Художник и иллюстратор Юлия Тверитина приехала в Китай, не собираясь оставаться там надолго. Но судьба распорядилась иначе, сейчас девушка осела в одном из самых живописных городов государства — Суджоу, считающимся Памятников Всемирного Наследия. В рубрике «Космополит» Юлия рассказала о непосредственности китайцев, которые могут распаковать свой обед прямо в вагоне метро в час-пик, станцевать под Леди Гагу, забыв о возрасте или обокрасть девушку в костюме пельменя, ценностях местных жителей, а также о приобретенных навыках, как, например, приготовление медуз под сладким соусом.

Китай

Я живу в городе Суджоу в получасе езды от Шанхая. Первый раз сюда приехала три года назад на стажировку от ассистентуры Национальной Академии Искусств (НАОМА), потом приезжала в гости к друзьям, нашла работу и осталась.

Сначала никакой карьеры не строилось, я не планировала оставаться в Китае на ПМЖ, просто путешествовала. Ездила в Пекин, в арт-зону 798. По несколько месяцев жила в разных городах, зимой в южных провинциях, в Гуйлине и Яншоу, Чжан Дзя Дзе, Хуаншане и Фудзяне, весной — в горных посёлках для художников в Анхое. Потом пришлось ездить по работе в издательстве в Гонконг — опасное и мрачное место. Там огромный мужик в костюме китайского пельменя стащил у меня пакет с лиджи и фигуркой Тоторо, которого я чуть ранее чудесным образом выиграла на автоматах, так что я недолюбливаю этот город.

Юлия Тверитина

Китай

Китай

Китай

Китай

Китай

Китай

Суджоу сам по себе город-достопримечательность, считающийся Памятником Всемирного Наследия. В 514 году до н. э. он был столицей государства У, при монголах — важнейшим военным и торговым портом, во время династии Сун стал центром производства шелка в Китае и остаётся таковым до сих пор. При династиях Мин и Цин город был застроен усадьбами столичных чиновников и превратился в садовую столицу Китая. Старый город стоит на каналах, в ближайших горах много красивых старых храмов и пещер. На каждом третьем холме пагода X века или хотя бы кирпич от неё. Я часто гуляю в сады, выбираю маленькие и безлюдные, в которые не водят туристов, они все до безобразия идеально прекрасны.

Китай

Китай

Китай

Вокруг Суджоу много маленьких старых деревень на воде, вроде У Джин, Тонг Ли и Джоуджуан, таким, наверное, был и сам Суджоу пару тысяч лет назад. Сейчас живу в старом центре Суджоу, возле парка с китайскими мостиками, где иногда посещаю занятия у мастера тайцзы, могла бы еще выходить на пробежку, но не выхожу. Большинство моих соседей приезжие из провинций, забавные неординарные ребята, везде чувствуют себя как дома. У соседа сверху в квартире живёт свинья, раньше она была милым поросёнком, и он облачал её в собачий костюмчик годзиллы. На китайский Новый год я увидела уже матёрого борова в красной телогрейке с драконами, по словам хозяина, свин в доме — это к деньгам. Пожилой сосед в пятиэтажке напротив на крыше навалял земли и взрастил огород, по вечерам он громко режется в маджонг с местными бабулями, под сенью помидорной ботвы.

Китай

Китай

Недавно на седьмом этаже кто-то почил. Дом заполонили буддистские монахи, они три дня громко пели и жгли глазовыедающие благовония. Вломились к нам с требованием завесить все зеркала, унесли с собой весьма ценные японские стаканы, ещё день пели тихо, что-то жгли в ночи на лестничных клетках, потом воскурили по сигарете и ушли, оставив пепел в коридорах и в наших сердцах. В окне, выходящем на парк, я часто вижу людей, прыгающих задом наперёд, стоящих на голове, трущихся спиной о деревья. Танцующие под Леди Гагу в семь вечера тетушки меня давно не удивляют, это всеобщекитайское явление. Тут любят гулять в тёплых пижамах. Никто не парится, как на него посмотрят, потому что никто не смотрит, всех слишком много, все заняты своим делом и всем все равно. И это прекрасно.

