В рубрике «Космополит» арт-критик, исследователь в области истории искусства в Университете Сорбонна Алла Чернецкая рассказывает о переезде в Париж, новых знакомых, богемной обстановке, работах на тему связи искусства и науки, а также возможностях, которые предоставляет этот город.

Я приехала во Францию 12 лет назад. Приехала потому, что начала изучать французский язык, но никаких планов не строила. Первый год провела в Лионе, но когда через год переехала в Париж, поняла, что я здесь родилась… заново. Несмотря на то, что окончила Юридическую Академию в Одессе, моей страстью всегда было искусство. Я с детства перечитала все издания об искусстве, которые мне попадались. Потом начала искать тематически книжки в одесских букинистических комиссионных (в 90-е многие эмигрировали и сдавали целые библиотеки, среди которых попадались редкие издания Эрмитажа и других советских издательств), не говоря уже о 30 томах советской энциклопедии дома, откуда я и узнала все о западном искусстве. Поэтому в Париже мне все казалось знакомым, сразу нашлось множество друзей художников и я оказалась в самом центре парижской богемы. Поступление в Сорбонну на факультет  истории искусства оказалось неизбежным.

Моя карьера началась с того, что я писала для одесского журнала «ДНК».  Затем журнал закрылся. Со временем я начала делать серьезные академические исследования по постсоветскому искусству, которые представляла на важных международных конференциях: на Всемирном конгрессе в Стокгольме, в Университете Saint Andrews в Шотландии, в Государственном Центре Современного Искусства в Москве. Решающим моментом для меня стала встреча с Эриком Булатовым, которая переросла в очень теплые отношения с ним и его женой Наташей. Я часто приходила к ним по вечерам и записывала на диктофон наши беседы по искусству. Эрик Булатов раскрыл для меня суть живописи. Эти бесценные знания я не смогла бы получить ни в каком институте мира. Я стала специалистом по его творчеству, написала несколько текстов для его каталога (собрания всех его работ), выпущенного в Германии, а также для Государственного Центра Современного Искусства в Москве. Не могу не упомянуть также Оскара Рабина — художника и организатора знаменитой «бульдозерной выставки», когда Хрущев приказал снести бульдозерами произведения художников, выставленные за городом, на природе. После этого Рабина лишили советского гражданства. Из его уст я услышала  историю советского андеграундного искусства 1960-х гг., что также стало  темой многих моих статей.

Но я всегда была космополитом и искусство меня интересует по своей сути, а не по национальной принадлежности, поэтому я пошла дальше. Я встретила в Париже Ольгу Киселеву, которая в настоящее время один из ведущих в мире художников art & science и искусства новых технологий, а также является директором Института науки и искусства Университета Сорбонна. Она меня пригласила писать в журнал Сорбонны и CNRS (Национальный центр научных исследований), который называется «Plastik art & science». Потом я начала заниматься научными исследованиями под ее руководством (а также под руководством известного французского историка искусства Филиппа Дажена). Сейчас заканчиваю писать докторскую работу в Сорбонне по проектам art & science. Это арт-проекты, в  которых художники создают произведения вместе с учеными, и эти работы являются также научными открытиями. В принципе, у художников и ученых одна цель – создавать что-то, исследуя реальность, только они это делают разными способами. И тех и других привлекает что-то таинственное и неизведанное, но то, чему они могут придать форму, изменив наше восприятие реальности. Сейчас я работаю с художниками из разных стран и это очень обогащающий опыт.

alla chernetska

Фото: Crista Leonard

Выставка Рандольфа Дютрио, июнь 2014 г.

