«Однажды звонит из Киева: «Я хочу принять министра культуры Франции с женой, что делать? Я придумал только, что в квартиру войдет нарядная гуцулка с коромыслом, а ведра будут полны шампанского со льдом. Затем парубок подаст зажаренного гуся в бумажных розах и лентах, а в глазах у гуся будут изумруды — это серьги, которые я потом подарю министерше. В углу будет играть бандурист, я ему приклею бороду, как у Черномора, а конец закину на люстру и там обовью ею лампу, для полумрака, чтобы мадам не увидела, что изумруды поддельные… Что бы придумать еще?».

Сергей Параджанов

Удивительная работа Сергея Параджанова «Тени Забытых Предков» увидела свет 4 сентября 1965 года в кинотеатре «Украина», приуроченная к юбилею одноимённой повести Михаила Коцюбинского. Фильм, наполненный религиозными и фольклорными сценами, не соответствовал доминирующему тогда «Социалистическому Реализму» советского кино, впоследствии был запрещён к показу.

Кураторы проекта «Тени Забытых Предков. Выставка» поддержали традицию памятных юбилеев, посвятив выставку этому уникальному для украинской культуры фильму. Современные мультимедийные приёмы вступают в диалог с историей фильма, раскрываясь по-новому для зрителя, обнаруживая красоту скрытого.

Выставка состоит из девяти залов, каждый из которых посвящён отдельной тематике: будь то цвет фильма, его влияние на современное искусство или забавные комиксы, созданные клубом иллюстраторов «Pictoric». 

Styleinsider поговорил с создателями выставки и выяснил, с какими сложностями столкнулась команда, как повлияла личность Сергея Параджанова на творчество современных художников, и какой из экспонатов является самым необычным из всей экспозиции.

Андрей Алфёров (куратор)

О фильме
 
«Тени Забытых Предков» — это, конечно, самое значительное украинское кинопроизведение второй половины ХХ века. Это вершина в таком направлении, каким является поэтическое кино. Ничего лучше до этого и, очевидно, после ещё не снимали. Но вовсе не это делает его великим.

Велик он по двум причинам: потому что это новаторское, художественно совершенное кино. И потому, что он несет в себе систему кодовых сигналов, которую мы часто называем «культурным кодом» нации. Это кино, которое нас всех объединяет. Персонажи, их отношения между собой, этические нормы, которые они реализуют в игровых ситуациях фильма, несут в себе культурный код. Они имеют отношение только к нам, и ни к кому другому. Этот фильм, так или иначе, склеивает, скрепляет огромное количество людей, разрозненно живущих индивидуумов, в единое целое – народ. Разумеется, Параджанов, работая над картиной, не делал этого сознательно, не думал о культурном коде. Но даже спустя полвека, глядя на это кинополотно, мы узнаем на экране, в той или иной мере, самих себя. Узнаем и познаем.

Тени забытых предков

Выйдя из Французской Синематеки в Париже ( La Cinematheque Francaise ), я осознал, насколько остро стоит необходимость осветить 50-летний юбилей этого уникального фильма, тем самым заново открыв его для украинского зрителя. Поскольку у меня не было кураторского опыта, я полагал, что организация выставки не составит большого труда и можно ограничиться набором артефактов, который способен уместиться в небольшом относительно зале. Я тогда не думал о выставке, как об авторском высказывании. Искал язык и нужную, современную форму. Набросав целый ряд идей, я пришел однажды к Павлу Гудимову, с которым мы дружим много лет. Вместе мы начали углубляться в тематику, проводить исследование, стали яснее понимать, какой может быть эта выставка.

Сергей Параджанов — это значительная фигура уже даже не отечественного или советского, но мирового кино. Как и фильм «Тени Забытых Предков». Это шедевр мирового масштаба. Мы хотели раскрыть фильм как некую творческую лабораторию, показать важность других участников, лаборантов этого процесса. Хотя, безусловно, демиургом, создавшим этот мир заново, мир описанный Михаилом Коцюбинским, был именно Параджанов.

«Тени…» показали, что он был не столько штатным режиссером студии «Довженко», сколько художником – большим художников. Я имею в виду универсальную коннотацию этого определения. Необходимо было соблюсти баланс между величиной его творчества и современными возможностями искусства. Не стоит забывать, что с момента премьеры фильма прошло 50 лет — фильма, который долгое время был запрещён, а сам Параджанов отправился за него в тюрьму. Мы старались отыскать всех, кто был причастен к созданию фильма, найти всё то, что находилось в забвении долгие годы. Делать подобного рода исследование не современными методами было бы неинтересно. Нам хотелось показать и этнографический контекст, который страшно влиял на Параджанова и его сподвижников, и временной тоже.

