26 марта весь мир отмечает Air Max Day – день, который объединяет всех любителей Air Max. Впервые отпразднуют День Рождения легендарной модели кроссовок Nike и в Киеве. В мультибрендовом магазине ALL STARS посетителей ожидает выставка генеалогии линейки Air Max с 1987 года, speech-time от идеологов и почитателей серии. Мероприятие пройдёт под приятные мелодии DJ-сетов Katro Zauber, Artemy Cheros, Miss Monique, а самым удачливым сулит еще и призами от Nike. А пока Styleinsider подслушал разговор двух знатных «максоведов» Киева – Саши Саттарова и Жени Яруша – о кипящей подготовке к празднованию.

Ребята, почему такой шум вокруг Air Max Day?

Женя: А куда же в наше время то без пары Air Max в шкафу?

Саша: Тут скорей надо копнуть глубже, в то наследие, которое принесли Air Max для Nike и рынка в целом.

Женя: О, на этот счет у меня история на целую книжку. Но я бы копнул еще глубже в то время когда Френк Руди, бывший сотрудник NASA предлагал свою уникальную разработку разным фирмам в виде баллона со сжатым газом, что должно было придать больше амортизации и обратному возврату энергии при большом давлении в данном случае — это бег.

Саша: Чтобы было понятней, впервые технология AIR появилась не в максах, как думают многие, а в модели Tailwind, еще в 1978 году! А первые максы появились в 1987-м. И тут самое интересное, Жека, расскажи чуток.

Женя: Тинкер Хэтфилд, главный по инновационному дизайну сейчас, в те годы был дизайнером обуви, а до этого архитектором. И тут самое интересное, приступив к разработке дизайна первых максов, он вдохновился парижским центром Помпиду, в котором интересно реализовано размещение коммуникаций — снаружи. То есть буквально все трубку находятся на фасаде здания и люди могут видеть, как это устроено, как идут трубы с водой, трубы вентиляции, трубы канализации и т.д. И тут Тинкера осенило: чтобы продукт был реальным, интересным, он должен быть понятным человеку. Потребителю необходимо увидеть, как буквально работает приобретаемый им продукт. В конечном счете, Хэтфилд просто вырезал окна для баллона.

Саша: По одной из легенд его чуть не уволили за такой резкий и радикальный ход, так как это могло плохо сказаться на технических характеристиках кроссовок, что было бы недопустимо для компании. Но, все же, доработанный продукт вышел на рынок и стал в буквальном смысле слова — революционным.

Женя: И с тех пор франшиза Air Max приобрела совсем другое значение для Nike. Каждая последующая модель была еще технологичней, современней и обладала еще более изощренной вдохновляющей историей.

Саша: Всё, всё, хватит, остальное мы расскажем на встрече в субботу, ок?

Хорошо, тогда еще один вопрос, точнее два. Сколько у вас пар кроссовок? И какая любимая модель максов?

Женя: У меня всего … Nike и мои любимые модели максов — 95 и 90. Ну, и мои персональные Nika Id.

Саша: У меня сейчас где-то 45 пар моих кроссовок, еще порядка 20 всяких странных и раритетных, которые я собираю для музея кроссовок. Моя любовь разрывается между Air Max 1 black/grey/white (они не несут никакой эксклюзивности и аутентичных цветов, просто они офигенно простые) и Air Max 90 Infrared в переиздании 2010-го года, а это уже классика из классик.

Хочешь стать частью проекта? Напиши нам

Комментарии