Реальность такова: ювелирные украшения больше не являются предметом роскоши, всё меньше они ассоциируются с подарками на «особые даты», и всё больше становятся тонким дополнением образа и отображением собственного стиля. И если раньше за украшениями мы шли в магазины от ювелирных заводов, теперь находим в интернете дизайнера и встречаемся с ним лично, знакомясь не только с его коллекциями, но и с личностью, а если повезёт, можем даже понаблюдать за завораживающим процессом превращения металла в произведение искусства. В рамках Ukrainain Fashion Week 5 украинских ювелирных брендов продемонстрировали собственное видение современного ювелирного дизайна. Styleinsider решил встретиться с Шейной Мирецкой (AGANA jewelry), Денисом Музыкой (Denis Music Jewellery) и Инной Нечипоренко (INNAN Jewellery), чтобы обсудить перспективы украинского и европейского ювелирного рынков, его сильные и слабые стороны, а также особенности и ценность украшений, сделанных вручную.

SI: Как и когда появился ваш бренд?

Денис: Я начал 4 года назад. До этого 15 лет проработал дизайнером-графиком.

Инна: Я начала создавать украшения в 2013 году, а в 2014 запустила свой сайт. На занятие ювелирным дизайном меня 5 лет назад вдохновило знакомство в Париже с итальянским дизайнером Ugo Cacciatori, который приоткрыл для меня завесу в ювелирный мир.  Ugo провёл мне однодневный экскурс: мы посетили выставку украшений Victoire de Castellane (дизайнер Dior Fine jewellery) в Gagosian Gallery, он показал мне свой шоу-рум и рассказал о новой коллекции украшений, после чего нас занесло на коктейль-знакомство в L’ECLAIR.  В результате,  украшения начали мне сниться…

Шейна: Марка AGANA jewelry была запущена в 2015 году, до этого же моя мама занималась частными заказами по ювелирным изделиям и делала для меня собственные модели. Я занималась разработкой и стартапами многих брендов. В какой-то момент, когда собственный почерк и видение мамы оформились, мы поняли, что пришло время сделать что-то своё семейное, объединили наши усилия и создали собственный бренд.

шейна мирецкая

SI: Как в вашей команде распределяются роли? 

Денис: Дизайном и созданием украшений занимаюсь я. А директор бренда, исполняющий также функции PR-менеджера, – моя жена.

Инна: Дизайном занимаюсь я и, что касается исполнения, практически все заказы изготовляю самостоятельно. В зависимости от объема производства, передаю часть работы по завершению изделий нескольким доверенным берлинским ювелирам. Отчетностью и финансовыми вопросами занимается мой бухгалтер.

Шейна: Я занимаюсь всеми функциями, касающимися управления бренда, PR, комплектации коллекции. Мама занимается разработкой дизайна и ручным выполнением мастер-модели.

SI: Кто был вашими первыми покупателями и где сейчас можно приобрести ваши украшения?

Денис: Вначале украшения продавались через социальные сети, в основном через Facebook, за 3 года это развилось в то, что есть сейчас. Первыми заказчиками были друзья из арт-тусовки: креативные директора, арт-директора, графические дизайнеры, потом подтянулись художники и другие. Сейчас мои украшения можно купить в Украине, Греции, Сингапуре, России и Великобритании.

Инна: Первыми моими клиентами были друзья в Берлине: владельцы магазинов, дизайнеры, фотографы, модели. Затем со мной связались представители ювелирной галереи и предложили сотрудничество. На данный момент большая часть заказов поступает из интернета. Довольно часто я также разрабатываю one-of-a-kind изделия в индивидуальном порядке, придерживаясь эстетики бренда.

Шейна: У нас всё начиналось по аналогии, но мы не выставляли на продажу единичные изделия, а сразу запустили полноценную коллекцию. Сразу после нашего открытия о нас написал Vogue, поэтому первые украшения покупала творческая часть социума: модели, владельцы брендов, представители рекламного бизнеса. Сейчас мы продаёмся в Киеве (Kovalskyi`s Optical Space) и Одессе (Not For everyone), но основные продажи – частные заказы, которые поступают, в основном, из Америки и Азии. Но и Украина, на наше удивление, даёт неплохой процент общих продаж. Также мы создаём украшения полностью под клиента, соблюдая нашу стилистику. В этой части – это, в основном, конечно, заказчики из Украины, так как тут важен личный контакт и доверие, ведь в изготовлении украшения нет промежуточного этапа, на котором можно что-то изменить.

шейна мирецкая

SI: Если бы вам предложили разработать коллекцию для ювелирного дома, вы бы согласились?