Когда в 60-х годах начались съёмки в старинном гуцульском селе Криворивня, все творческие молодые люди ринулись туда, ведь там кипела жизнь. Хотя не стоит забывать, что эпоха была со всеми оттенками серого. Из воспоминания Георгия Якутовича и Тиберия Сильваши так это примерно и происходило. Это было безумно и дико интересно. Такие личности как Сергей Параджанов устраивали вокруг себя очень яркую жизнь, все тянулись к этому, на съёмках царил маленький Вудсток. Эту яркость, модность и, если хотите, сексапильность фильм сохранил до сих пор, несмотря на свой возраст.

Мы стремились это передать, а без широкой палитры современных медийных средств (кино, видео, живопись, звук) —  это было бы невозможно. И тут нужно отдать должное нашим партнерам и соорганизатором, студии Film UA и лично Сергею Созановскому. Это первый, кажется, случай, когда мощности современной киностудии задействованы в создании выставочной экспозиции. У нас получилось, и то, что казалось мертвым в силу возраста — ожило! Как старые фотографии гуцульских свадеб. Даже Светлана Ивановна — вдова Сергея Параджанова — позвонила мне на следующее утро после посещения выставки со словами: «Серёжа бы это оценил».

Понимаете, Параджанов был человеком эксцентричным, и это чувствуется в фильме. Мы пытались и саму экспозицию сделать отчасти эксцентричной. Это читается и в том, как и где все расположено, и в отдельных экспонатах, вроде фильма Кирилла Серебрянникова, над которым велась работа в течение 2 месяцев. Я не указывал ему, что надо снимать, просто очертил какие-то тематические направления, выделил основные моменты для переосмысления. В кадре должен был быть свадебный ритуал, которого нет, но он мог бы существовать. На мой взгляд, Кирилл блестяще с этим справился. Этот градус накала мы и старались держать.

Своей арт-инсталляцией «Реинкарнация» Антон Логов обеспечил блестящее начало выставки. По мнению Романа Балаяна — это один из самых значительных экспонатов, которой демонстрирует Сергея Параджанова как некий взрыв, ведь его фильмы и всё его творчество — они атаковали смотрящего.

Параджанов умел видеть красоту даже в повседневности быта. Он был известен своим гостеприимством, мог даже самый скудный советский стол превратить в искусно сервированную  композицию, до которой было даже жалко дотронуться.

Наша команда старалась сделать так, чтобы экспонаты таким же образом разговаривали со зрителем. В эту концепцию входит и потрясающая музыка Святослава Лунёва. Мы хотели добиться такого эффекта, чтобы звуковой ряд экспозиции, саундтрек к каждому залу, разговаривал со зрителем, как отдельный экспонат. Ведь музыка в фильме «Тени Забытых Предков» — это целый отдельный мир, которым можно наслаждаться, даже не смотря на изображение.

Об опыте кураторства

Для меня большим открытием стала сложность работы с культурными институциями, я не думал, что этот аппарат настолько бюрократичен и закрыт для людей. В итоге, время, которое можно было посвятить созданию выставки, пришлось тратить на, грубо говоря, столоначальников. Тем не менее, были люди, которые существенно помогали нам с решением данных вопросов и мы им очень благодарны за это. Среди тех, кто оказал нам такую помощь — Роман Гургенович Балаян, близко друживший с Сергеем Параджановым. Он — уникальный человек, немногий носитель исключительного вкуса и здравого ума! Чуткий и тонкий человек! Сама подготовка к выставке заняла чуть больше 9 месяцев, в её создании участвовало около сотни человек.

2016-03-08-Apr-TZP-Styleinsider-03

Катерина Носко (сокуратор)

О фильме

Этот фильм о красоте. Но не в  её стереотипном понимании, как чего-то «симпатичного или же смазливого», а скорее в образах, характерах. К примеру, Палагна — в ней так много женского, земного начала. Проводя экскурсии, я всегда делаю акцент на противопоставлении двух образов, Марички — любви небесной и Палагны — любви земной. Это отсылка к картине Тициана под названием «Любовь Небесная и Любовь Земная». К противопоставлению двух разных, но таких прекрасных миров.

