В конце 70-х у моды появилось сразу две «визитные карточки» — панк и диско. Как сосуществовали и развивались две кардинально отличающиеся друг от друга субкультуры читайте в обзоре Styleinsider «I Am Fashion. Панк vs. Диско».

Панки против всех

Панк — термин без четкого определения, это микс из разочарования, нигилизма, неистовства и театральности. Субкультура, для которой не найти более или менее литературно-вменяемого обозначения, в конце 70-х подняла весь Лондон «на дыбы», в прямом и переносном смысле. Как и их предшественники из 60-х, панки сохранили антипозицию ко всему, что вписывалось в категорию «мейнстрим», при этом упростив все лозунги и комментарии о своей философии к понятному, а временами даже душераздирающему «fuck you!». Простите, но без ругательств это движение не удастся описать.

панки

панки

Если углубиться в архивы столичной прессы Великобритании 1977-го, то практически каждая уважаемая газета, новостное издание или самая желтая жалкая газетёнка – все они не упускали возможности сообщить о беспорядках, упоминая в качестве зачинщиков молодых панк-анархистов. Хотя сами же представители субкультуры не желали быть причастными к столкновениям между торговыми союзами, неонацистами и антирасистами. Их сцена — это вовсе не улица, а подвальные клубы, крики, литры пива, электрические импульсы звуковых установок и грязная, мокрая толпа. Их оружие — музыка «Sex Pistols».

панки

панки

субкультура

По принципу «из грязи в князи» субкультура панков рождает новую моду. На вопрос, в чем же её философия, практически каждый панк свяжет свой ответ с устойчивым выражением «Shock Values«. Их сознанием правил эпатаж. Пока публика ошарашено рассматривала наряды мальчиков и девочек с невменяемыми прическами и макияжем, мятежники смаковали собственное виденье красоты, сопротивляясь тенденциям и трендам, они превращали концертные площадки в резиденции беспечности и нарциссизма. Радикальные, левые, но безгранично влюбленные в собственную непохожесть и отстранённость от нормальности.

панки

панки

панки

субкультура

субкультура

Girls on front row! Девушки-панки — самые настоящие суфражистки. В борьбе за свои права они ломали стереотипы о сладких девочках, созданные в 60-х. Их не устраивала ни мини-, ни максидлина. Настоящая рыбная сеть на голую грудь, косуха и брюки от старого папиного костюма — такова природа панковской сексуальности. Поли Стайрен, начавшая карьеру с продажи пластиковых платьев собственного дизайна, достигла вершины музыкального панк-Олимпа. Вменяемая только наполовину, откровенная британка, стала героиней журнала «Billboard». Статья, в которой Поли назвали «архетипом феминистического панка», буквально была разобрана на цитаты. За Страйн к революции «Front Row Girls» присоединились девушки из группы «The Slits» и Сьюзи Сью. К середине 70-х Сьюзи стала иконой панк-культуры, смешав в собственном стиле классический глэм-рок с анархичностью и фетиш-атрибутикой. О ее музыке и выходках говорили все. В общественном транспорте водители представляли ей 50 % скидку на проезд, округляя глаза при виде ее прозрачной юбки. В винном баре «Pimps» Сьюзен устраивала панк-вечеринки для ЛГБТ-коммьюнити, в разгар которых появлялась в зале со своим приятелем по прозвищу Берлин, ведя его по залу на собачьем поводке. Что говорить, если ее имя не сходило со страниц «Guardian» еще до начала ее музыкальной карьеры. И, конечно же, невозможно представить бунтарскую субкультуру без панк-королевы — Вивьен Вествуд. Ее модная революция вырвалась за пределы Лондона, как новость об испытании ядерного оружия. Так смешивать современную эстетику сопротивления и историческое наследие европейского костюма могла только она: must-have топы и платья-амуниции, реинкарнирующие дух Жанны Д’Арк, рваные брюки загулявшего, покинувшего цирк Арлекина, чулки на булавках отвязанной школьницы, прогуливавшей уроки с парнем с огромным ирокезом. Вивьен сумела уловить то потрясающее эпохальное «между», объединяющее мятежников прошлого и настоящего.

