Более трех лет Андрей и Оксана Хир исследовали демонологию Карпат, чтобы в 2015 году впервые презентовать проект «Забобони» в киевском арт-центре Я Галерея. А уже через год – в стенах Хмельницкого областного художественного музея в расширенном формате, уменьшая километраж от места экспонирования в сторону ареала западноукраинской космологии.

Однако не менее важным событием между эти двумя является участие Андрея и Оксаны Хир в проекте «Тени забытых предков. Выставка», который состоялся в стенах Мыстецкого Арсенала этой весной. О выставке специально для Styleinsider рассказывали некоторые её создатели.

Так вот, Андрей Хир в этой выставке был художником, визуальный концепт которого прошел через весь проект, включая пространственно-архитектурные решение и сопровождающее направление – издательский и сувенирный продукт. Кроме этого, в рамках проекта Хир стал единственным автором, который реализовал тему «предрассудков» в действии под названием «Бетлегем», прибегая к перформативности, выраженной во времени и пространстве.

Тени забытых предков. Выставка

Фото с открытия проекта «Тени забытых предков. Выставка», перформанс Андрея Хира, 2016, Мыстецкий Арсенал

Андрей Хир

Андрей Хир, костюм Бетлегем, 2016

Однако этой масштабной выставке предшествовало исследование этнографии, когда за первооснову Андрей Хир брал тексты более чем столетней давности. Собственно заинтересованность Андрея Хира мифологией и последующая интеграция словесных формулировок в поле изображения началось еще в период участия в фестивале стрит-арта Black Circle. Там художник начал разрабатывать выбранную тему в связке с плоскостью, сначала стены, и только затем – более традиционных полотна и бумаги.

Андрей Хир

Андрей Хир, Яйо, Олекса Довбуш народний месник, Black Circle, 2012

Поэтому когда в одном из своих персональных проектов «Забобони» Андрей Хир сосредотачивается на демонологии, он обращается к трудам «Знадоби до української демонольогії» В.Гнатюка, «Матеріяли до української етнольогії» А. Онищука и «Гуцульщина» В. Шухевича. Отсюда и так называемая «полунаучность» проектов, о чем говорит сам автор, так как художественная речь обусловлена ​цитатами из исследований. Соответственно, в результате такой работы выкристаллизовывается не что иное, как «наслоенные на текст изображения».

 «У проекті зібрано фрази, які пояснюють складні концепції світобудови. Всі ці фрази ховають під собою пласти вірувань, які великою мірою формують нас сьогодні. Цього неможливо позбутися і, може, ми з цим народжуємося» [1], – рассуждает Андрей Хир. К тому же, отдельные верования, мифы и образы являются общими для разных мировых мифологий от западных до южноамериканской. «Тому ці прості історії, – продолжает Андрей, – є залишками спогаду про щось дуже важливе» [2]. И действительно, хотя мифологическое сознание не популярно в современном обществе, его фрагменты запечатленные в памяти. Поэтому Андрей Хир рассчитывает на реакцию «припоминания», предлагая зрителю визуальную «книгу» древних украинских верований.

Сами же герои «предрассудков» возникают в работах автора уже после того, как он разложит короткую историю на слова. То есть когда художник доведет изображения до крайней очевидности, соединив текст с изображением, которое его буквально дублирует. Так зрителю подворачивается шанс не только столкнуться с тем, что он уже, возможно, слышал, но и увидеть это своими глазами. Поэтому когда мы говорим о художественном методе Андрея Хира, мы сосредотачиваемся на двух основных принципах. Во-первых, на способе работы автора с текстом как с безусловностью и безапелляционной константой. А во-вторых, мы акцентируем внимание на самом механизме действия таких фраз, как «Гори повстали з того, що чорт наплював». Потому что в интерпретации художника черт – это черт, а горы – это то, что он собственно наплевал. То есть составляющие одной формулировки предстают не обобщенной абстракцией, а образами, принимающие вполне конкретную форму.

Андрей Хир

Андрей Хир, Гори повстали з того, що чорт наплював, 2014

Андрей Хир

Андрей Хир, Рибаки уміють придобрюватись водяникам кидаючи їм у воду новонароджені мертві діти і падлину, 2014

При этом проект «Забобони», в отличие от предыдущих «Приповідок» Хира 2013 года, выстроился различными медиа: живописью, графикой, объектами и артбуком. Собственно появление книги, масок и пространственного объекта в проекте связано с поиском новых способов повествования и, соответственно, недостаточностью для этого только живописи или графики.