Мне удалось поработать со многими журналами в Европе, также было большое количество заказанных текстов для Государственного Центра Современного Искусства в Москве. Несмотря на то, что приходится выбирать специализацию, не люблю ограничивать круг своих интересов, потому, помимо академических работ, пишу, также, об андеграундном искусстве. В прошлом году сотрудничала с известным французским журналом «La Spirale», который существует уже 20 лет и публикует статьи как о самых экстремальных художниках и движениях в искусстве, так и о субкультурах в обществе в целом. Его создатель Laurent Courau известен во всем мире как режиссер документального фильма «Vampyres» о субкультуре Нью-Йорка. Не так давно парижский музей Halle Saint Perre организовал выставку известного английского журнала «Raw Vision Magazine». Я была в восторге от увиденного, теперь я пишу для этого журнала. Первая статья о французском художнике Gérard Lattier. Я шучу по этому поводу, говоря: глобализация – это когда арт-критик украинского происхождения пишет о французских художниках для английского журнала. Помимо работы арт-критика, я организовываю выставки как агент/куратор французского художника Рандольфа Дютрио (Randolphe Dutrieux), которого я первая начала продвигать и до сих пор этим занимаюсь. За два года я его выставила в 4  галереях: в парижской Atlant в Carré Rive Gauche (район, где сосредоточены все антикварные галереи, недалеко от Musée d’Orsay),  в Ticolas на Елисейских полях, у Martine Ménard в Marais, в третьем аррондиссмане Парижа (последние две выставки в сотрудничестве с Emmanuel Pierre), и в Manart Gallery в районе Бастилии.

париж

Фото: LT Chambon

Говоря о мечтах, я все время мечтаю, это мой самый важный жизненный стимулятор. Сейчас мечтаю закончить докторскую и начать преподавать. Дается всё нелегко, но приносит душевное удовлетворение, потому что занимаешься любимым делом. В жизни главное — сильно хотеть чего-то достигнуть. Если не получается, значит недостаточно этого хочешь или на самом деле хочешь чего- то другого.

Предметами моей гордости является, например, публикация моего текста на сайте Saatchi Gallery. Этот текст был выбран из каталога работ Эрика Булатова, в котором были статьи многих всемирно известных историков искусства, но Саатчи выбрал мой текст «Three surfaces». Для меня это — официальное признание меня, как критика искусства. Другим важным событием в моей жизни была конференция в Лувре, на которой я представила мое исследование об искусстве и ритме жизни. Скоро этот текст выйдет в печатном издании. Последнее моё достижение —  организация академической конференции в Musée de la chasse et de la nature. Это первый раз, когда я сама организовала конференцию: от поиска места до приглашения всех участников. Большое спасибо Ольге Киселевой, которая меня направляла! Эта конференция была посвящена Арктике и, точнее, пятому номеру журнала «Plastik art & science», который  был передан под мою ответственность. Это, также, был первый раз, когда я руководила целым номером: отбор авторов, рецензирование текстов, корректирование, переписка со всеми авторами. Скоро номер появится на сайте журнала!

париж

париж

Фото: LT Chambon

Переходя к Парижу, я живу на Монмартре, возле Базилики Сакре Кёр, до которой люблю прогуливаться вечером от дома. Но у меня столько любимых мест в Париже, что сложно сказать какое самое. Наверно, больше всего люблю парижские мосты, каждый из них уникален и имеет свою историю. Возле моего дома нет мостов, но я часто хожу на Pont Marie (Мост Мари), возле острова Сент Луи.

Я особо ничем не была шокирована. В адаптации трудности были связаны, в основном, с французской административной системой, но в каждой стране свои правила, и я привыкла. И, конечно, скучаю очень по родителям. Но c’est la vie!

Очень люблю французскую кухню. Все любимые места тяжело перечислить, ведь у всех вкусы разные. Я люблю Pigalle, там сейчас собирается много молодых талантливых художников и музыкантов. Чувствуется, что Монмартр возрождается. Там я и нашла художника Randolphe Dutrieux, которого выставляю. Что касается образа жизни, я думаю, что здесь люди в любом возрасте чувствуют себя молодыми, ходят на рок-концерты, в бары и так далее. А в профессиональном плане интересны дни, когда все галереи устраивают вернисажи и ходишь из одной галереи в другую целый вечер, и в каждой свой праздник.

