Многие уже знают из facebook-ленты о том, что Джулия Мельник борется за грант размером $15 000 на обучение в лучшей голливудской школе грима Cinema Makeup School, создав образ Белого Ходока из сериала “Игры престолов”. Владана Степанец подготовила для Styleіnsider серию материалов об образовании в Украине и первая героиня — Джулия — рассказала о том, как за 2 года научиться делать пластический грим, приблизиться к шансу поехать в Голливуд и зачем возвращаться обратно.

SI: Какие важные стратегические моменты ты учла в подготовке к конкурсу?

Джулия: Самое важное — выдержала правила, а именно: соблюла образ, который должен был быть скопирован или модернизирован, создала не только маску, но и костюм. Также написала от всей души друзьям с просьбой о поддержке. Они же и подсказали мне идею — обратиться за содействием к украинцам всего мира. У меня очень сильные конкуренты, но благодаря дружности украинцев – на данный момент я лидирую в финале.

гример

SI: Почему ты решила стать визажистом?

Джулия: 9 лет я училась актерскому мастерству, но со временем начала понимать, что мне больше нравится наблюдать за результатами своей работы со стороны, получать комплименты не за актёрскую игру или внешность, над которой постаралась природа, а за то, что смогла сделать своими руками. Не хотелось, чтобы объектом моего труда была я же сама. В академии были занятия по гриму. После них я не могла удержаться, гримировала всех подруг, создавала и фотографировала образы.

SI: Как ты пришла к гриму?

Джулия: Все началось с того, что на празднованиях дней рождений я развлекала людей, брала в руки черный карандаш для глаз и разрисовывала всех вокруг. До сих пор так делаю, когда скучно на съемках, говорю съемочной группе: “Сегодня мы будем Сальвадорами Дали” или “Рисуем брови в стиле 20-х годов”. В итоге я случайно попала на курсы, начала работать визажистом, после чего 2 года назад поняла, что хочу чего-то больше.

Далее – я наткнулась на американское шоу “Face Off”, в котором раскрываются подробности создания протезного спецгрима. Там я приобрела некоторые знания, нацеленные на развитие навыка создания персонажа, его характера, чем отчасти занимаются и гримеры. В программе нужно придумать, где персонаж живет, какие имеет свойства, чем питается и так далее. После просмотра шоу, даже оценив реалии отсутствия материалов и наличия как таковой ниши в индустрии, у меня все равно было сильное желание сделать хоть 1 образ.

Джулия Мельник

SI: Как и где ты искала знания?

Джулия: Я искала названия, инструкции, просила привезти друзей из штатов материалы. Ко всему, у меня достаточно слабый английский, я пыталась своими и силами друзей переводить форумы, YouTube-ролики. Только перевод инструкции одного материала занял 4 дня. После 2-х месяцев обучения я приступила к пробам, поняла, что знаний, полученных из интернета, недостаточно, там раскрываются далеко не все секреты. Много экспериментов и психов. Одна из историй — это попытка подчинить себе пенолатекс, самый сложный материал. Для него нужен определенный миксер, специфическая печь и отдельное помещение. Я звонила на заводы металлообработки и фарфоровые заводы, искала духовку, которая будет поддерживать температуру 85°C на протяжении 4-х часов. И все же, методом эксперимента, находя крохи информации, я добилась результатов.

Мне необходимы четкие знания, которые можно приобрести только за границей. Но на оплату такого обучения мне нужно работать года 4. Я писала в школы с просьбой о скидках, описывая ситуацию в стране, но мне предложили единственную возможность — конкурс. Сейчас я участвую уже во втором соревновании. Год назад я готовилась 7 месяцев, с 3-й попытки смогла сделать первый грим, отправила на конкурс, но даже не вошла в 20-ку. Тогда я еще была неконкурентоспособна, но разочарование не отбило у меня охоту, и я упорнее взялась за обучение.

SI: Грим — это высшая ступень развития визажиста или другое направление?

Джулия: Некоторые считают, что это две разные профессии: гример и визажист. Лично для меня — это ступень на уровень выше, мне интересно все нестандартное. Я теперь могу делать людей не только красивыми, но еще и странными, необычными и страшными, в конце концов. Для того, чтобы не разлюбить свою профессию, устав от одного и того же, я нашла то, в чем я могу себя развивать.

SI: С чего начинается и как создается проект?

Джулия: Все начинается с того, что я должна уговорить модель на множество манипуляций с телом. Заводя в свой погреб добровольца, кладу на столик, делаю слепок лица. Протезный грим – индивидуален, сделан под человека, с уникальной подосновой. Это сложнее, чем обычный грим, как, например, раны. Хотя даже их нужно уметь лепить. После того, как слепок готов, я анализирую лицо и придумываю образ. Многие рисуют эскизы, но я на этом этапе еще не имею понятия, что буду делать. Вдохновение ко мне приходит в то время, когда в моих руках инструмент и глина. Я чувствую объем, а не рисунок. После этого долго формую, отливаю и выкатываю материал, разрисовываю. Когда все готово — начинаю грим на модели, это занимает около 6-ти часов. Так как пока это моё хобби, я закрепляю каждую работу мини-сюжетом, который снимаю на фото и видео. Вот так это происходит обычно.

