Живя в сложное время, на стыке двух веков, между 1872 и 1953 годами, сначала в Кракове, потом – во Львове, Олекса Новаковский сумел выработать свой индивидуальный подход к решению живописной поверхности и стать магом-чародеем, почти божеством для художественной публики того времени. Его заметили за цвет и колористический темперамент. При этом критиковали за рисунок, который, по мнению Николая Голубца, профессора 1930-х годов, был крайне посредственным. Однако станковая живопись автора, а затем – декоративные панно и факт тяготения к монументальным формам говорят об обратном. Даже несмотря на то, что большинство из них остались в виде эскизов и нереализованных проектов.

Олекса НоваковскийОлекса Новаковский на пленере

Исследуя работы художника, у многих складывается впечатление об их «незавершенности». Это может быть связано как с тем, что Новаковский до 1910-х годов работал в импрессионистическом ключе, что априори вызывает подобное ощущение, так и отношением автора к искусству в принципе. По словам самого Новаковского: «Законченным может быть только дурак». Поэтому склоняемся к мысли, что оставлять некий зазор без предоставления полной картины являлось изначально авторской установкой. Однако, что могло стать причиной такого выбора?

Олекса НоваковскийОлекса Новаковский. Автопортет, 1911

Практически целое десятилетие Олекса проводит за обучением в Краковской академии под руководством таких польских художников и педагогов как Лущкевич и Станиславский. Также Новаковский попадает в круг прогрессивных авторов, среди которых именитый мастер Ян Матейко. Разумеется, находясь в Польше, Олекса углубляется в местный контекст, интегрируется в общекультурные западноевропейские движения и настроения того времени. Это всё, так или иначе, сформировали манеру художника, которая на первых порах была все-таки обозначена национальным (польским) влиянием. Именно в это время, в начале 1910-х годов Новаковский впервые обращается к теме пробуждения, которая станет лейтмотивом в его творчестве, появляясь в формате картин, которые возникали в соответствии с социально-политическими изменениями в реальной жизни. Той жизни, которую Новаковский очень чутко воспринимал. Так, например, в период после Первой мировой войны появляется серия портретов древнерусских князей, княгини Ольги и Олексы Довбуша.

Олекса НоваковскийОлекса Новаковский. Пробуждение, 1912

Олекса НоваковскийОлекса Новаковский. Олекса Довбуш, 1931

Кроме этого, интерес к национальной истории был спровоцирован переездом Новаковского во Львов по приглашению митрополита и мецената Андрея Шептицкого. Собственно, эта встреча стала судьбоносной для Новаковского. Как пишет один из его учеников Святослав Гординский: «Благодаря поддержке и покровительству митрополита, Новаковский мог творить то, что хотел, писать картины не по заказу, а по вдохновению. Это давало ему возможность проявить полностью свою художественную индивидуальность, что не удалось очень многим художникам, связанным обстоятельствами и условиями, которые не позволяли им «расправить крылья». Поэтому, поселившись во Львове на улице, что сегодня именуется в честь художника, в доме №2 с видом на Собор Святого Юра, Новаковский открыл в своей жизни новый этап: он наладил свою мастерскую, взял учеников и в 1921 году основал школу, которая действовала при поддержке Шептицкого и несколько лет подряд была даже отдельным факультетом во львовской политехнике. То, что педагогическая деятельность действительно занимала в жизни художника может свидетельствовать тот факт, что даже отдыхая однажды вблизи Яремче, Новаковский устраивает для местных детей мастер-класс на пленэре. Тогда как жители поселка были настолько растроганы и благодарны за такой поступок, что подарили за это художнику целый дом.

Олекса НоваковскийОлекса Новаковский. Колядка, 1907-1910

Безусловно, авторитет художника и его деятельность как педагога сделали его почитаемым мастером. При этом он обладал непростым характером и даже, порой, мистифицировал свою реальную жизнь. Но зачем? Вероятно, для создания «ауры таинственности» вокруг себя и определенного образа, который должен был подпитываться не только в воображении, но и в настоящем мире. Неслучайно Новаковский хотел, чтобы отношение к нему было, как к художникам времен Ренессанса. Исследователь его творчества и сотрудник Национального музея во Львове им. Андрея Шептицкого, Остап Лозинский, рассказывает: «О нем ходили легенды, что после отравления красками он лечился в госпитале, не мог ходить по лестнице, и его должны были носить в кресле. Вспоминали, что он опирался на палочку, однако, когда он о ней забывал, прекрасно обходился без нее». Кажется, как и в других похожих историях найти правду здесь невозможно. И нужно ли? Тем более, когда о самой личности мало точных биографических сведений. Поэтому единственный способ действительно узнать художника – отправиться смотреть на его работы, которые занимают особое место, как в музейных коллекциях, так и в истории искусства XX века. Или же посетить львовский художественно-мемориальный музей Олексы Новаковского, двери которого открыты для новых знакомств. Там и увидимся.

d2767fae0da8Олекса Новаковский. Утраченные надежды, 1903-1908

Хочешь стать частью проекта? Напиши нам

Комментарии