Денис: В Украине нет ювелирных домов, есть только ювелирные заводы. К тому же, мы работаем достаточно в нишевой нише и ювелирным домам просто не нужны. Даже в Европе, украшения такого плана, как продаём мы, не пользуются массовой популярностью. Поэтому, даже если нас подключат и мы создадим коллекцию, скорее всего, они останутся недовольны именно результатом продаж.

Шейна: Большинство ювелирных домов, которые работают на поток, используют машинную работу, так они выходят на низкую себестоимость, что даёт им те самые нужные объёмы продаж. Эти украшения стандартны и воспринимаемы массами. Наши же бренды основаны на ручной работе, детализации и собственном подходе. Поэтому любой ювелирный дом, в первую очередь, столкнется с перерасходами на производство и им это будет просто-напросто невыгодно. Как всем известно, у того же бренда Tiffany есть два направления: ручной работы – это очень дорогие изделия, и то, что продаётся во всех бутиках – стандартные потоковые изделия. Соответственно, единственный вариант коллаборации, который для себя видим мы – с fashion-брендами, для которых ювелирные изделия могут стать сопутствующим товаром. У нас были переговоры с несколькими дизайнерами, но пока некоторые не понимают изначальных вложений, которых требует ручная работа, или же смысл понятия «коллаборация», так как присылают нам картинки украшений, которые хотят, чтобы мы повторили. Но для этого им нужна не ювелирная марка, а просто ювелиры. Ну, а с некоторыми, в том числе европейскими брендами, я думаю, переговоры увенчаются успехом.

Но что касается ювелирных домов, скорее всего, это нам неинтересно, им – нерентабельно.

Инна: Возможно, я бы согласилась. Всё зависит от того, какой это ювелирный дом и какую свободу действий он предоставляет.

Agana jewelry

SI: Чувствуете ли вы, как изменился рынок за время вашей работы?

Инна: Мне тяжело говорить об украинском рынке, так как я начинала уже в Германии. Могу сказать лишь, что недавно общалась с владельцами одного крупного концепт-стора в Берлине, которые рассказывали, что в преддверие Парижской недели моды ежедневно получают порядка 500 имейлов от новых брендов, большая часть которых – аксессуары.

Шейна: В Украине немного по-другому. У нас еще не утихла волна бесконечно появляющихся дизайнеров одежды, но также появляются и дизайнеры ювелирных украшений. Честно говоря, мне также легче ориентироваться, скажем, на израильском рынке, так как в Украине мы проводим от силы 50 % времени, но я работаю на этом рынке и в других сферах, поэтому немного ориентируюсь. В Украине ювелирно-дизайнерский бизнес пока на зачаточной стадии.

Денис: У нас ведь и нет специальности «ювелирный дизайн». Такое образование можно получить, допустим, в Central Saint Martins, но не в Украине.

denis music

Шейна: В Украине есть специфика постсоветского пространства, в которой ювелирные изделия производятся на заводах. У нас нет, как таковой индустрии, как в Европе, где существуют династии, передающие свои знания из поколения в поколение, нет университетов, которые учат не только технике, но и тому, как выработать собственный стиль. В Израиле, в Shenkar, даже по части дизайна одежды учат не только шить, но также развивают мышление, учат прорабатывать всё с нуля, давая знания по искусствоведению, истории и прочее. В Украине же — вот завод, вот техникум, вот дверь, вот интернет и думай сам.

Денис: Только 5-7 лет назад появилась возможность официально зарегистрировать ювелирную мастерскую, не получая лицензию на работу с драгоценными металлами.

А большая часть тех, кто появляется на ювелирном рынке, копирует дизайн других, а не создаёт собственный, уникальный продукт, руководствуясь желанием достигнуть максимальных продаж. Мне они, например, не интересны.

SI: А где вы добирали знания, которые нельзя получить в Украине?

Шейна: Саморазвитие. У нас очень многие успешные люди из творческой сферы – самородки. По сути, хорошего образования нет ни по одной творческой специальности. А образование за границей в каких-то моментах не поможет, если работа предполагает специфику рынка. Например, для бренд-менеджмента или PR ничего не даст образование в Marangoni, кроме общего развития и понимания европейской системы. Ты приедешь со своим красивым дипломом об окончании факультета «Fashion business» в Украину и попробуй разберись в этих реалиях, где ни один закон маркетинга, PR и экономики не работает. Именно поэтому специалистов, скажем, в рекламе, которые смогли что-то построить здесь выписывают на Запад — эти люди умеют мыслить самостоятельно, а не работать по учебникам. Безусловно, ты можешь получить базовые знания, но, опять-таки, здесь может быть момент того, что любой преподаватель пропускает всё сквозь призму собственного сознания, и вполне вероятно, что у Елены, Инны, Дениса и всех остальных, кто успешно работает в этой сфере, не получались бы настолько аутентичными их украшения, получи они образование. Моя мама, например, часто не хочет воспринимать технические правила, потому что это создаёт ей рамки и творить становится сложнее.