Китай

Китай

Китай

Конечно, ментальностью китайцы очень отличаются от украинцев. Внутренние взаимоотношения между ними намного проще, чем у нас. И прочнее. Семья для китайца стоит на первом месте, и это не только близкий круг — а семья вообще, абсолютно все дальне-близкие родственники, а ещё его лучшие друзья, уже как бы в статусе братьев и сестёр. Скажем, такой бытовой эпос как «Кайдашева семья» не мог произойти и быть написанным в Китае. Меня также восхищает китайская непосредственность. К примеру, едет китайский товарищ рано утром на работу, и в тесноте плотно наполненного другими товарищами поезда внезапно чувствует что проголодался. Самое время достать своё остропахнущее обэнто и поглотить его, шумно побрызгивая на остальных товарищей соусом. К слову сказать, китайцы абсолютно беззлобны, в большинстве своём, они просто молча утрут соус, не отрывая глаз от айфона. Потому что это на самом деле действительно неважно, к чему ссорится. Люблю их за это, а ещё за оптимизм, нежный пофигизм, щедрость и гостеприимство. По сравнению с украинцами они очень позитивны и доброжелательны, их лица открыты и расслаблены, даже когда они уставшие едут с работы домой. По всему Китаю вы не найдёте ни одной продавщицы или государственного работника чего-либо, который бы вам нахамил. Наверное, это привычка выработанная годами жизни в перенаселенном социуме. Работать проще с китайцами, заплатить за работу по договору или без него для китайца дело чести. Легче договориться, китаец всегда знает, чего хочет, китаец ценит твой труд и способности. Когда я вспоминаю свой опыт работы в Украине, мне становится, мягко говоря, грустно. А дружить легче с хорошими адекватными людьми.

Китаянка

Юлия Тверитина

Юлия Тверитина

Трудностей в адаптации у меня не было никаких. Местная кухня — это 75% из того, что держит меня в Китае. Конечно, есть некомфортные моменты, например то, что в южных регионах нет центральной системы отопления. Существовать зимой возможно только под кондиционером, а летом — сумасшедшая влажность и +40 круглосуточно, и жизнь опять-таки реальна только под кондиционером. Мне иногда кажется, что кондиционер, а не Османтус должен быть символом нашей провинции. Большим минусом является «золотой щит», блокирующий все возможные соцсети, кроме (горькая ирония) Вконтакте и Одноклассников. Экспаты обходят щит с помощью VPN, но он нестабилен и слаб по загрузке больших файлов. И до сих пор не могу привыкнуть к беспределу на дорогах, каждая поездка на байке — маленький стресс.

Очень люблю свою старую мастерскую в доме поэта династии Сун, на территории колледжа в центре старого города, и вообще, весь этот район. Тихое милое место. Сейчас у меня другая мастерская, рядом, удобней и больше метражом, но не такая красивая. А ещё надо мной живёт бабушка-фрик и она кормит всех окрестных котов остатками своих гастрономических экспериментов, изливая их прямо на стеклянную крышу моего внутреннего дворика, и не вразумить её никак.

Юлия Тверитина

Юлия Тверитина

Юлия Тверитина

Юлия Тверитина

Сюрпризом было многое, так как, имея на руках билет в КНР, я очень приблизительно представляла куда лечу, мне виделось что-то тревожное, вроде Северной Кореи, но оказалось, что там Корея Южная, местами даже очень Япония, и вообще, всё очень хорошо. Немного неприятно удивил культурный уровень, пока что существует достаточно резкая черта в поведении и даже во внешности между коренным городским населением, в большинстве своём вежливыми образованными людьми, и товарищами, приехавшими из деревень и небогатых провинций. Я не буду сейчас говорить о Культурной революции и её последствиях, прошло достаточно много времени. Насколько я поняла, в какой-то момент правительство выкупило землю у сельчан под обширные застройки новых регионов. Они оказались с большими деньгами на руках и, как мне кажется, в большом недоумении и непонимании, куда их теперь девать. Все коллективно переехали в города, на все средства приобрели большие красивые машины, брендовые вещи, и, увы, массово путешествуют, обычно небольшой крепкой семьёй из 20-30-ти человек, включая младенцев и бабушек старше 80-ти. Именно эти ребята создают бесконечные истории о бытовом хамстве, плюют вам под ноги, курят в вагоне подземки, в автобусе, в комнате отдыха для беременных женщин, в самолёте, курят вам в лицо, пока вы едите в общественном месте, тесаками потрошат гусей на эскалаторах (потому что нельзя провозить в метро живого гуся, «да, товарищ милиционер, мы не знали, сейчас все исправим»), разводят лошадей на крышах многоэтажек и светятся в новостях типа «китайский мальчик опять накакал под магазином Burberry в центре Лондона». «Думают, что они на поле, стыдно за них!», — негодуют в комментариях на Shanghaiist городские Джанги и Ваны, и ставят грустные смайлики.

