Michael Kors, Louis Vuitton, Prada, Chanel. Одежда, обувь и аксессуары выше перечисленных брендов курсируют регулярно из модных метрополий Европы в СНГ и Китай, но не через официальные поставки, а благодаря игрокам серого рынка — параллельного измерения, в котором заказы и цены обсуждаются в WhatsApp, a желаемые покупки перевозятся через таможню в чемоданах так называемыми байерами из социальных сетей.

Серый рынок

Вкратце обрисуем портрет типичного «байера»: преимущественно девушки, регулярно летающие в Европу и США, дабы сделать очередной Instagram-рейд по модным универмагам и аутлетам и снабдить клиенток очередной пищей для размышления на тему «Чем обновить гардероб?». Белые лоферы от Louis Vuitton, выполненные с использованием приема имитации крокодиловой кожи или мини-бэг от Майкла Корса из летней капсулы со скидкой, а может быть лучше, наоборот, из совсем свежей pre-fall. После принятия решения фолловер-покупатель даёт зелёный свет и заветная сумка вместе с лоферами летят в Борисполь, Пулково и тд. Байер зарабатывает при этом на ценовой и налоговой разнице.

Серый рынок

На сегодняшний день без базиса в таком бизнесе не выжить. Чтобы сейчас запустить аккаунт, который будет приносить деньги, нужно как минимум иметь достаточное количество платежеспособных знакомых, которые станут опорой прибыли. Или же второй вариант: быть в более-менее приятельских отношениях с человеком, уже устойчиво управляющим столь шатким бизнесом, желающим расширить объем направлений покупок и марок. Для восточно-европейского клиента даже с большим кошельком важно чувство доверия, ведь по законам интернет-торговли серого рынка — сначала деньги, потом стулья. Предоплата — 100%. Если же сделка состоялась как полагается, обе стороны остаются в выигрыше. Покупатель получает желаемый товар, байер — положительный комментарий, улучшающий имидж онлайн-профиля, и заветные деньги.

Серый рынок

Китайские актеры серого рынка называют себя «дайгоу», дословно — агент. По предпочтениям они не особо отличаются от своих восточно-европейских коллег, хотя в одном пункте все-таки есть различие: дайгоу интересует не только люкс-сегмент, а и масс-маркет. Но особенно падки они на гриф «Made in Germany» или «Made in France». А в этом секторе покупок лидируют преимущественно дешевые марки декоративной косметики и средства по уходу за телом. Возможно, их качество мало чем отличается от китайских аналогов, но стереотипы отлично выполняют свою работу. Продавец и покупатель абсолютно уверены, что красивое описание тонального крема за 5€ соответствует реалиям — сияющая кожа и ровный цвет лица. Таким образом серый рынок Китая состоит из двух параллелей: масс-маркет и люкс.

Серый рынок

В июне 2016 журналисты одного авторитетного немецкого издания «Bilanz» провели целую неделю с Instagram-байером из Москвы, чтобы увидеть, так сказать, кухню изнутри. По словам девушки, половина московского люкса заказывается через чат и доставляется в столицу в обыкновенных пассажирских чемоданах. Среднестатистический сборный заказ находится где-то на пределе 4.000€. В процессе марафона происходят корректировки. Например, любительниц IT-бэгов Chanel легко соблазнить аутлетной ценой в 5.000€ вместо 6.000€ из бутика. Одно такое одобрение, и при обналичивании Tax-free байер положит в свой карман 1200€! В бутиках и универмагах своих Instagram-торговцы видят издалека. Конкуренция довольно-таки жесткая, но те, кто в игре уже давно, наладили контакт непосредственно с менеджерами торговых площадок. Вещи заказываются по телефону и забираются на кассе без траты времени на так называемый театр в виде примерок. Среди серых байеров СНГ есть свои звезды. Например, одна наша соотечественница предлагает своим клиентам «лабутены» по очень выгодной цене, намного ниже, чем у конкурентов. На вопрос, как у нее получается доставать подлинные туфли, байер говорит, что она закупает непосредственно с производства, то есть на фабрике. Верится слабо, но все может быть. В Москве на топ-позиции находится байерское трио @fashionmsk. Девушки каждую неделю летают в Париж, чтобы купить все заказанное, при этом они находятся круглые сутки на связи. Добавить в «shopping list» пару тройку новых желаний и получить все в нужном размере и цвете — для этих байеров нет ничего невозможного.Серый рынок