Таким трехмерным объектом является «Бог взяв осинавця за свого першого товариша і сотворив з ним світ». Андрей Хир конструирует архитектуру, но мы угадываем в ней зооморфные элементы. Дом как модель космоса для человека мыслится живым организмом, миром добра-Бога и зла-дьявола. Но не в «извечной» борьбе противоположностей, а напротив, сообща.

Андрей Хир

Андрей Хир, Бог взяв осинавця за свого першого товариша і сотворив із ним світ, объект, вид экспозиции проекта Забобони, 2015, Киев, арт-центр Я Галерея

Андрей Хир

Андрей Хир, Непрості, маска, 2016

К тому же зритель неожиданно осознает, что все это время находился в состоянии тотального двоеверие: христианства и язычества, которые сосуществуют мирно и органично. Это раздвоение украинского мировосприятия Тарас Прохасько называет даже не ключом, а воровской отмычкой, при помощи которой человеку удается открыть любой замок.

Тогда как доминантой проекта, в смысле информационного концентрата, все же является артбук, который состоит из четырех разделов «Духи»«Мерці»«Непрóсті» і «Світ» и является результатом длительного исследования, ознаменованное сборником проиллюстрированных выбранных историй.

Андрей Хир

Андрей Хир, Забобони, артбук, 2015

Интересным фактом является то, что в 1918 году была попытка создать подобное издание. Инициатором художественно оформить «Нариси української міфології» В. Гнатюка стал сам исследователь, что вполне логично. А приглашенной художницей – Елена Кульчицкая. «Я ладжу тепер рівночасно дві книжочки народ[них] мітів – одну для А. Крушельницького, другу для Вид[авничої] спілки і хотів би, щоб Ви поробили до них ілюстрації так, як ми говорили в часі Вашого побуту у Львові. Прошу повідомити мене, чим Ви тепер зайняті, коли будете вільні і коли можна би Вам надіслати рукопис. Надіюся, що Ви вже досі понамальовували хоч трохи чортиків» [3], –  читаем в письме Гнатюка к Елене Кульчицкой от 23 февраля 1918 года. Думаю, и дальнейшая переписка между авторами может оформиться в отдельную тему для рассмотрения, потому что делает видимым живой процесс коллаборации с взаимными побуждениями и советами.

Однако увидеть издания миру, в результате потрясений первой трети XX века, было не суждено, хотя и рукопись, и рисунки Кульчицкой были готовы к печати. Поэтому в этом контексте артбук Андрея Хира возникает своеобразным продолжением идеи Гнатюка, но уже в XXI веке. Замысел наконец растворяется, но не под давлением исторического потока, а в самом факте издания, для которого понадобилось почти столетие.

Так, шаг за шагом, от графического блока, холстов и артбука, который собрал воедино все тексты и толкования, к маскам и скульптурам, западноукраинская космология открывает еще одну из своих многочисленных граней. Потому что однажды художественный взгляд Андрея Хира, оставив раскопки архаики, сфокусировался непосредственно на пути к визуализации текстовых кодов, часто алогичных и непонятных. Автор выступил в роли творца-рассказчика о единстве мира духов, чертей и Бога. Неслучайно в своем видео-ролике к проекту Хир держит в руке циркуль – инструмент создания мира.

Андрей Хир

Андрей Хир, кадр из видео-ролика к проекту, 2015

С творчеством Андрея Хира можно ознакомится уже в скором времени, с 18 мая, в Хмельницком областном художественном музее, а потом во Львовском Дворце Искусств, где с конца июня стартует проект «Тени забытых предков. Выставка».

Андрей Хир

Андрей Хир, проект «Тени забытых предков. Выставка», 2016, Мыстецкий Арсенал, Киев

Тени забытых предков. Выставка

Книга «Тени забытых предков» и сувенирная продукция, подготовленные специально к одноименному проекту, 2016. Дизайн – Андрей Хир

Все фотографии – со страницы автора, а также с архива арт-центра Я Галерея

1. Андрій Хір: «Забобони» – це складні речі, описані простими текстами [Електронний ресурс] : [Веб-сайт]. – Режим доступу : http://www.chytomo.com/interview/andrij-xir-zaboboni-ce-skladni-rechi-opisani-prostimi-tekstami/ (дата звернення 29.04.2016). – Назва з екрана.

2. Войтович В. М. Українська міфологія / Володимир Войтович. – Київ: Либідь, 2002. – 664 с.

3. Гнатюк В. М. Нарис української міфології / Володимир Гнатюк. – Львів: Ін-т         Народознавства НАН України, 2000. – 263 с.

Хочешь стать частью проекта? Напиши нам

Комментарии