О выставке

Во-первых, целью выставки «Тени Забытых Предков» стало проведение диалога с современным искусством, желание выявить скрытые связи, влияние фильма.

Одной из таких связей стали фотографии Тиберия Сильваши из серии «Рециклинг» (2014-2016) в диалоге с макросъёмкой фактур из кинофильма о чём мы и говорим в последнем зале«Лес».

Во-вторых, мы актуализируем тему отсутствия в Украине музея современного искусства. И, говоря об этой проблеме, мы задаёмся вопросом: «Возможно, этот музей может быть временным?». И вот у нас получился вариант временного музея современного искусства, который посвящен одному фильму в стенах «Мистецького Арсенала».

Артефакты

Изначально, было не так просто отыскать те или иные артефакты, но мы ставили перед собой задачу найти их максимальное количество. Многое из задуманного нам удалось.

Одна из самых ценных находок — оригинальные раскадровки Сергея Параджанова. Также нам удалось отыскать работы Лидии Байковой — художника по костюмам. Она очень тщательно работала над тем, чтобы собрать все костюмы, ездила по Закарпатью, отбирала и компоновала их для создания глубоких и ярких характеров героев.

Обратившись в СБУ, нам предоставили рассекреченные архивы КГБ по личности Сергея Параджанова. Множество ужасающих доносов, описания его личных встреч — всё в мельчайших подробностях зафиксировано в официальных документах.

Работая над инсталляцией Антона Логова, мы столкнулись с интересным гуцульским представлением о мире. Нам необходимо было купить хату и разобрать её для выставки. Гуцулы не дали забрать нижние балки, поскольку верят в то, что там скапливается негативная энергия и злые духи. Для того чтобы у нас всё получилось, гуцулы эти балки нам не отдали, так как это могло бы повлиять на дальнейшую жизнь этого дома, но уже в Киеве.

В целом, хочется отметить, что многие, к кому мы обратились за помощью, нам помогли, и у нас образовались тёплые человеческие взаимоотношения. Это бесценный опыт общения, коммуникации. А также ощущения, что ты создаёшь вокруг себя определённое энергетическое поле, которое начинает продуцировать новые смыслы, новые идеи, новые знания. Какой-то совершенно живой организм.

Тени забытых предков

«Я оскорблял группу тем, что изучал храмы, ходил на крестины, на похороны. Все, что видите на экране, было на самом деле. Это был год жизни, прожитый у костра, у источника вдохновения…».

Сергей Параджанов

Антон Логов (художник)

О фильме

Фильм, безусловно, оставил сильный отпечаток на моем творчестве, иначе я бы не согласился участвовать в проекте. Когда в прошлом году поступило предложение от Андрея Алфёрова, я сразу поддержал эту идею.

В первую очередь, Сергей Параджанов  является для меня большим художником, не просто режиссёром. В фильмах он использовал многие ссылки на историю искусств, художников средних веков. Он был человеком ХХ века, новатором, который максимально проявил себя в кино, став узнаваемым и не похожим ни на кого режиссёром. Что касается самого фильма «Тени Забытых Предков», я посмотрел его лет в 20, в этот период я уже учился, был знаком с искусством. Помню, как меня поразила операторская работа, быстрая смена кадров, движение, скорость. Насыщенная цветовая палитра — это живопись действия. Но сама энергия фильма, она сильно западает в душу.

Антон Логов

Я помню, Андрей Алфёров как-то говорил, что этот фильм можно назвать видео современного искусства. И действительно, после первого просмотра я понял, что это не просто режиссёрский фильм, это работа художника и его команды.

К слову о команде, это были люди, которые, в свою очередь, сильно на него повлияли — оператор Юрий Ильенко, композитор Мирослав Скорик, художник Георгий Якутович.

Я думаю, что это фильм на все времена, потому что он о человеке в целом, его взаимодействии с окружающим миром, о нашем взаимодействии друг с другом — это действительно классика.

О работе

«Реинкарнация» была специально сделана для первого зала, под названием «Red» (Красный). Это самая большая инсталляция выставки, расположенная в самом начале. Вся схема и режиссура проекта уже была придумана Павлом Гудимовым и Андреем Алфёровым. По нашей общей задумке зритель, входящий в первый зал, должен испытать на себе очень сильную энергию, некий драматизм, заряд на просмотр всей выставки.