Инна: На первом занятии в Берлине мне показали, как правильно держать в руках инструмент и я кое-как вырезала из латуни слоника по контурам. На втором занятии было изготовлено простое кольцо-круг. После этих двух вводных уроков я училась уже исключительно исполняя свои эскизы. Моя преподавательница никогда не указывала мне, что именно я должна делать и не ставила для меня никаких рамок. Напротив, она всегда открыта к экспериментам и предлагает несколько путей достижения результата, а я сама уже выбираю один, и получаю соответствующие навыки. Я проходила мастер-классы по закрепке камней и по работе с воском, где все выполняли также в первый день одинаковые упражнения, а потом каждый концентрировался на своем стиле изделий и, соответственно, техник. Таким образом, особенностью моего обучения ювелирному делу в Берлине был акцент на выработке своего собственного авторского почерка. В Мексике я также, кстати, получила довольно уникальные знания по работе в технике филигрань, но это было, честно говоря, больше для общего развития, чем для практического использования.

denis music

SI: Можно ли заказать украшения из ваших первых коллекций, и есть ли лимит по количеству единиц каждой модели?

Денис: У меня коллекция «Black Hole», например, закрыта. Обращения идут, но я отказываю и предлагаю что-то новое. Кто-то соглашается, кто-то нет.

Инна: Самыми популярными были первые графичные кольца, а модель “Chaotic luxury”, например, присутствует в каждой линейке в различных вариациях. У меня есть лимит: каждое изделие не повторяется больше 50 раз. Пока что я мало работала с воском и все собирала исключительно вручную, поэтому кольца даже в одном и том же дизайне уникальны и, на мой взгляд, не должны существовать в большем количестве.

Шейна: Безусловно, он есть, потому что это труд, основанный на человеческом ресурсе. А есть такие модели, которые мы не можем повторить, в том случае, если использовали редкий камень большой каратности, которые чаще всего бывают в единичном экземпляре. У нас есть базовые модели, но больше 50, максимум 100 в год,  мы не сможем сделать и не стремимся. Нишевый бренд не может быть массовым.

SI: Есть ли у заказчика опция касательно, скажем, замены бриллианта на цирконий?

Денис: Нет, я работаю только с бриллиантами и алмазами, так как именно они дополняют идею моих украшений.

Шейна: Есть же разные варианты помимо бриллиантов и циркония – раухтопазы, топазы, сапфиры и прочие. Мы в основном работаем с ними.

Denis Music Jewellery

SI: Где вы закупаете камни для украшений?

Денис: У меня есть один поставщик алмазов, которого я искал целый год. С бриллиантовой группой, да и остальными камнями, в Украине проблем нет, были бы только деньги.

Шейна: С не бриллиантами есть проблема – ситуация с поставками топазов, раухтопазов, цветных кварцов чуть сложнее, необходимо искать. Бриллианты более потребляемы.

Инна: Я посещаю ярмарки в Германии, есть несколько немецких компаний, у которых я постоянно закупаю камни. Интересным был также опыт на рынке драгоценных камней в Мексике.

Денис: Все ездят в Бангкок, потому что даже с полным карманом пяти каратных камней тебя никто не остановит, законодательством это допускается.

Инна: Лавандовые аметисты, которые я использовала в нескольких последних моделях, мне, кстати, доставляли из Бангкока.

Шейна: Мы очень плотно работаем с Израилем, а там недостатка в камнях нет. Что-то закупаем и в Украине, но, скорее, для единичных экземпляров. Происхождение, практически, всех камней, с которыми мы работаем — Африка, Таиланд, Индия, Шри-Ланка.

инна нечипоренко

SI: Вы представляли свои коллекции в рамках ювелирного корнера на Ukrainian Fashion Week. Расскажите об этом опыте.

Денис:  Мои ожидания оправдались. Повторюсь: мы — нишевые дизайнеры и в своём сегменте, по сути, первопроходцы. Мы достали флаг и кричим: «Ребята, дизайн ювелирных украшений существует». Интерес со стороны посетителей был. Важно то, что это была коллективная, а не персональная выставка, где можно арендовать место. Нас всех пригласили, это уже хороший показатель. К тому же, это первая коллективная ювелирная выставка именно дизайна, а не заводов, и не только в рамках Ukrainian Fashion Week, но и в рамках Украины.