Если не брать во внимание конкуренцию, то климат для ведения такого бизнеса в восточной Европе более-менее благоприятный. Конечно, скачки курсов и общая экономическая нестабильность иногда портят малину, но со стороны законодательства нет никаких препятствий. Летай сколько хочешь, в аэропорту иди к стойке «Nothing to declare», а если таможенники начнут разговор оптимиста, о том, что чемодан уж слишком полон, то в Минске, например, такой инцидент решается единоразовой акцией в виде 500€ купюры в паспорте. Коррупция, но, увы, это жизнь.

А вот в коммунистическом Китае все серьезно. Быть дайгоу крайне опасно. Отделаться легким испугом — это конфискация товара. Более серьезным последствием станут судебные обвинения в незаконной торговли и уклонении от уплаты налогов. При этом правительство Китая увеличило таможенные сборы, а в аэропортах усилило контроль. Сейчас персональный шопер не рискнет положить более чем две сумки Chanel, стоимостью около 5.000€, учитывая, что в мае этого года fashion-гигант выиграл судебное разбирательство против топ-актеров параллельного рынка Китая. Чтобы сократить финансовую брешь, в прошлом году компания пошла на довольно-таки решительный шаг, а именно — снизила цены в своих китайских бутиках. Но для окончательного успеха бренду нужно было снизить квоту чемоданного шопинга. Заручившись поддержкой властей, Chanel удалось стабилизировать денежные и клиентские потоки. После всего этого Instagram-байеры стали вести себя аккуратней, но при этом деятельность прекращать не собираются, по крайней мере, до того момента, пока она все еще более-менее законна. За последний год число юзеров, предлагающих свой товар на китайской онлайн-ярмарке Taobao, стабильно выросло. Ведь разница в ценах по прежнему позволяет купить у «серого» байера сумку D&G из Милана на 50% дешевле, чем в бутике бренда в Гонконге. Кроме Taobao для совершения онлайн-покупок через персонального шопера в Китае существует специальное мобильное приложение Little Red Book. Через него очень удобно отслеживать, кто из дайгоу сейчас за границей, и отсылать или корректировать желаемый список вещей. Оба ресурса работают также по 100% предоплате. И пока пекинские газеты иногда выходят в тираж с заголовками о новых рейдах на дайгоу, в аэропортах бизнес всё равно продолжает развиваться. Ведь для китайских клиентов вопрос скорее не в цене, вопрос в доверии и подлинности. К дайгоу оно почему-то больше. А сумка из Милана кажется на порядок выше по качественным характеристикам, чем ее же аналог в пекинском бутике.

Серый рынок

Последние несколько месяцев на мировом люкс-рынке наблюдался небольшой спад продаж. Причины ясны: атаки террористов, медленный экономический рост Китая и рекордно низкие цены на нефть — все это повлияло на финансовое положение брендов. Хотя при этом лидер рынка LVMH говорит, что доход стабилен, и продажами в Восточной Европе и Китае они в сложившейся ситуации довольны. Вопрос о сером рынке не стоит в приоритете и у холдинга Kering. Так или иначе, персональные шоперы — всё равно клиенты, при чём постоянные, делающие покупки часто и в больших объемах. Поэтому вести откровенную борьбу против брендов попросту не выгодно. Их тактика — это держать дело под контролем и изредка напоминать о возможных, не совсем приятных, последствиях.

2055

Автор статьи: Лида Ветчинова

Комментарии