диего – мой друг, Диего – художник, Диего – мой отец, Диего – мой возлюбленный, Диего – мой супруг, Диего – моя мать, Диего – я сама, Диего – это всё». И она была для Диего всем. Но чем больше он любил Фриду, тем больше заставлял её страдать. Пожалуй, наиболее точным воплощением отношений Фриды с Риверой стало полотно с названием «Всего несколько уколов».

Фрида Кало

Такой была их любовь, которая покрывала тело и душу Фриды шрамами. Она хотела быть матерью, но три её беременности окончились трагично. А после второго выкидыша, который она пережила, находясь вместе с Диего в США, прямо в больнице была написана та самая картина-исповедь под названием «Госпиталь Генри Форда», принадлежащая руке женщины утратившей ребёнка, а с ним и свою женственность, своё предназначение продолжить род. Под её кистью рождались простые и мощные по энергетике символы, которые обнажали её застывшую в немом крике душу.

Фрида Кало

Но всё же, Фрида любила жизнь и этим притягивала людей к себе и своим полотнам. В сущности, эти полотна и были ею, её зеркалом, которое когда-то отец повесил над кроватью разбитой и изломанной на части девушки, закованной в панцирь из гипса. Тогда искусство спасло Фриду, подарило ей шанс говорить с миром на своём личном языке.

kahlo-deer-1946-x1detail

Фрида Кало

Фрида Кало

Фрида всегда подчёркивала свои мексиканские корни. Она одевалась в национальные одежды и гордилась этим, а волосы украшала цветами и лентами. В её работах виднелся отпечаток искусства доколумбовых цивилизаций с их глубокой и почти мистической историей. Она видела пропасть между повсеместной механизацией современного общества и древними спящими силами природы. Но она соединяла эти два таких разных мира в своём искусстве – побеги лиан и цветы были сбиты стальными скобами и оплетены колючей проволокой. И в этом хаосе царствовала она – также разделённая на два мира. Это была Фрида до аварии – и после. Она страдала – и в то же время была спокойна. Её мир был расколот.

dve-fridy

Искусство Фриды уникально в своём роде, ведь оно стало воплощением мультикультурализма постколониальных стран, который вырос на пересечении многих цивилизаций. В работах Фриды даже можно угадать некоторые намёки на европейскую живопись, в частности на Ботичелли. Все символы и знаки, которые она использовала в картинах были близки к наивному искусству, но в то ж время Андре Бретон относил её живопись к сюрреализму, хотя сама она всегда это отрицала.

Фрида Кало

В ней всегда боролись два начала – страдание и торжество любви к жизни и к Диего. Последние годы жизни Фриды были почти невыносимы из-за повторяющихся операций, ампутации ноги и терзающих тело бесконечных болей. Но она была вновь вместе с Диего. К тому же, за год до смерти в 1953 году в Мехико состоялась её персональная выставка, на которую она триумфально прибыла с сиренами скорой помощи, на кровати, с неизменной бутылкой текилы, сигаретой и своим ироничным смехом. Итогом её жизни стала написанная за неделю до смерти красочная картина «Viva La Vida», в которой было абсолютное торжество жизни. А вскоре душа растерзанной голубки улетела вдаль, чтобы соединиться в вечности со своим Диего. «Я весело жду ухода и надеюсь никогда не возвращаться. Фрида», — такими были её прощальные слова в дневнике.

Фрида Кало

Автор статьи: Нонна Довбыш

Хочешь стать частью проекта? Напиши нам

Комментарии