Наше время – век цифры, лэптопов, социальных сетей. Если вдуматься в принцип компьютеризации и перевода всей информации на язык программирования, порой становится немного страшно – как писал Гришковец, «что же это получается? Лицо этой прекрасной девушки – это, на самом деле, 0-1? Небо, его потрясающий цвет на закате – 0-1-1-1-0? Детские пальчики? Улыбка любимой – все можно зашифровать двумя числами?» В какой-то мере и мировая мода «обезличилась» инстаграмом, трансляциями в Periscope из первого ряда и фотоотчетами с показов на nowfashion.com, которые грузятся в сеть в режиме реального времени. В этом контексте неожиданным, а значит ценным, становится любой рукотворный пережиток, все, чего не коснулись технологии – и одним из таких «первобытных чудес» остается модная иллюстрация, которая не «шифрует» шелк и шифон, палитру и силуэт наряда. Использовать краски и бумагу для того, чтобы запечатлеть изменчивый мир моды, суметь выделить из многообразия то, что достойно быть увековеченным на бумаге, а не в памяти жесткого диска – сегодня это смелый поступок. Именно поэтому мы решили рассказать о самом известном из подобных смельчаков — Дэвиде Даунтоне.

Дэвид Даунтон

2016-02-11-Feb-DavidDownton-Styleinsider-07

Даунтон начал свою модную карьеру довольно поздно – по его словам, до 36 лет он не видел ни одного fashion-шоу. После университета Даунтон долгое время работал фрилансером, берясь за любую работу, и таким образом оказался в Париже, когда кто-то решил единожды заказать ему художественные иллюстрации к показам. С тех пор начались взаимоотношения Дэвида и индустрии высокой моды, которые из скетчей подиумных образов и последних трендов, постепенно переросли в «модный портрет», как сам Даунтон характеризует свой стиль работы. В издании «David Downton: Portraits of the World’s Most Stylish Women» все его работы, благодаря которым Дэвид получил прозвище «придворного портретиста мира моды», собраны вместе, и редко когда удавалось объединить такое количество прекрасных женщин, запечатленных в разной, особенной для каждого лица, манере, вместе, на страницах одного альманаха. Донателла Версаче, Иман, Линда Евангелиста, Дита фон Тиз – вот лишь немногие из тех, кого рисовал Даунтон. В его художественном стиле есть что-то от импрессионизма: не благодаря технике, а из-за сути образа, его «мимолетности» — Дэвид считает самыми удачными лишь те свои работы, которые даже годы спустя производят впечатление «только что нарисованных». Впрочем, о своих иллюстрациях в целом он отзывается пренебрежительно и говорит, что не доволен ни одним своим рисунком.

Дэвид Даунтон

Дэвид Даунтон

Как бы сам Даунтон не оценивал свое творчество, нельзя не признать, что в масштабах всей области модной иллюстрации он совершил переворот, вернув популярность тому виду творчества, которое еще 10 лет назад считалось канувшим в лету. Художник никогда не пытался работать с цифровым форматом, всего себя посвятив именно скетчингу и иллюстрированию – и, по его словам, ничто не радует его больше, чем осознание того, что два изначально «вспомогательных» художественных ответвления постепенно перешли в разряд полноценных искусств. Моду «восточный каллиграф», как его называет Кристиан Лакруа, тоже считает искусством, а таких великих художников прошлого как Энгр и Хокни относит к разряду первых модных иллюстраторов, которые своими полотнами во многом определяли время, в котором им приходилось жить. Наверное, приблизительно такую же роль Даунтон отводит себе, но пока что стесняется в этом признаться.

Дэвид Даунтон

Дэвид Даунтон

Автор статьи: Александра Даруга

Хочешь стать частью проекта? Напиши нам

Комментарии