париж

Фото: LT Chambon

Сравнивать украинцев и французов тяжело, все люди разные. С украинцами я работала, разве что, несколько месяцев в одесской Юридической клинике. А что касается дружбы, ты или друг или не друг, вне зависимости от национальности. Другое дело, что во Франции я нашла много друзей, разделяющих мои интересы в искусстве, и  очень этому рада. Но наша дружба не ограничивается только общими профессиональными интересами… Хотя в Одессе я встретила в последние годы несколько талантливых и экстраординарных людей, таких как арт-критик Ута Кильтер, дизайнер одежды UMMA (Владимир Уманенко), художник Игорь Гусев.

В целом, самым важным для меня в Париже стало то, что я имею возможность делать все, что нравится, и мой круг общения. Возвращаться не планирую. А в будущем хотела бы издать свою собственную монографию по истории искусства.

париж

Фото: LT Chambon

Главное фото: Marlène Delcambre

I came to France twelve years ago. I came because I took up French but I didn’t plan anything. I spent my first year in Lyon, but when I moved to Paris one year later I realized I was born…again. Despite graduating from a Law Academy in Odessa, it was art that has always been my passion. I read all art books I could get hold of when I was a child. Then I started looking for books on art in secondhand commission bookshops in Odessa (in 90s many people emigrated and put their entire private libraries on sale, where it was possible to find rare editions of the Hermitage and other Soviet publishing houses), let alone 30 volumes of the Soviet encyclopedia at home where I learnt everything about Western Art. That’s why everything seemed so familiar in Paris, I was able to make a lot of friends right away and soon I found myself in the very center of Parisian boheme since most my friends were artists. Becoming an art history student in Sorbonne seemed inevitable.

I first began to write for a magazine called «DNK» in Odessa. Then it shut down. Over the time I got into serious research on Post-Soviet art that I represented at important international conferences:  VIII World Congress in Stockholm (2010), St. Andrews University in Scotland, and the National Centre for Contemporary Arts in Moscow. Meeting Erik Bulatov was a turning point for me and later on it developed into a very warm relationship with him and his wife Natasha. I often came to visit them in the evenings and recorded our conversations about art. Erik Bulatov discovered the essence of painting for me. No university in the world could have given me this knowledge. I became a specialist in his works, wrote several texts for his catalogue raisonné published in Germany, and also for the National Centre for Contemporary Arts in Moscow. I cannot help but mention Oscar Rabin, an artist who organized a famous «bulldozer exhibition» when Khrushchev ordered to demolish works of art exhibited outside the city, in the forest, with the help of bulldozers. Rabin lost his Soviet citizernship after that. He told me the history of Soviet underground art in the 60s, which also featured in many articles I wrote.

However, I have always been a cosmopolite and I have always been interested in the essence of art, regardless of national background, so I took it further…I met Olga Kisseleva in Paris, who is one of the leading art&science artists in the world now, as well as  being a new technology artist. She is also a director of the Art and Science Institute at the University of Sorbonne. She invited me to write for Sorbonne and CNRS (The National Centre for Scientific Research) magazine that is called Plastik art & science. Then I started my scientific research under her supervision (as well as under the guidance of a famous French art historian Phillipe Dagen). Now I am finishing up my PhD thesis on projects of art & science. These are art projects that artists create together with scientists and these works are also scientific discoveries. Basically, artists and scientists have one goal – to create something while researching the reality but they achieve it by different means. Both are attracted by something mysterious and unknown, yet ready to be shaped by artists and change our perception of reality. Now I am working with artists from all over the world and this is a truly enriching experience.

