«Притон», «арт-кластер», «кто сегодня в CLOSER?», «в субботу крутой привоз», «ждать ли маски-шоу?», «я в CLOSER на джаз». Практически ежедневно мы видим подобные статусы в лентах наших социальных сетей, а во время скандалов, связанных с клубом, добавились фото и видео с тегами #makemusicnotdrugs, #dontstopmusic и #legalizetechno. Пора узнать всё из первых уст. Именно поэтому Styleinsider встретился с Сергеем Яценко, который рассказал о том, как команда CLOSER решилась создать клуб в промзоне, почему у них всегда был и будет платный вход, кто те счастливчики, которые могут попасть в клуб бесплатно, а также Сергей поделился забавными случаями, которые случались в столь незабавных ситуациях как обыски.

closer

Мы решили создать CLOSER, потому что нам надоело всё строить с нуля для каждого мероприятия. Количество вещей, которые ездили с нами от вечеринки к вечеринке, постоянно росло. К тому же, мы работали без договоров, всё это было нелегально и в любой момент могло закончиться.

Помещение на Нижнеюрковской мы уже давно рассматривали для другого проекта. Тогда все говорили, что Киев не готов и сюда никто не поедет. А через какое-то время, уже с командой CLOSER, мы вернулись посмотреть это помещение ещё раз и поняли, что бояться нечего. В конечном итоге у нас уже был опыт катания с вечеринками по всему городу, и люди находили в дебрях Подола ту же галерею «Цех» или заброшенную оперу на Лукьяновке.

Мы подумали, что для многих путь через проходную в CLOSER будет дополнительным приключением. Да и взять тот же Berghain, ещё в 2005, чтобы найти этот клуб, нужно было пройти через проходную и дальше двигаться вдоль старых складов по рельсам.

На ремонт ушло 7 месяцев, вместо запланированных трёх. Мы встречались с Йовой Ягер, Славой Балбеком, но потом решили сделать все своими силами, а сэкономленные деньги вложить в оборудование, и не пожалели.

Главное, что бросалось в глаза, глядя на европейские клубы, это то, что там никто не заморачивается по поводу интерьера. Уже позже мы узнали, что дизайнеры, которые работали над Berghain, Watergate, Weekend, выигрывали различные премии. Основное в их дизайне – простота и функциональность. В Бергхайне кажется, будто помещение таким и было, словно дизайн без дизайна.

Когда мы только начинали, у нас было 340 кв. м., сейчас же CLOSER занимает около 1000 кв. м. и мы постоянно расширяемся.

closer

Наша команда тоже только растет. Все те, кто были с нами в самом начале, вплоть до службы охраны, по сей день работают в CLOSER. Для многих участников команды это занятие стало постоянной и единственной работой.

В то время, когда мы открывали CLOSER, у людей выработалось негативное восприятие словосочетания «ночной клуб», и мы решили попробовать на корню поменять отношение публики к этому понятию.

Мы думали, что своими силами точно заполним субботы в CLOSER, а остальные дни отдадим другим людям под что-то интересное. Но в конечном итоге поняли, что нам интересно заниматься этим самим. Так, одна за одной появлялись идеи: сначала создать галерею, затем Ольга Бекенштейн решила заняться образовательными программами, которых на тот момент в Киеве было, мягко говоря, гораздо меньше, чем сейчас. К тому же, мы сделали их на бесплатной основе.

Многие посетители фактически выросли с нами. 2,5 года назад молодые ребята ходили к нам каждые выходные. Сейчас эйфория чуть спала и они появляются реже. То же касается и публики постарше, с которой мы уже на протяжении 10-15 лет встречаемся не только в Киеве, но и на музыкальных мероприятиях по всему миру.

Очень приятно видеть смешение аудиторий и встречать одни и те же лица и на вечеринках, и на лекциях, и на открытиях выставок.

Некоторые лекции по количеству гостей могли посоперничать с вечеринками. Например, на лекцию Никиты Кадана пришло 300 человек, хотя зал рассчитан всего на 150.

В один из первых приездов румынского диджея Rhadoo людей было настолько много,  что пришлось работать по схеме «10 человек выходит – 10 заходит», по-другому было уже невозможно. Сейчас мы расширились почти в 3 раза, но все равно на таких мероприятиях,  как приезд московского клуба Arma17 многие так и не смогли попасть внутрь, проведя почти всю ночь в баре во дворе, потому что все танцполы были забиты.