Вивьен Вествуд

Вивьен Вествуд

«Она — мужчина». Так говорили о кумире панков Патти Смит и ее ролевых гендерных игры! Следуя примеру певицы, девушки экспериментировали с традиционной маскулинной эстетикой в рамках собственных гардеробов, а парни покрывали губы третьим слоем винной помады. Панки не навязывали никому свою точку зрения. Те, кто быстро уставали от театральности, без труда и особых обязательств могли выйти из субкультуры. Свобода действий, самовыражение и отсутствие чувства стыда — 3 вещи, за которые далекие от политики анархисты, поставили бы галочку в избирательном бюллетени.

субкультура

«Oh Bondage Up Yours!». Если спросить старых панк-girls, какой ключевой предмет их гардероба, то 90% в один голос скажут бандажный топ — сексуальность, сарказм над мазохизмом и капиталистической свободой. Вещь, которой субкультура обеспечила бессмертную популярность. Сейчас бандаж носят Бейонсе и Рианна. Они не анархистки, но резко и правдиво высказаться умеют. А для панков этого вполне достаточно.

вивьен вествуд

вивьен вествуд

вивьен вествуд

вивьен вествуд

Vetements

Vetements

Punk still rules the Vogue! Карнавальность и эпатажность субкультуры в розовом цвете и цветочном принте на показе последней коллекции французского бренда Comme des Garçons, радикальные высказывания, аксессуары и наплевательская сутулая походка бывшего панка, увлекшегося рейв-культурой, на парижской презентации будущего сезона от команды бренда Vetements и встреча гимназистки с панковской натурой в рамках последнего шоу Изабель Маран. И, конечно же, потрясающая Вивьен Вествуд. Вчера панки носили дождевики, чтобы уберечь свой cool-образ от пивного ливня на очередной вечеринке, а сегодня байеры и it-girls готовы стянуть прозрачную куртку прямо с показа Вивьен. Меняется многое, но мятежнность и бесстрашие дизайнера невозможно потушить. Мода по-прежнему говорит «браво, Вивьен», моде всё так же хочется быть «dirty Punk».

Comme des Garçons

Comme des Garçons

Vetements

Marant

Disco stayinalive

Найти того, кто ни разу в жизни не слушал диско, практически невозможно. Его теплые и холодные ноты звучат в  хитах Майкла Джексона и Даяны Росс, Мадонны и Daft Punk. Сейчас границы этого музыкального направления настолько размыты, что порой диско-вспышки встречаются там, где их совсем не ждешь. Можно ли утверждать, что диско-зависимость неизлечима? Конечно, да!

диско

Эпоха диско пришла одновременно на американский и европейский континенты. Начиная с 70-х, огромные холлы под названием «дискотека» привлекали молодежь вывесками, покруче, чем в ласвегаских казино, и бесконечной музыкой, ответ за которую перед заведенной толпой держали диск-жокеи. В Париже погружение в грув происходило в клубе «Pepermint Lounge», а в штате Калифорния, конечно же, у истоков диско стоял Голливуд. Клуб «Whiskey A-Go-Go» с самыми горячими кубинскими девушками «go-go» любого, превращая даже самого стеснительного офисного клерка в короля танцпола. Латиноамериканские ритмы синтезировались в новые электронные звуки и накладывались на бит, а низкие ноты уступали высоким. Музыка диско — это, когда каждый день — праздник, когда не существует человека, которому бы не подошло прилагательное «chic». Не важно, как сложится твое воскресенье — церковный хор, подготовка к экзаменам или семейный обед, важно, что всю субботнюю ночь ты будешь крутить бедрами под хиты Bee Gees, Донны Саммер, Jackson 5 и Village People, а затем оставишь танцпол, чтобы в машине слушать мурлыканье Барри Вайта и каждый раз краснеть от придыхания в его голосе. «Never, never gonna give you up!», эротичный глубокий диско-соул смешивается с оркестровыми, чтобы навсегда сделать диско синонимом к слову «любовь».

