Один мудрый человек при каждой нашей встрече всегда повторяет одну и ту же фразу, которую когда-то так же повторял ему его отец: «Америка — хороший край, если не работаешь — то умирай!» Эту фразу он всегда говорит с улыбкой, сопровождая смехом, будто создаёт важный посыл для всех новоприбывших в США.

Анна Палий

В Нью-Йорке работа — очень важная часть жизни любого человека. Каждое утро миллионы людей направляются в свои офисы, а вечером в поездах, автобусах и окнах машин встречаешь их усталые лица. Гуляя по улицам Манхэтенна, глядя на уютные домики Бруклина, и проезжая мосты в Нью-Йорке, понимаешь, что стать к этому ближе можно только работая. Большинство эмигрантов в США говорят, что основной причиной их переезда был хороший заработок в Америке, и потраченное на работу время будет полностью оправдано желанной зарплатой. На своем опыте я убедилась, что существует огромная разница между работой в Украине и в США. Несмотря на огромный потенциал, люди в Украине не умеют работать и зарабатывать. Большинству людей кажется нормальным довольствоваться крохами и держаться за работу, которая не сулит никакого развития и прибавки к зарплате. К сожалению, я одна из того большинства и в Нью-Йорке мне приходится бороться с этой психологией.

Анна Палий

Моя первая реальная работа в Америке продлилась 885 часов. Когда я приехала в Нью-Йорк весной, я нашла работу достаточно быстро, всего лишь отправив несколько резюме по объявлениям в craigslist (craigslist обеспечивает местные объявления и форумы о рабочих местах, жилье, продажах, знакомствах, услугах, местных сообществах и событиях — прим. ред.) Так же быстро я получила приглашение на первое собеседование. Тогда я была уверена, что еду в офис дантиста в Бруклине. Приехав по назначенному адресу и не найдя ни одного стоматологического кабинета, я в растерянности начала звонить в офис. Оказалось, что некоторые адреса в Нью-Йорке одинаковые, и необходимо смотреть на почтовый код — я об этом не знала, а приложение Google Maps направило меня сразу в Бруклин. Меня согласились подождать, и когда я приехала в пункт назначения, я была искренне удивленна — вместо кошмарного офиса я попала в текстильный шоурум в нескольких кварталах от Эмпайр-Стейт-Билдинг. Собеседование проводила русскоговорящая женщина с большим опытом работы в этой компании. Перечислив мои базовые обязанности, она сразу рассказала мне, сколько девушек они уже уволили, потому что те «тупили» или за два месяца работы так и не поняли, что от них требовалось. «Бывает»,- подумала я, но так и не поняла, что собственно сложного может быть в шторах, телефонных звонках, присутствии на встречах и тому подобном. «Со мной такого не будет»,- пролетело в мыслях. Но вскоре появился страх потерять работу из-за такого интеллектуального недостатка как “тупость”. Потом я поговорила с моим перспективным начальником. Говорили мы о текстильном производстве, я поделилась своими соображениями на счет его развития и мы сравнили особенности в Украине и США. Я продолжала демонстрировать опыт заслуженного работника труда текстильной промышленности мира, а в голове контролировала каждое слово, только бы не выдать какой-то глупости. После нескольких дней ожидания меня пригласили попробовать поработать. В понедельник в Нью-Йорке на одном из мостов случилась авария, все поезда были приостановлены на несколько часов, тогда мне пришлось опоздать на работу в первый раз. Так во мне образовался сосуд под названием «Вина», куда я начала складывать свои маленькие неудачи.

Анна Палий

Началась работа и тогда мне казалось, что мне не хватает усидчивости, времени, английского и рук. На первой неделе мне необходимо было присутствовать с начальником на встречах и записывать, что обсуждается, а затем приносить нужные образцы. В шоуруме было 1000 штор, а слов в моём словарном запасе оказалось всего в десять раз больше. Тогда я еще не умела читать мысли начальника и плохо чувствовала акценты жителей Америки. Первый месяц прошел как в тумане, это когда ты просто пытаешься не потеряться и двигаешься куда-то, лишь бы не стоять на месте. Когда я начинала, со мной работали еще два сотрудника, которые занимались продажами в интернете. По стечению обстоятельств в середине весны остались только я и начальник. Обязанностей стало больше, и мы не справлялись. Каждый понедельник мне казалось, что я буду уволена, потому что не успеваю. Тогда у меня впервые открылись экстрасенсорные способности, я начала читать по лицу. Я легко могла уловить нотки недовольства на лице начальника. Он улыбался, а я знала, что внутри у него заряжается пистолет, который стрелял по моим пяткам, чтобы я двигалась быстрее и могла быть в трех местах одновременно. Ему хотелось, чтобы я делала все как компьютер, выполняя обязанности быстро и не создавая шума. Я вошла в режим и у меня начало получаться. С 9 до 6 я была просто работой, не тратя время ни на что другое, перетекая из одного задания в другое. Затем упали продажи, мне мягко намекали, что такого раньше не было. Наш склад, который находился в другой части Нью-Йорка переезжал, а потому ко всем моим заданиям прибавилась подготовка отчетности по передвижениям. И с этим я справлялась. Я радовалась, когда мне удавалось сделать все задания быстро и переходила к следующим. Я совершала ошибки. Сейчас я понимаю, что это случалось потому, что я работала на скорость, а не на качество, достичь которого было невозможно, когда ты выполняешь работу за трёх человек. Но тогда я по прежнему накапливала содержимое сосуда «Вина».

