Ремонт – мужских рук дело. Наша сегодняшняя героиня доказывает обратное, разбивая очередной стереотип. Ия Турабелидзе – дизайнер интерьеров, соосновательница студии дизайна «Concretica», объединяет в себе любовь к поэзии и живописи с такими пристрастиями как выливание бетона и шпаклёвка стен. Со своим напарником Антоном Вергуном, дизайнеры вносят свою лепту в развитие культуры украинского дизайна, создавая функциональные и стильные интерьеры. В интервью для Styleinsider Ия рассказала о хитростях, которые помогут сделать бюджетный качественный ремонт, смыслах, вкладываемых ею в каждое помещение, а также подобрала поэтическую форму к представленным работам.

SI: У тебя есть архитектурное образование, какое-то время ты занималась предметным дизайном. Как ты пришла в дизайн интерьеров?

Ия: Прошлым летом у меня каким-то феерическим образом начал звонить телефон с кучей новых заказов. Аналогичная ситуация произошла и у моего одногруппника Антона Вергуна. В тот момент мы как раз писали наши последние университетские дипломы. Посовещавшись, пришли к выводу, что раз у каждого из нас всего по две руки, чтобы со всем справиться — лучше объединить их в четыре. Тогда я и Антон создали нашу студию дизайна «Concretica».

Дизайнер Ия Турабелидзе

SI: Кто основной заказчик вашей студии?

Ия: Благодаря сарафанному радио и банально фейсбуку, у нас с Антоном много интересных заказов. В основном к нам приходят молодые и креативные люди, только заработавшие своим трудом на квартиру. Они долго к этому шли, поэтому собственная жилплощадь для них особенная, часто маленькая, но всецело любимая. Для меня, как для дизайнера, подобные проекты являются своеобразным испытанием: у одной квартиры сложная планировка, у другой – маленький бюджет, а я должна, используя простые средства, добиться желаемого эффекта.

SI: Если заказчик рассчитывает на бюджетный ремонт, может ли он обращаться к вам?

Ия: К нам можно приходить с крайне мизерными бюджетами. У нас с Антоном есть идея-фикс: уложиться в 200 тыс. грн, сделав чистовой ремонт нашему другу в хрущёвке, площадью 50 кв.м.метров. Мы даже задумываемся над запуском своего видеоканала на YouTube, чтобы продемонстрировать – ремонт может быть доступным. В Украине большинство людей даже боятся позволять себе жить в красоте, ссылаясь на дороговизну. Но как показывает практика, простыми приёмами – будь то цвет, покраска, небольшие детали или винтажная мебель, доставшая от бабушки – можно добиться приятной атмосферы. Мне кажется, сейчас не время тратить миллионы и миллиарды на квартиру, которая в конечном итоге должна быть уютным местом обитания.

SI: На чём не стоит экономить, делая ремонт?

Ия: Для меня идеальный ремонт – это когда в квартире есть качественный базис, назовём его холстом. Например, отделка полов и стен, кухня – то, что должно служить долго. Их, как по мне, стоит делать нейтральными. А яркими красками могут быть вещи, которые легко можно заменить, переставить, перебить тканью, перекрасить. С таким интерьером можно достаточно часто обновлять квартиру, не прилагая к этому больших усилий.

SI: На что в первую очередь обращаешь внимание, заходя в помещение, с которым тебе предстоит работать?

Ия: Каждое помещение имеет в себе какие-то задатки, пространство тебе диктует, что с ним делать. Попадая в новые жилые комплексы, где пока нет истории, обращаешь внимание на большие окна, хороший вид, бетонные стены – те элементы, которые могут стать акцентом в интерьере. Или же это хрущёвка, в которой жил когда-то чей-то дедушка, там совсем другая атмосфера, нет высоких полотков или бетона, но есть паркет ёлочкой 70-х годов, кирпич. У нас принято уйму денег тратить на гипсокартон, который в большинстве случаев абсолютно бесполезен, неэстетичен. А стоит обращать внимание на то, что изначально в квартире ценно, эти детали и делают весь интерьер.

Concretica

Concretica

Взгляни на деревянный дом.
Помножь его на жизнь. Помножь
на то, что предстоит потом.
Полученное бросит в дрожь
иль поразит параличом,
оцепенением стропил,
бревенчатостью, кирпичом —
всем тем, что дымоход скопил.

И. Бродский

SI: Как на тебя реагируют заказчики, увидев маленькую хрупкую девочку ростом в 1.50 м?

Ия: Недавно пришла заказчица и сказала: «Как такой маленький человек может быть специалистом». Она на данный момент мой фаворит. При первой встрече большинство людей относятся ко мне несерьезно. Но для меня это некий вызов, ведь ко второй встрече от их скептицизма не должно остаться и следа. В конечном счете, моя работа связана с делами, а не со словами. Мы с Антоном всегда делаем планировки бесплатно. Приходим, общаемся, меряем помещение, далее – показываем, что из него может получиться. На этапе, когда мы приносим развёрнутый план – всё становится на свои места, и мой рост тут больше не играет никакой роли.

