В 70-е на улицах столицы Соединённого королевства кого только не было. Бывшие моды остригли шевелюры, надели грубые ботинки Dr. Martens и теперь их шепотом назвали «скинхедами». В парках и на площадях мелькали парни и девушки в распашонках — английские собратья американских детей цветов, а в порту подрастало поколение «casuals», свято верящее в практичность и носибельность, но всё это было серовато. Благо, в 1971-м модный прогноз начал меняться. Clash! Light! Smash! Над Лондоном зависло облако звездной пыли — на свет родился глэм-рок. Идеальная квинтэссенция поп- и рок-культур.

velvet-goldmine-1998-04-g

lll

В карманах британской молодежи все чаще счет 0:0, а на улицах — забастовки торговых союзов. Зато на Трафальгарской площади — бесконечная весна и свободная любовь. Пол партнера не важен — главное, что чувства искренние. Время толерантности настало и пусть вся Европа услышит об этом. Первого июля 1972 года состоялся первый гей-марш. Парни в блузах, блестках, на платформе — двусмысленность и неопределенность? Ответ таков: yes, no, maybe. Но, а если серьезно, то имя этого феномена — андрогинность, а пригласил ее в модную индустрию не кто иной, как Дэвид Боуи. Пока Америка и Советский Союз соревновались в освоение просторов нашей необъятной Вселенной, музыкальными чартами путешествовал шаттл «Starman» под управлением Зигги Стардаста. Обтягивающие, и наоборот, — чрезмерно объемные пластиково-ватные комбинезоны, сшитые Кансаи Ямамото, космический мейкап, эксцентричное поведение и перформансы за рамками человеческого сознания зомбировали и восторгали молодежь. Иллюзорный Дэвид не вписывался ни в один тренд, он создавал собственный «space». Пресса судачила о его ориентации и вменяемости, пытаясь разобраться в ДНК его альтер эго, некого Алладина Сейна, вешала на него ярлыки и всячески старалась популяризовать прилагательное «outrageous» рядом с именем артиста. Боуи смотрел на это снисходительно, а на все провокационные вопросы и догадки он либо представлял новый трек, новое шоу, либо же отвечал коротко и емко: «I’m David Bowie».

ooooo

боуи

ууу

Залы тонули в пайетках, лондонская арт-сцена боготворила кумира, молодежь экспериментировала со стилем, а модная индустрия впитывала идеи стармена, как губка. Серые уличные будни стали в Лондоне редкостью. Улицы наполнились девушками в пальто из искусственного меха кислотных оттенков, а в кафе и барах было по-настоящему жарко. И дело тут вовсе не в глобальном потеплении, о котором стала рассказывать даже желтая пресса. Виновники микроклиматических изменений — эластичные ткани. Damn, it’s toо sexy. Лондонский стрит стайл набирал популярность. Девушки в брючных костюмах на голое тело и боа, парни в обтягивающих брюках и блестящих жакетах появились на страницах журнала Life и американского Vogue. Если в ваш адрес в то время было произнесено «oh, you are so glamourous», значит — жизнь удалась.

Streetstyle-Munich-19

hhhh

Да, 70-е прошли на ура! Но кто-то сказал, что все хорошее рано или поздно заканчивается. А вот и нет. Начиная с 80-х, декаду за декадой, хедлайнерами нон-стоп афтерпати глэм-рока становились группы Queen, Kiss и Guns’n’Roses. Чуть позже эстафету переняли Tokio Hotel, но, похоже, ненадолго. Где они сейчас, кто-нибудь что-нибудь слышал? Казалось, что в ХХІ веке классический глэм-рок уже не сотрясал чарты, но как же все-таки хорошо, что у музыкальной индустрии есть Lady Gaga. Мнения о ее трибьюте Дэвиду Боуи разделились, но зато звуковая кибертоника ее песен — это лучшее новое прочтение вычурной лондонской субкультуры.

Queens-Freddie-Mercury-in-014

gunsnroses

«Show must go on!» — спел Фредди Меркьюри, и модная индустрия тут же отреагировала на призыв к действию. Наследие глэм-рока стало на конвейер. Тренд за трендом — бесконтрольную машину с исключительной продуктивной производительностью было не остановить. Разложим-ка тенденции, так сказать, по возрастающей шкале.

Волосы. В 80-е лакировали, начесывали? Ну же признавайтесь! А под подушкой, наверное, спрятано фото Слеша, dangerous angel.

Mascara. За волосами пришел рассвет «smoky eyes», румян и блесков для губ. Но главное — это ресницы, ультра черные, пышные и желательно очень длинные, как до Луны и обратно.