Анна Палий

Прошло еще несколько месяцев работы, вернулись несколько сотрудников, работа и продажи начали налаживаться. Хорошие отношения у меня сложились только с начальством, остальные же сотрудники улыбались мне в лицо, а потом ябедничали нашему начальнику за моей спиной. Он, как мудрый руководитель, рассказывал мне о том, как они ко мне относятся, вызывая у меня все больше вины и нежелания даже смотреть в их сторону. Потом я поняла, что это такая особенность человека: он поощрял «стукачество» и сплетни, хотя и говорил, что это его абсолютно не касается. Потом мне предложили работать в воскресенье, приходить пораньше и уходить попозже. Мои родные ругали меня, говорили, что так нельзя, что мой заработок не оправдывает затраченных сил. А я негодовала и причитала на непонимание со стороны самых родных и близких, оправдывая свои действия тем, что моя зарплата зависит от количества отработанных часов. На самом деле, я боялась сказать «нет» начальнику и потерять работу. Я уловила, что всё будет хорошо, если я буду дружить с ним и по-прежнему читать его мысли и улавливать его эмоциональное состояние.

Анна Палий

Увольняться я собиралась три раза, приходя на работу с полной готовностью уйти. Два раза по личным причинам и один по рабочим. Первый раз мне сказали, что я все не так поняла и причин увольняться нет, но если я так хочу — им будет меня не хватать. Я осталась. Второй раз я сказала, что работаю несколько месяцев, выполняю сверх нормы и попросила повышения. На что мне ответили, что сами об этом подумают, но повышение возможно только в следующем месяце. Я осталась, потому что потерпеть нужно было только две недели. Третий раз я хотела уволиться по личной причине, потому что начала читать мысли и улавливать эмоциональное состояния начальника слишком хорошо. Это начало мешать работать ему и не давало развиваться мне. Придя на работу за зарплатой и чтобы забрать свои вещи, своего начальника я там не обнаружила. По телефону он попросил меня не уходить и сказал, что моя зарплата давно повышена, и он просто забыл мне сказать. Я осталась. До моего отъезда в Украину оставалось несколько недель, и менять мне ничего не хотелось. Сделать решительный шаг можно было и гораздо раньше, возможно тогда я бы чувствовала себя не такой использованной, но во мне играла украинская психология, которая заключалась в том, что за работу нужно держаться, и маленькие деньги — это тоже деньги.

superman-rebirth-luthor-action-comics

Я уехала в Украину на три недели, перед этим подготовив два рабочих места для новых сотрудников. Их обязанности стали четче и надеюсь, у них хватает ума просто работать, не вникая в состояние начальника. Я относилась к своей первой работе в США, как к серьезному делу, которое влияет на всю мою жизнь. Мне говорили, что работа за 10 долларов в час должна быть менее изнурительной, и к ней я должна относиться менее ответственно. Но я искренне благодарна тому, что по случайности я попала именно в эту компанию и со мной работали именно эти люди. Многофункциональность моей позиции, вызванная жадностью бывшего начальника, предоставляет мне гораздо больше вариантов в выборе следующей работы. Появление в моей жизни текстильного бизнеса привело к возникновению моей главной цели и избавило от чувства потерянности, которое появилось после окончания университета. Чувство вины и боязнь выглядеть глупой прошли. Побывав на собеседованиях в похожих компаниях я поняла, что мною просто пользовались, а я это поощряла. Даже если работа обеспечивает жизнь человека она не должна становиться ею. Сейчас я могу говорить об этом легко и спокойно, я смеюсь, когда вспоминаю фразы своего начальника или сотрудников, а тогда они обижали меня до слез, унижая мою гордую личность. «Все проходит»,- говорил один философ, а главное — какие ощущения у нас остаются и какие выводы мы можем сделать в отношении своего прошлого.

Анна Палий

Хочешь стать частью проекта? Напиши нам

Комментарии