Харьков запоминается, прежде всего, своей архитектурой и масштабами. То есть, если мы говорим о центральной городской площади, то она является одной из самих больших в Европе, а сам Харьков – самым крупным городом в мире на 50-ой параллели, о чём свидетельствует памятник в парке Т. Шевченко.

Однако для меня самым ярким впечатлением стал стрит-арт. Работы с емкими подписями — «Быть легче», «Место для медитации» — как можно точнее подхватывают изображенную картинку. И ты, смотря на эти тонкие комбинации, точно знаешь, что их автор – Гамлет Зиньковский.

Гамлет Зиньковский

Вчера в стенах харьковского пространства Ampersand food&art произошло событие, приоткрывшее Гамлета как художника с неожиданного ракурса. Публике была представлена его станковая, почти камерная живопись, резко отличающая от его, скажем, огромной росписи «Тепла хватит всем» в недавнем KYIV CONTEMPORARY ART в Мыстецком Арсенале.

Гамлет Зиньковский

Проект называется «Архитектура». Да, в очередной раз художник показывает работы, для которых уже традиционно важной является плоскость стены. Однако, в этот раз, не как их неотъемлемая часть, без которой невозможен стрит-арт, а в качестве наиболее удачной возможности для презентации станковой живописи.

Объединяющим звеном серии стала промышленная харьковская архитектура, подчас нефункционирующая и изменившая свое предназначение в проигрышной партии с частным интересом. Гамлет невольно начал наблюдать за ней еще с начала 2000-х – годы его учебы* прошли именно в этом городском ландшафте. Однако художественный взгляд при виде радикального однообразия не утомлялся. Напротив, автор сосредоточился на череде ангаров, складов, заводов – сумме того, что позволило из неё в последствии вычита́ть, обнаруживая живой концентрат образа. Оттого художник, имея все необходимое, чтобы приблизиться к оригиналу, никогда не был связан интересом давать знания о реальных постройках. Поскольку разговор Гамлета изначально велся об архитектурах в конкретных пространственных координатах. Где «тотальность» скуки – призрачна, и в самой «скуке» заложен широкий диапазон, слишком непривычный для восприятия «профессионального» скучающего. Потому, когда «все мои друзья-товарищи бесконечно жаловались на то, что это серый город», – Гамлет кивал, – «продолжая любоваться нескончаемой палитрой серого – архитектурой, обезображенной функциональностью».

Гамлет Зиньковский, из серии «Архитектура»

Гамлет Зиньковский, из серии «Архитектура»

Гамлет Зиньковский, из серии «Архитектура»

Гамлет Зиньковский, из серии «Архитектура»

Кажется, именно ограниченность в цвете и форме, рано или поздно, приводит к подобным размышлениям, а в случае с проектом «Архитектура» – еще и к выявлению собственной принадлежности к географии города. «Со временем я пришел к мысли, что мы – это часть этого странного пейзажа, а он – часть нас», – говорит Гамлет. При чём, ощущение присутствия этого пейзажа подспудно намекает, что список таких локаций, помимо харьковской Ивановки и Балашовки, можно смело продолжать. Этим художник подчеркивает, что архитектура – не что иное, как отпечаток человеческой деятельности, что-то вроде слепка жизни, который формирует культурный ландшафт города, выводя его за пределы «естественного порядка».

Гамлет Зиньковский, из серии «Архитектура»

Гамлет Зиньковский, из серии «Архитектура»

Гамлет Зиньковский, из серии «Архитектура»

Гамлет Зиньковский, из серии «Архитектура»

Вероятно поэтому, каждое изображенное Гамлетом здание не застывает в уединении, а выстраивает с другими «соседскими» неприметный диалог, очерчивая орнамент местности. И вопрос заключается в том, сумеем ли мы его распознать и найти в нем себя?

Серая/цветная живопись. Гамлет

Гамлет Зиньковский, из серии «Архитектура»

Выставка продлиться до 29.02.2016

Изображения предоставлены Гамлетом Зиньковским

* Гамлет Зиньковский учился в Харьковском художественном училище, которое находится в районе Ивановка – промышленной части города

Хочешь стать частью проекта? Напиши нам

Комментарии