alla chernetska

Photo: Crista Leonard

Exibition of paintings of Randolphe Dutrieux, June, 2014

I have worked with many magazines in Europe, I have also written many texts for the National Centre for Contemporary Arts in Moscow. Despite having to choose a specialization, I don’t enjoy limitations when it comes to my range of interests, that’s why, apart from my academic works, I also write about underground art. Last year I worked with a famous French magazine La Spirale, which is 20 years old already; it publishes articles about the most extreme artists and art movements in mainstream art as well as about subcultures in  society in general. Its creator Laurent Courau is known all over the world as the director of  «Vampyres» documentary about New York subculture. Halle Saint Pierre Museum in Paris has recently organized an exhibition of a popular British magazine Raw Vision Magazine. I was amazed when I saw it, and now I am writing for this magazine. My first article for them was about a French artist Gérard Lattier, now I’m prepearing the article about the other French artist Stéphane Blanquet. There is a joke I make about it: globalization is when an art critic born in Ukraine writes about French artists for an English magazine. Apart from my work as an art critic, I organize exhibitions as an agent/curator for a French artist Randolphe Dutrieux, whom I started to promote and still do it now. We have had 4 galleries that exhibited him over the period of two years: in Atlant gallery in Paris, situated in Carré Rive Gauche (a place where all antique galleries are located, not far from Musée d’Orsay), in Ticolas in Champs-Élysées, in Martine Ménard in Marais, which is in the 3rd arrondissement in Paris (two last exhibitions were done in collaboration with Emmanuel Pierre), and in Manart Gallery in the Bastille neighbourhood.

париж

Фото: LT Chambon

What about my dreams ? I dream all the time, this is the most important motivator in life for me. Now I am dreaming of finishing up my PhD thesis and starting to lecture. It is not easy, but it brings moral satisfaction because it is something I love to do. The most important thing in life is to really want to achieve something. If it is not happening, it means you don’t want it enough or deep inside you want something else.

And when your dreams come true, its so great ! There were moments of real joy, for example, when my text was published on the website of the Saatchi Gallery. This text was chosen from the catalogue raisonné of Erik Bulatov, it had many articles written by world-famous art historians but Saatchi chose my text «Three Surfaces». Personally, it meant that I was now officially recognized as an art historian. Another milestone in my life was a conference in the Louvre where I presented my research on art and the rhythm of life. This text will be published soon. My latest achievement is organizing an academic conference in Musée de la chasse et de la nature. This was the first time when I organized a conference all by myself, starting from a location and taking it all the way to inviting all the participants. I would like to say a huge thank you to Olga Kisseleva who was guiding me in this enterprise! This conference was dedicated to the Arctic, to be precise, to the 5th issue of the Plastik art & science magazine that I was also responsible for. This was also the first time for me when I was in charge of the entire issue: selecting authors, reviewing texts, correcting and proofreading, contacting all the authors. This issue will soon appear on the magazine’s website!

париж

париж

Photo: LT Chambon

As for my life in Paris, when I came here, I wasn’t actually shocked by anything. Adaption difficulties were mostly connected to the French administrative system, which is different from Ukrainian, but each country has its rules and after I used to. I live in Montmantre, near the Sacre-Cœur. But I love so many places in Paris that I could never say which one I prefer. I think, maybe most of all I like the bridges of Paris. Everyone is unique, everyone has its own history. There in no bridge near my home but I go often to the Pont Marie, near Ile Saint Louis.

It’s impossible to mention everything, moreover. Also I like Pigalle, it’s a place where many young talented artists and musicians get together. The revival of Montmantre is in the air now. There I met an artist Randolphe Dutrieux whom I exhibit. Concerning my lifestyle, I think here the people are going out more often to the rock concerts, bars etc. regardless of age. As for my professional interests, I love it when all galleries have vernissages and you can go from one gallery to another during the entire evening and every gallery has its own party going on!

париж

Photo: LT Chambon

It is difficult to compare the French and the Ukrainians… everyone is different. I have never worked with Ukrainians, apart from a couple of months in the Odessa Juridicial clinic. As for friendship, a friend is a friend regardless of nationality. Another thing is that I found many friends in France who share my interest in art and it makes me very happy. But friendship is a far cry from sharing common professional interests… I have, however, recently met some talented and extraordinary people in Odessa, such as an art critic Uta Kilter, a fashion designer UMMA (Vladimir Umanenko), and an artist Igor Gusev.

In general, I can say that Paris became for me a place where I have an opportunity to do what I like, people I communicate with. At the moment, I am not planning on coming back but I’d love to live between two countries. In the future I would like to publish my own monograph on art history.

париж

Photo: LT Chambon

Main photo: Marlène Delcambre

Хочешь стать частью проекта? Напиши нам

Комментарии