SI: Какие качества важны в твоей работе?

Ия: Пожалуй, первое, что я в себе стремилась воспитать – это эмпатичность, ведь мне постоянно приходится угадывать, чего хочет человек, как ему хочется жить. Мы не продаём готовый стул, «не нравится – другой купит» или «я придумал, и он классный» — это не про работу дизайнера интерьеров. Мы всегда должны дружить с пониманием, что людям там обитать, это их квартира, их жизнь и нужно уважать их желания.

SI: Специфика твоей работы предполагает, что результат удаётся увидеть только спустя время. Часто ли постфактум хочется что-то изменить?

Ия: Смотря на первые проекты, я действительно думаю, что кое-где внесла бы коррективы. Но так, чтобы менять всю концепцию дизайна – наверное, нет. За счёт предварительной визуализации, сюрпризов в результате нет. Конечно, какие-то детали нам приходится решать в процессе, бывают ляпы со стороны строителей, проблемы с материалами, но в целом – получается именно то, что было запланировано изначально. Тем более, делая проект, я выбираю дотошно всё, вплоть до картин, оставляю частичку своего вкуса в каждой детали.

Скорее, нельзя никогда считать, что достиг вершины, самокритика – главный стержень прогресса. Для меня – перфекионистки — нелегким оказывается момент, когда одна и та же краска желтоватая на мебели, но снежно-белая на стенах. Этого кроме меня никто никогда не заметит, но мысль об устранении «дефекта» не покидает меня.

Дизайнер Ия Турабелидзе

SI: Есть ли такие детали, которые ты пытаешься ввести в каждый интерьер?

Ия: Мне нравится комбинация странных деталей, смысловая игра, остроумная изюминка, подтекст в интерьере. Как пример, в советские времена часто стены красили следующим образом: снизу – тёмная скажем алкидная краска, сверху – побелка. Это делалось для того, чтобы стены не пачкались. Сегодня я могу найти такую белую краску, которая не будет мазаться. Перевернув полосы наоборот, я с одной стороны провожу аналогию к советскому образу, с другой — лишаю эту схему логики, рушу стереотип и правило. Вот такие детали мне нравится вносить в интерьеры.

SI: Какое-то время ты работала с бетоном. Расскажи о своих отношениях с этим материалом.

Ия: Как-то вечером я со своей подругой Ирой, которая на тот момент занималась архитектурными макетами, заговорили о любви к бетону. Возможно, это связано с тем, что мы обе маленькие женщины, желающие заниматься сугубо мужской работой. В итоге, в грязных вещах, с порезанными от саморезов руками, мы мешали дрелью бетонную смесь, выливая наши первые вазы. Отличное было время.

Бетон – это очень крутой материал: из него можно вылепить любую форму, он хорош в эксплуатации, конечно, есть и свои недостатки, но его появление стало настоящим прорывом в строительстве. Помимо технических качеств, я могу сравнить бетон с девушкой без косметики. Конечно, можно накрасить её, она, безусловно, будет хорошо выглядеть, но нет ничего лучше естественной, природной красоты. Так и с этим материалом — можно оштукатурить, гипсокартон приклеить, а можно оставить его в натуральном виде – правдивым и не менее красивым.

Последнее время напрямую с бетоном я не работаю, но если в квартире, где я занимаюсь ремонтом, есть бетонная стена – мне хочется оставить её нетронутой. Например, я недавно сделала ремонт в собственной спальне и оставила две бетонные стены. Теперь могу говорить заказчикам: «Видите, я не только вам это предлагаю, я тоже в этом живу!».

SI: Как часто дизайнер интерьеров делает ремонт у себя дома?

Ия: Я делаю ремонт во всех помещениях, в которых бываю, но у себя в голове. Не могу заснуть, пока не переделаю то, что мне не понравилось где-то, я всегда предлагаю свой вариант интерьера. За четыре года жизни в моей квартире было уже, наверное, около 10 разных дизайнов. Но фактически, пока остановилась на спальне, сделав ремонт за 5 копеек: паркет я покрасила в оливковый, сделала ярко-красной, переходящей в оранжевую кровать, окно стало чёрным, стены очистила до бетона, на подоконник поставила фикус. А еще в подъезде я нашла кресло немецкого дизайна 70-х годов и быстро утащила его в лифт, пока никто кроме меня не додумался – теперь и оно часть моей спальни. Просыпаясь, каждое утро я кайфую от собственной комнаты.

Для большинства моих заказчиков ремонт – это кошмар, для меня – наслаждение. Мне хочется сдирать и клеить, шпаклевать и красить, демонтировать и крепить постоянно.