Animal print и мех — взболтать, но не смешивать. Да, леопардовый раскрас — дело тонкое. Но Карин Ройтфельд во время показа новой коллекции Канье Веста демонстрирует отличный пример «что? как? и с чем?». Если несложно скрестите пальцы в надежде на то, что девочки из семейства Кардашьян усвоили урок.

original

щ

Шипы и заклёпки — только не в аэропорт. Вот уже какой сезон эти атрибуты глэм-роковой субкультуры не покидают подиум. Alexander Wang, Christian Louboutin, Sonia Rykiel и Giambattista Valli, и это только начало длинного списка брендов, в чьих коллекциях присутствует тренд, некогда выведенный Дэвидом Боуи.

Рождение звезды. Жители туманного Альбиона ежегодно наблюдают звездно-блестящие коллекции Burberry, Alexander McQueen и Matthew Williamson. Металлические оттенки и блестки, стоявшие у истоков глэм-рока, уже более 40-ка лет мигрируют в межподиумном пространстве. Иногда бывают и столкновения. Одно из таких произошло с командой Тома Форда. Дизайнер объединил гламурный блеск с эстетикой стиля «За здоровый образ жизни». Мощный взрыв, в результате которого платье «Tom Ford. 61» в 2014-м приобрело по-настоящему звездный статус. Поблагодарить стоит Бейонсе, Анну Дело Руссо и Кару Делевинь.

Matthew-Williamson-2015-party-capsule-collection-of-sequin-feather-dresses1-1140x907

шщщщ

Did-Jay-Z-Inspire-Tom-Ford-2

Glam, glitter kids & deep in Vogue. Вот кто больше всех ностальгирует по эпохе глэм-рока, так это глянец. Для печатных модных изданий субкультура просто настоящая «бархатная золотая жила». Неиссякаемая и бесконтрольная.

Для мужчин — парча, для мальчиков — шелк. Гендерная бинарность, о которой сейчас так активно в медиа ведут диалог дети Вилла Смита, бросая друг другу челленджи и провоцируя общественные дискуссии, под прицел попала еще 47 лет назад. В июле 69-го Мик Джаггер появился на сцене в Гайд Парке в белом платье с оборками, дав ясно понять, что четкой границы между женским и мужским не существует. Революционность и трансгрессия концертных образов Дэвида Боуи, Марка Болана и ребят из бойзбенда New York Dolls были эфемерными и магнетически притягательными для обеих полов. Модная индустрия и молодежная культура просто не могли сдерживаться и с удовольствием присоединились к увлекательно-азартной игре с неоднозначностью. Вспомните только, что творил на подиуме Жан-Поль Готье. Безумие и обожание в одном лице.

кккккк

bbb

new-york-dolls-4ff98c0751eff

В пост-период миллениума карточная раздача стала еще интересней. За столом модного казино «Рояль» игру ведет Алессандро Микеле и его совершенно новый Gucci. Для дизайнера маскулинность – это, прежде всего, красота, многоликая и неустойчивая. Непостоянство и произвольность рождают новые образы и дарят новые чувства. Сегодня алая шелковая блуза прикасается к его груди, а уже завтра будет нежно обнимать ее. Да, эта блуза относится к мужской коллекции дизайнера, но на ней нет ярлыка «for him». Он потерялся, остался обрезком ткани в процессе создания. За другим столом играет в рулетку разрушитель Джонатан Андерсон. Он то ставит на красное и выводит на подиум моделей в обтягивающей коже, то на черное, и тогда в коллекции появляются такие скини, о которых сам Prince мог только мечтать. На баре за бокалом мартини шелковыми историями делятся друг с другом Дрис ван Нотен и Рикардо Тиши, а наблюдающий за приготовлением «виски сауэр» Хайдер Акерманн уже предвкушает, как смешает в одном образе леопардовый принт, длинную, объемную вязку и ботинки-челси. На игровых автоматах собственную армию прокачивает Оливье Рустан, пока на камерной сцене собравшуюся публику развлекают новые «regular guys» — Years&Years.

gucci-per-bowie-756400

iiii

guc0501_jpg_1318_north_1382x_black

2016-02-19-Feb-GlamRock-IAmFasshion-Styleinsider-28

Глэм-рок — одна из тех субкультур, которая по-прежнему в тонусе. Она куражится и блефует, продолжая манипулировать модной индустрией. В общем-то, всё как пел Дэвид Боуи — «Fashion, turn to the left, fashion, turn to the right». Ненадоедающий винил, который можно крутить бесконечно.

Автор статьи: Лида Ветчинова

Хочешь стать частью проекта? Напиши нам

Комментарии