диско

К средине 70-х диско вступило в полную силу — двери распахнул Дискоклондайк, нью-йоркский клуб «Studio 54«. Если к герою романа Фицджеральда подходило прилагательное «the great», то в случае со «Studio 54» стопроцентным попаданием в цель будет «the fabulous». Там были селебрити в зале, жесточайший фейс-контроль, энергичный Мик Джаггер извивался на танцполе в компании экс-жены, пошатывающая от пятого мартини и безгранично веселая, Лайза Минелли хихикала на баре с Энди Уорхолом, а под утро в лучах диско-шаров и светомузыки, на засыпанном кокаином паркете, можно было увидеть пластично скользившего Михаила Барышникова. Попасть в этот клуб — это то же самое, что проникнуть в сердцевину культуры диско. Ради заветной ночи девушки, не прошедшие отбор у дверей «Studio 54», пробирались через вентиляционные шахты. Избранность порождала спрос. Что греха таить, оказаться на Западной улице, 54 хотели бы многие и сейчас.

энди уорхол

энди уорхол

энди уорхол

энди уорхол

Диско никогда не останавливалось. Пусть танцевать можно только ночью, но ходить в кино можно с утра и до вечера. В 1978-м в прокате стартовала кинохиросима — «Saturday Night Fever«. Фильм с красавчиком Джоном Траволтой в главной роли и хитами Bee Gee’s обрек этот мир заболеть неизлечимой дискоболезнью. Естественно, иммунитет fashion-индустрии даже не думал сопротивляться вирусу. Металические оттенки и юбки любой длины, прозрачные ткани и будуарные топы, платья-комбинации и пайетки, джинс и полиэстер, диско принимало все. Важно лишь продемонстрировать умение экспериментировать, соединяя несочетаемое и создавая собственный грувинг. Платформа в 4 см стала приемлемой для обоих полов. Ты — сool, если на тебе джинсы клеш и армейский китель начала XX века. Понятно, что он выторгован за 30$ в ближайшей театральной костюмерной, но всё равно похвально. Костюмы-тройки, прям, как у Джона Траволты, или же рубашки из люрекса, застёгнутые до средины, обнажающие идеальный пресс и качественный автозагар. С таким арсеналом, любой парень мог получить звание «образцовый самец». В 80-х, после выхода альбома Майкла Джексона «Thriller», модная индустрия запела оду джинсам-сигаретам, оголяющим щиколотки, для девушек, конечно же, с высокой талией, ярким кожанкам и смелым аксессуарам. И, несмотря на то, что  хит «Bad» вышел только в 87-м, дизайнерам и потребителям уже в начале восьмой декады хотелось быть немножко «bad». В танцевальных студиях классы «ча-ча-ча», «the hustle» и «touch dance» были переполнены, а в парикмахерских волосы крутились и начесывались так, что целую неделю можно было проводить на дискотеке.

Траволта

Траволта

BeeGees

Майкл Джексон

Майкл Джексон

Модные камингауты в ритме «boogie woogie», начавшиеся в 70-е, продолжаются и сегодня. «Life began for me when a single DJ dropped the needle on my vinyl». Карли Клосс и Найл Роджес воскрешают культуру диско хитом «I’ll be there» олдскульной группы «Сhic». Белоснежный комбинезон модели с расклешенным низом идеальное новое прочтение классического американского диско от Донателлы Версаче. Европейский танцпол разогревает бренд Aschish. На последнем показе во время Лондонской недели моды гости едва сдерживалось, чтобы не прервать шоу на диско-паузу. Немецкий бред Jil Sander в Париже пригласил всех окунуться в эстетику холодного диско, а ньюсмейкер Демна Гвасалия в компании стилиста Лотты Волковой и фотографа Эндрю Миксуса открывает реалии подпольного советского диско. Парижская клубная рейв-эстетика Vetements на фоне заброшенных провинциальных танцполов вызывает одновременно два чувства — «Dazed & Confused», созвучных названию того самого медиа-портала, для которого был сделан проект.

ColdDisco

Ashishaw

Ashishaw

Vetements

Диско, оно разное, но его хотелось, хочется и будет хотеться всем. А почему? Секрет предельно просто. Оно делает нас «Forever young», она как будто каждый раз шепчет «Thanks God, it’s Friday!».

диско

Автор статьи: Лида Ветчинова

Хочешь стать частью проекта? Напиши нам

Комментарии