Кабуки — традиционное японское театральное искусство, беззвучно повествующее притчи страны восходящего солнца. Лицедеи в основном мужчины, костюмы и движения драматичны, грим вместо слов.

Театр-кабуки

Последний компонент, он же самый ключевой, известный среди актеров театра как «кумадори» — процесс нанесения косметики — перевернул современные beauty- и fashion-индустрии, расписав полотно истории моды в красные и черные краски.

кабуки кумадори

Как и в XVII веке, так и сейчас процесс приготовления к перформансу начинается с нанесения на лицо «оширои», рисовой крем-пудры, плотной консистенции. Вслед за тоном в ход идут краски. Героям позволительны красные губы и стрелки, злодеям же достаются темные широкие брови. В гримерки актера театра кабуки не встретить визажиста. Каждое прикосновение кисти к лицу во время мейкап-сессии актер осуществляет самостоятельно. Обычно ритуал длится около двух часов и раньше держался в строжайшем секрете. После шоу актер даже прикладывал к лицу лист бумаги, а отпечаток «кумадори» продавали в фойе в качестве сувенира. Времена поменялись и с начала прошлого века доступ в гримёрную открыт, а Ибицо Ишикава, потомственный актер из прославленной театральной династии кабуки Мацумото, даже завел Инстаграм-аккаунт, на который уже подписано более 135-ти тысяч людей. Противостоять очаровывающему магнетизму японского синтеза театра, музыкальной игры и танца не смогла ни модная индустрия, ни индустрия красоты.

кабуки

кабуки кумадори

В 2003-м году, будучи на посту креативного директора Dior, Джон Гальяно, после трехнедельного путешествия по Японии и Китаю, январским, традиционно промозгло-ветряным парижским днем представил коллекцию, в которой культурные различия между востоком и западом были взорваны. Прошлое смешалось с современным, примерно так, как сейчас в столице кабуки — Киото. О таланте Гальяно как кутюрье вряд ли даже у самого гадкого скептика или унылого мизантропа могли закрасться сомнения. Парча, тафта, невообразимые воланы из невесомого шифона и юбки из креолина. Настоящий хард-кор романс, повествующий о сенсационной победе цвета и фактуры. Но именно эта коллекция говорит о Гальяно как о потрясающем сценографе и театральном режиссере. Традиционный подиум получил роль «цветочной тропы», авансцены действия, а каждая из моделей свое амплуа. Злодеи, герои и простолюдины, скрытые за «кэсё» (С японского — грим) в исполнении команды визажистов Dior, развернули перед залом целую историю, в которой встретились животное и сверхъестественное начало. Шоу Гальяно, запоминающееся до мурашек, было трансформировано им в носибельную версию во время следующей коллекции ready-to-wear, а beauty-индустрия, не дожидаясь ни времени, ни места, озвучила трендом сезона — драматический макияж.

Dior

Dior

Dior

Dior

Вслед за Гальяно, в 2004-м году Патрик-Луи Виттон говорит о своем восхищении японским театральным искусством и презентует make-up кейс «Kabuki», созданный в соответствии с актерскими ритуалами нанесения грима. Перед созданием продукта, Патрик несколько дней провел в одной из гримерной театра в Нагои, наблюдая за тем самым длинным процессом визуального перевоплощения. Дизайнер был покорен упорядоченностью и удобством используемых средств макияжа. Процесс гримирования происходил очень натурально, без спешки и смятения. Спустя некоторое время, вдохновленный искусством «кумадори», свет увидел мейкап-кейс с внутренней обивкой из красной кожи, трельяжем и функциональным множеством ниш и ящиков. Сейчас на творение дизайнера вживую можно посмотреть на выставке «Louis Vuitton’s traveling exhibition of trunks» в Токио, с перепиской — «там, где традиционное мастерство европейского модного дома встретило историческое искусство повествования, поэтическое кабуки».

Louis Vuitton

Практически каждый сезон beauty-индустрия снова и снова возвращается в театральный мир периода Эдо, ища новую геометрию и краски. В 2011-м кабуки-набор блесков и кистей для макияжа презентовал косметический концерн Франсуа Нарса. Для шоу SS 2014 Missoni визажист Люция Пирони смешала эффект «cat eyes» с традиционным макияжем гейши, а Энтони Ваккарелло в коллаборации с Toмом Пеше добавил акцент на глаза в виде щедрой порции лайнера. Эффект такой уловки — идеальная овальность лица. Такой трюк пришелся бы по вкусу Киотским лицедеям. Японская марка по уходу за кожей «Face Pack» решила превратить процесс восстановления и релаксации в настоящий в настоящий артистический перформанс, создав маски с принтом кабуки совместно с авангардистом лондонской модной сцены — легендарным Кансаи Ямамото.

Энтони Ваккарелло

Энтони Ваккарелло

Энтони Ваккарелло

Но самый интересный диалог с традиционным японским театральным искусством у визажиста, настоящее имя которого навсегда останется «terra incognito», но его псевдоним «Kabuki» и магия работ действительно обезоруживает. Коллаборации с Рианной, Кети Перри, Ланой Дель Рей, Мадоной, Кайли Миноуг и Майклом Джексоном. Подиумный визаж для таких брендов как Zac Poesen, Jeremy Scott и Moschino, обложки для Vogue, Harper’s Bazaar, W Magazine, дружба и совместная работа со Стивеном Кляйном. Его работа беззвучна и так же прекрасна как традиционное «кумадори».

кабуки

Кансаи Ямамото

Автор статьи: Лида Ветчиникова

Хочешь стать частью проекта? Напиши нам

Комментарии