сергей яценко

Во время событий на Майдане мы не проводили никаких мероприятий, артисты боялись к нам ездить, да и у нас самих не было желания что-то проводить. Большая часть нашей команды дни и ночи проводили на Майдане, занимались волонтерством, возили покрышки, звук, продукты.

На сегодня мы остались на рынке практически единственными, кто  на постоянной основе организовывает выступления зарубежных артистов с далеко не коммерческой и достаточно экспериментальной танцевальной музыкой. Многие заведения не выдержали экономического кризиса. Мы выжили благодаря тому, что находимся в промзоне и, соответственно, платим меньшую арендную плату, благодаря лояльности наших посетителей, которые простили нам повышение стоимости входа в 2 раза, а также благодаря спонсорам, которые поверили в CLOSER с самого начала.

У нас всегда был платный вход. Вне зависимости от того, кто посетитель и какая вечеринка. Стоимость разнится лишь в зависимости от приглашённого артиста. Наш список на бесплатный вход очень короткий – персонал и партнёры.

Музыка – это такой же продукт. Почему в ресторане люди платят за еду, а в клубах не хотят платить за то, что слушают. Ведь для того, чтобы приготовить блюдо, необходимо купить продукты, а для того, чтобы отыграть сет диджею необходимо потратить уйму времени на поиск и покупку музыки.

О нашем закрытии навсегда речи не было. По статье, которую нам инкриминировали, закрытие предусмотрено на 3 месяца.

Все прекрасно знают Инну, стоящую у нас на фейсконтроле. От общения с ней не получается отвертеться никому, в особенности незнакомым людям. И если ты не знаешь артистов, которые у нас выступают, или молодо выглядишь и как специально забыл взять с собой паспорт, или агрессивно настроен, — то попасть внутрь тебе не удастся. Люди настолько привыкли к нашей политике, что не едут в CLOSER, если не уверены, что их впустят. Как результат,  за последние полгода не было вообще никаких крупных проблем на входе и внутри.

сергей яценко

Во время очередного обыска в CLOSER милиционер в маске перепутал с сейфом распределительный щит и пытался вскрыть его ударами кувалды. Повезло, что его не убило током. В другой раз у парня нашли переходник и получив на вопрос «что это?», ответ «переходник миниджек на джек», полицейский крикнул напарнику «Оцього прошманай нормально».

CLOSER — полноценное предприятие, с бухгалтерией, завхозом и даже художественным руководителем. Нас обслуживает юридическая компания, которая занимается договорами, лицензиями и хозяйственными спорами, а теперь появился и адвокат по уголовным вопросам. Таким образом, мы даём возможность зарабатывать другим отраслям (смеется).

К митингу под Кабинетом Министров Украины мы никакого отношения не имеем. Мы изначально говорили, что на митинг, если он состоится, мы пойдём, так как он нас касается непосредственно, но инициаторами не были.

Что касается освещения всех этих скандальных событий, никуда не делось понятие «желтой прессы». Мы это увидели, когда облава случилась впервые. Например: издания, пишущие об электронной музыке, за первый год работы CLOSER не написали о нас ни строчки, несмотря на уровень артистов и вечеринок, а после приезда милиции для привлечения внимания читателей посвятили нам целые статьи.  А в связи с последними событиями несколько месяцев шумиха не смолкает.

Сейчас мы, совместно с арт-группой «Sviter», учимся работать с пространством на больших вечеринках. Создаем видео-инсталляции, строим декорации, программируем световые приборы и режем видео.

В настоящее время СLOSER выходит из зимней спячки. По вторникам к нам возвращаются лекции цикла «Звук». В этот раз это будет «Звук Клоузера» — электронная танцевальная музыка, пропущенная через сердца наших диджеев-резидентов и посетителей, ведь им есть не только что «сыграть» и «оттанцевать», но и рассказать. Среда остается за искусством (открытия выставок, лекции); четверг – джаз (в том числе с зарубежными артистами), пятница и суббота  – вечерние концерты и ночные вечеринки.

Запускаем также серию концертов экспериментальной музыки. В марте будет интереснейшая аудиовизуальная инсталляция от Andrew Pekler, которую мне удастся посмотреть заранее на вечеринке «SAVE» в московской Аrma17. А в мае выступление Alva Noto и Murcof в рамках нашего ежегодного фестиваля «Стричка»

Вдобавок, уже сейчас мы заканчиваем строительство звукозаписывающей студии и следующий логический шаг – свой лейбл.

сергей яценко

Автор статьи: Катерина Капцова

Фотограф: Ola Ivanova

Хочешь стать частью проекта? Напиши нам

Комментарии