SI: А сколько занимает промежуточный этап между слепком и гримом на модели?

Джулия: Минимум неделя. Хотя когда мы снимали клип Pianoбой получилось иначе. Необходимо было сделать 2-х инопланетян, а моделей утвердили всего за 5 дней до съемки. Когда они приехали ко мне — оставалось четверо суток до съемки. Я в прямом смысле не спала и не ела, потому что физически для засыхания гипса и силикона нужно больше времени. В тот же момент, когда он сохнет, происходит много процессов параллельно. Очень переживала из-за отсутствия времени и опыта работы с некоторыми материалами. Но я была уверена, что все получится и не подавала виду, что с чем-то сталкиваюсь впервые. И мой первый спецгрим для клипа удался!

SI: Какими навыками необходимо обладать, чтобы овладеть профессией киногримера?

Джулия: В этом деле много хитростей, наверное, не помешает знания в физике и химии. Когда работаешь с пенолатексом, нужно измерять атмосферное давление и влажность. Этот капризный материал требует четкости в граммах. Скорость замешивания чередуется, и перед тем, как первый раз использовать этот дорогой материал, я тренировалась на воде. Спасибо родителям, которые разрешили делать все это в квартире. Когда я пустила в ход пенолатекс, они вынесли посуду, закрыли котов в другой комнате. Я укуталась шарфом, чтобы не задохнуться от запаха амиака. Миксер горел от долгого и непрерывного использования. Даже после 2-х попыток у меня ничего не получилось. Но написав всем, кому была возможность, вплоть до самой Америки — я научилась измерять влажность воздуха и устанавливать правильную температуру в помещении, что мне помогло справиться.

SI: Есть ли какие-то тренды гриме?

Джулия: Пока я не общаюсь в комьюнити такого уровня гримеров, не могу сказать. Наверное, тренды зависят от новых физических возможностей материала.

SI: Как ты вдохновляешься в процессе создания образа?

Джулия: Генератор идей срабатывает, когда ложусь спать, фантазирую во время прослушивания музыки. И чем сюрреалистичнее мои мысли, тем больше хочется воплотить этот образ вживую. Вдохновляюсь голливудскими фильмами, очень нравится Ганс Рудольф Гигер, создавший образ “Чужого”.

SI: Какая целесообразность этой ниши в нашей стране, есть ли работа?

Джулия: Конечно, так как кинематограф развивается, верю, что скоро появятся специалисты, начнут выделять бюджеты и надежные материалы для спецгрима. Хочу приложить максимум усилий для развития образования и доставки материалов в этой нише.

Джулия Мельник

SI: Есть ли еще другие достойные школы? Знакома ли с Олегом Цосем?

Джулия: С Олегом лично не знакома, но, промониторив индустрию, была приятно удивлена тем, что у нас хоть кто-то занимается спецгримом. А другие достойные школы есть и в Европе, но я выбирала учреждение с наиболее подходящим набором направлений. Безусловно, у всех есть чему научиться. Плюс есть и в том, что я самоучка. Имея образ, никогда достоверно не знаешь, как его воплотить. Так приходится находить выходы из ситуаций, свои решения и техники. Если сразу пойти в школу – есть шанс остаться в навязанных рамках. Саморазвиваясь, заставляешь мозг работать по-другому, нестандартно. Приобретай знания, но и оставаться самоучкой в душе.

SI: Многие грантовые программы предполагают обязательное возвращение в родную страну, чтобы применять знания в ней. Есть ли такое обязательство в твоей ситуации? Хочешь ли ты остаться там или вернуться в Украину?

Джулия: Я бы хотела после обучения поработать в Голливуде, посмотреть, как у них работает эта кухня. Там ведь все по-другому, например: смена всегда строго 8 часов. Если будет такая возможность, я попрактикуюсь и, конечно, вернусь в Украину, для того, чтобы поднимать индустрию.

SI: Мы проговорили ранее, что взращивание конкуренции и есть ключ к развитию профессионалов в индустрии. Почему для тебя это так?

Джулия: Верно, я хочу делиться информацией, мне не столь важно, что кто-то заберет мою работу. Я не из тех людей, которые будут гордиться только своей работой. Хочу, чтобы украинцы били одной командой, работали в условиях доброй конкуренции и делали классное кино.

SI: Есть ли тот, кто на тебя повлиял больше всего в профессиональном или же в личном плане. Кому ты можешь быть благодарна?

Джулия: Вдохновением, когда я начинала, был мой бывший парень, скульптор. Так как у него уже был опыт, он помогал мне формовать. Когда я делала свою первую конкурсную работу, он подсказал мне внимательнее посмотреть работы Гигера. Но для меня было принципиально делать всё самой в плане лепки. Спрашивала совета, но он руку не прикладывал к моей работе. И спасибо, конечно, родителям, что терпят меня. Я уже мечтаю о своей собственной мастерской, чтобы выбраться из погреба, который находится под моей комнатой и не ограничивается своей территорией, ведь всё давно уже переросло в шабаш и в моей комнате.

Джулия Мельник

Проголосовать за Джулию и помочь ей осуществить свою мечту можно по ссылке.

Автор статьи: Владана Степанец

Фотограф: Анна Некрасова

Хочешь стать частью проекта? Напиши нам

Комментарии