Антон Логов

Андрей Качуро (технический директор)

О проекте

Стоит отметить, что подобного уровня выставки делаются крайне редко в Украине.

Реализация проекта была достаточно трудоёмкой, в первую очередь из-за того, что он состоит из множества различных локаций, каждая из которых живёт своей отдельной жизнью, начиная от нулевого и заканчивая последним девятым залом.

Самым интересным объектом по реализации была «Реинкарнация», которая находится в первом зале. Её мы с командой из 12 человек устанавливали в течение 4 суток.

Подобного рода арт-инсталляция была первой в моём опыте. Изначально это была уже сформированная, настоящая украинская хата, из которой, в итоге, получился арт-объект. Были попытки заранее спланировать всю механику действий, но в результате мы действовали по факту, на месте и у нас хорошо получилось.

Многое из представленного на выставке было создано в ручном режиме, какие-то решения мы находили уже на практике. Но до конца никто не знал, как всё сложится, да, мы были готовы процентов на 90, а дальше — действовали по ситуации.

Тени забытых предков

Клуб иллюстраторов «Pictoric»

Илья Угнивенко

О работе

Нам необходимо было проиллюстрировать полумифичные, полуправдивые истории, посвящённые съёмкам фильма. Истории нам давал Борис Филоненко, после чего мы с художниками из творческой группы «Пикторик» разобрали их между собой и приступили к работе.

Художников было больше десяти, все, кто смог подключиться к проекту, взялись за работу. Единственное, чтобы попасть в один стиль, мы ограничили себя цветом и программой, для удобства мы взяли Illustrator.

Я выбрал себе историю про заключённых. Как раз смотрел фильм «Комедия строгого режима» и подумал, а почему бы нет, очень похоже, совпало. И дальше был вопрос, как решить это оригинально, не делить на квадраты, как в классическом американском комиксе, но больше идти от движения пятен на листе, и под это подстраивать саму историю.

Очень интересно было разыгрывать эти сценки в виде комикса. В итоге, они получились не столько комиксы, сколько, скорее, рисованные истории. Нестандартный формат, есть визуальная составляющая, не надо читать, ты сразу вливаешься в атмосферу.

Тени забытых предков

Елена Тихонюк

Я, немного поразмыслив, остановилась на истории о том, как Георгий Якутович, приземляясь на вертолёте в гуцульском селе, полностью сметает с лица земли стог сена, кропотливо собранный гуцулами. В этой истории я увидела больше чем просто комичный сюжет, на мой взгляд, эта история хорошо иллюстрирует столкновение двух миров: феерический и очень мощный мир Георгия Якутовича с миром гуцулов, которые испокон веков следуют своим древним традициям. Некая встреча народного и творческого, результатом которой стал такой гениальный фильм «Тени Забытых Предков».

Все художники, которые брали себе истории, вкладывали туда ещё и что-то своё. Во-первых, многие из этих историй полулегендарны, как байки, которые рассказывают друг другу. Это не какой-то исторический факт, это скорее эпатажные, интересные мифы вокруг фильма. Все художники включились в эту игру, дополнив эти мифы своим видением и жизненным опытом.

Сергей Параджанов

Валерий Тихонюк

Для иллюстрации я выбрал историю о том, как однажды, в театре им. Ивана Франко, проходил вечер Михаила Коцюбинского. Сергей Параджанов сказал Ивану Драчу: «У меня есть трембита. Ты бери за один конец, я — за второй. Пошли, понесем эту трембиту, подарим ее этому вечеру от съемочной группы фильма «Тени Забытых Предков». Они хотели подарить трембиту, сделать приятно, но им не удалось.

По факту их в тот вечер так и не пустили в театр. Параджанова это настолько взбесило, что он сказал Ивану Драчу: «Пошел ты к ебеням матери с этой украинской культурой!». И швырнул в него этой трембитой, которая до сих пор стоит у него в квартире.

Эта история связана с нашим прошлым и нашим нынешним. В той ситуации Сергей Параджанов поставил нам своеобразный диагноз. Эта история интересна тем, что напоминает нам настоящее.

Сергей Параджанов

«Я так красиво жил 50 лет. Любил — болтал — восхищался — что-то познал — мало сделал — но очень многое любил. Людей очень любил и очень им обязан. Был нетерпим к серому. Самый модный цвет. Необходимость времени».

Сергей Параджанов

Автор статьи: Алина Глотова

Фотограф: Анна Некрасова

Комментарии