Китай

Китай

К примеру, в моем маленьком провинциальном Суджоу — 20 миллионов жителей, из них 16 миллионов на Китайский Новый Год — три дня Великой Китайской Миграции — пакуют луивиттоновские чемоданчики праздничными дарами и едут к маме куда-нибудь в Анхойские горы или Синьцзянские степи. Это единственные три дня в году, когда в Суджоу тротуары чисты как в Японии, нет пробок и можно выпустить собаку погулять одну.

Китай

Китай

В Китае безопасно на улицах, в моем городе можно без тревоги за жизнь и кошелёк гулять в два часа ночи. Тут почти не пьют, и вообще не пьют алкоголь на улицах. Женщины не курят, по крайней мере, таких не замечала. За три года я видела только двух курящих девушек и одну бабулю в Шанхае. Мне нравится наблюдать, как Китай растёт. Скажем, вот уезжаешь на лето в Украину, а по возвращении вместо парка с озером, китайскими мостиками, карпами кои и цветущими сливами — хопа!- четыре слитых небоскреба, неон, стекло,сталь. Парк, конечно, никуда не делся, он был аккуратно разобран и сложен на уровне двадцать первого этажа, вместе со всеми карпами.

Есть несколько наиболее любимых садов, нежно любимый храм на горе У Шань за городом, очень старый, с большим карповым прудом и гигантскими соснами, и про него никто не знает, только пожилые местные жители. Там самая вкусная лапша с грибами и лотосом в Суджоу, в столовой для монахов с видом на панораму города. И никто, никто про неё не знает! Есть и бамбуковый лес на горе У Юэ, есть сад сакуры под горой с Золотым Буддой, лес Гинко, Каменное озеро. Концентрация красивых мест в Суджоу очень высока, я пытаюсь чаще посещать те, где меньше людей.

Китай

Китай

Китай

Согласно добытой в Академии трудами праведными профессии, я — график и иллюстратор. В Киеве много работала с офортом, но здесь у меня пока нет такой возможности и, в основном, я использую акрил и китайскую тушь. Мне повезло близко познакомиться со многими современными графиками и каллиграфами — мастерами китайской туши. Это существенно повышает мой технический уровень, спасибо им. В Киеве у меня бы не было такой возможности. В Китае меня многое вдохновляет. В прошлом году на аспирантскую защиту в Академии я делала большую серию иллюстраций на метровых холстах к роману-антиутопии Карла Чапека «Война с Саламандрами», она экспонировалась в музее Академии и я надеюсь привести её в Китай в рамках проекта защиты этого исчезающего вида. Все саламандры были нарисованы с натуры на Тьянменшань, в закрытом заповеднике, в естественной среде обитания. Они действительно были гигантские, удивительные и поражающие воображение. Был у меня проект «Китайский дневник», в котором я на десятиметровом рулоне рисовала бесконечную историю своих китайских будней, там есть и танцующие тетушки, и драконьи танцы, и Пекинская опера, и даже сосед со своим свином. Сейчас сижу над очень интересным заказом большой серии иллюстраций к статьям об особенностях Китая, Японии и Южной Кореи для изданий, выпускаемых CCTV — культурно-научно-образовательным китайским каналом, периодически получаю заказы от нескольких гонконгских изданий. Много заказов из Шанхая, часто пишут насчёт сотрудничества в комикс-индустрии, но многотомные графические истории о китайских супергероях — это тяжкий неблагодарный труд, я считаю, оставим это сильным духом, телом и умом. Постоянно делаем какие-то классные проекты с командой иллюстраторов Pictoric, из последнего: проходящая нынче выставка графических историй по фильму Параджанова «Тени забытых предков» в Мистецьком Арсенале в Киеве. Конечно, много работаю в мастерской над личными проектами, готовлю выставку к осени, езжу в горы на пленэры с группой китайских художников, не скучаю.

Юлия Тверитина

Юлия Тверитина

Юлия Тверитина

Юлия Тверитина

Юлия Тверитина

Говоря о мечтах, я мечтала жить в Японии на горе, пока работаю над этим.

А вот из достижений: за это время научилась готовить медуз под сладким соусом так, чтобы они хрустели, теперь могу есть их в любое время, в холодильнике всегда есть запас, горжусь собой безмерно.

Я каждый год на несколько месяцев возвращаюсь в Украину, у меня там семья, друзья, ремонт на кухне и собака, тонкая душевная организация которой не позволяет мне забрать её в Китай.

Юлия Тверитина

Юлия Тверитина

Китай

Хочешь стать частью проекта? Напиши нам

Комментарии