Несколько лет назад мы участвовали в Ukrainian Fashion Week, и я могу сказать, что в этот раз людей приходило намного больше. Возможно, потому что нас было много, но это очень хорошо, потому что люди, которым интересен дизайн Шейны или Инны обязательно посмотрели и мой. Я не говорю, что её клиенты придут ко мне, как к конкуренту. Я вообще не считаю дизайнеров конкурентами, ведь у каждого свое видение. Это у йогуртов в магазине состав одинаковый, а этикетка разная. Вот они конкурируют.

Инна: Мне очень понравилась визуальная идея чистого пространства, одинаковые прозрачные кубы у всех участников и то, что акцент был на дизайне и видении каждого дизайнера, а не, скажем, на интерьере. Никакого бархата, неуместной помпезности, все очень чисто и лаконично. Я рада, что в Украине наконец уделили внимание авторским ювелирным работам и надеюсь, что это станет традицией, поддерживаемой журналом Vogue в рамках Ukrainian Fashion Week.

Шейна: Я считаю, что Vogue в очередной раз выступили первопроходцами, ведь именно они первыми из украинского глянца писали о наших брендах, сейчас первыми в собственной экспозиции нас показали широкой аудитории в формате выставки. Это очень важная тенденция для украинской моды и лестная для нас.

SI: Планируете ли вы открывать собственные фактические магазины или возможно планируете объединить усилия?

Денис: Есть планы сделать собственное пространство, где будет шоу-рум и мастерская. Важна атмосфера. Людям всегда приятно приходить на территорию дизайнера. Сейчас мы занимаемся поиском помещения, так как в некоторых помещениях я работать просто не могу, а те помещения, которые предлагают – не интересны по настроению.

Шейна: Нам так же был бы интересен формат объединения мастерской и шоу-рума, тогда это будет оправдано.

Инна: У меня есть своя мастерская, которая находится в Берлине. Также мои изделия представлены в галерее, находящейся на одной из центральных улиц города в районе Mitte. Есть, конечно, клиенты из Украины, для которых я исполняю частные заказы, но в открытии здесь собственного магазина пока смысла не вижу. Меня постоянно спрашивают, где в Украине можно приобрести INNAN, поэтому отлично представляю, что мои украшения могут быть частью мультибрендового шоу-рума/концепт-стора в Киеве, например.

инна нечипоренко

SI: А если говорить не об Украине, где бы вы хотели иметь мастерскую?

Денис: Сицилийская деревня, небольшие узкие итальянские улочки, брусчатка… Это какие-то детские воспоминания из старых итальянских фильмов, но, в целом, я никогда не стремился в Европу. Мне всегда нравилась Новая Зеландия. Я бы хотел уехать туда.

Инна: Я абсолютно счастлива, имея мастерскую в Берлине. С другой стороны, меня всегда очень привлекали семейные итальянские традиции: передача опыта и знаний от родителей детям, сохранение секретов мастерства, которые бережно нитью тянутся сквозь поколения. В Италии расположено много мануфактур, где для крупных компаний производятся ювелирные украшения ручной работы на очень высоком уровне, а также множество маленьких аутентичных мастерских. Я бы хотела для полной гармонии иметь мастерскую в Италии. Там можно производить обмен опытом, вдохновляться ручным мастерством. И ещё, конечно же, там погода поприятней, чем в Берлине и что уж говорить о еде, вине…всё это в целом, безусловно, манит.

Шейна: Мы ещё на этапе создания бренда хотели показать ту самую атмосферу, о которой говорит Инна: когда украшение, сделанное в единичном экземпляре, передаётся из поколения в поколение, потому что это не штампованное изделие, а, в любом случае, что-то очень личностное. Вся эта атмосфера ювелирных семейных традиций, действительно, очень манит. Конечно, хотелось бы, чтобы в будущем дети продолжили семейное дело и в этом плане Европа как-то ближе всего к этой идее. Я и мама очень тяготеем к Парижу, даже в Одессе мы работаем и живём в квартире, которая является частью архитектурного ансамбля, созданного ещё в XIX веке, то есть с самого начала градостроения, с парижским флёром. Поэтому в будущем и мастерская, и шоу-рум будут, наверное, в Париже. Хотя с торговой точки зрения это переполненный город, но Париж удобен тем, что рядом вся модная индустрия, выставки, Недели моды и прочее. С другой же стороны тянет, как говорит Денис, в полную противоположность: проводить полгода на Бали или ещё где-то, закрыться там и собраться с мыслями.

INNAN Jewellery

Автор статьи: Катерина Капцова

Фотограф: Анна Некрасова

Хочешь стать частью проекта? Напиши нам

Комментарии