Concretica

Concretica

Concretica

Вот опять окно,
Где опять не спят.
Может — пьют вино,
Может — так сидят.
Или просто — рук
Не разнимут двое.
В каждом доме, друг,
Есть окно такое.

М. Цветаева

SI: То есть, со всеми домашними, даже сугубо мужскими, обязанностями ты справляешься самостоятельно?

Ия: Есть у меня дверная ручка в ванную, которую я не чиню принципиально. Жду, пока принц наконец починит эту долбанную ручку. Со всем остальным я неплохо справляюсь сама.

SI: Как ты оцениваешь ситуацию на украинском рынке дизайна и чему нам стоит поучиться у западных коллег?

Ия: В последнее время украинский дизайн серьезно шагнул вперед. Раньше считалось, что наш дизайн отстает от мирового лет на 10, сейчас это не так. Появляются украинские производители крутой мебели, предметные дизайнеры, которых не стыдно показать миру. В целом, радует то, что мы почти переросли принцип «Дизайн ради дизайна» и приходим к рациональности, лаконичности и функциональности.

Я считаю, что нужно культивировать чистоту – никаких лишних линий, всё как можно проще, особенно в жилых помещениях, экономичность и тысячу раз оговоренную экологичность. Мне очень нравится бельгийская модель – они сдают жильцам квартиры в новых домах уже с базовым ремонтом. К белым стенам и качественному полу владельцы быстро могут докупить необходимые вещи и с первого дня вселяться в новые жилища. Северная Европа – это рай перфекциониста. Тут в руках сознательных людей всё на своих местах – очень просто и логично.

Наша публика должна прийти к пониманию, что дизайн на страницах журналов – не всегда то, что применимо на практике. Что хорошая мебель не только «made in Italy». В конечно итоге, необходимо научиться видеть эстетику в несовершенстве, которая и делает пространство уютным.

SI: У тебя диплом архитектора, но ты как-то меня исправила, сказав «я не архитектор, я дизайнер». Собираешься ли заниматься архитектурой в будущем?

Ия: Я считаю, чтобы называться архитектором, одних теоретических знаний недостаточно, нужно практиковать. Я выучилась не просто на архитектора, у меня образование ландшафтного архитектора. В будущем я вижу себя занимающейся городской средой. Пока необходимо время, чтобы страна вышла на другой уровень – тут и законодательная база, и возрастная архитектурная верхушка, устоявшаяся в своих взглядах. Понемногу всё движется в этом направлении – скажем, установка интересных городских лавочек уже шаг в сторону прогресса. Скоро изменения выйдут на городской масштаб, и, думаю, я с радостью применю все свои теоретические знания на практике.

Concretica

Море — это уснувший гром,
Сплав из вечности с серебром,
Мир где время бежит легко
Прямо в сердце живой рекой.

Автор неизвестен

SI: Как относишься к качеству архитектурного образования в Украине и собираешься ли продлевать студенческую жизнь?

Ия: Я думаю, что если человек хочет учиться – он будет учиться где угодно, хоть дома с книгами, тем более, в наше технологически развитое время. Что касается второго высшего – у меня было такое желание, оно есть и по сей день. Просто если раньше я думала уехать на несколько лет, то сейчас вижу себя не более нескольких месяц в летней школе изучающую urban planning где-нибудь в Испании. Есть люди, которым очень нравится оттягивать момент наступления их жизни. А у меня сейчас – эпоха: на одной линии Антон, на другой – прораб, на третьей – доставка материалов. Оставить это всё ради лекций – я пока не готова.

SI: Под какую музыку лучше всего работается?

Ия: У меня нет любимого стиля, ни в одном из искусств. Я могу начать с Эминема, продолжить Рахманиновым, закончить этническим исполнителем из Португалии. Это всё найдётся в моём плейлисте. Но есть традиция – физкультминутка на работе всегда под Рианну.

SI: Плохой тон не спросить у человека, занимающегося творчеством, об отношении к современному искусству.

Ия: Моя любовь к Возрождению Серерной Европы никак не мешает мне кайфовать от работ Аниша Капуры и  Таубы Ауэрбах. Мы живём в эпоху поиска. В какой-то мере нивелировалось само понятие «искусство», сейчас это скорее задумка, история, которую рассказывают новыми способами, сегодняшнее искусство – это насмешка над современным миром.

SI: Ты — знатная любительница поэзии. В чём поэтичность твоей работы?

Ия: Поэтичность – это когда сидишь, смотришь на дурацкий план странной квартиры. Мучишь его неделю-вторую. Случаем видишь какую-нибудь мелочь и «бинго!». Эта единственная деталь собирает картину воедино, и каждая её осколок становится частью целого. Это больше чем дизайн — архитектура пространства. Для меня это лучшее стихотворение.

Дизайнер Ия Турабелидзе

Автор статьи: Оля Костюкевич

Фотограф: Анна Некрасова

Хочешь стать частью проекта? Напиши нам

Комментарии