Среди важных культурных событий прошлого года стоит вспомнить 50-тилетие со дня премьеры «Тени забытых предков» Сергея Параджанова в кинотеатре «Украина». Юбилей повлек за собой серию мероприятий, посвященных легендарному фильму, в том числе, его просмотров в разных городах, а также стал причиной особого внимания к личности режиссера ленты.

Однако создание каждого фильма – это результат совместного усилия и поиска. Из книги Левона Григоряна1 читаем: «Возвращаясь еще раз к «рождению» Параджанова, нельзя забывать, что одним из условий успеха стало то обстоятельство, что в процессе создания этого фильма (Тени забытых предков – прим. Е.Н.) сложился коллектив единомышленников. В союзе с оператором Ильенко и художником Якутовичем Параджанов получил мощный импульс к творческим поискам, смог расширить границы изобразительных экспериментов. Тут действовал эффект усиления единых амплитуд».

Тени забытых предков

Фотография со съемочного процесса кинофильма «Тени забытых предков». Из архива музея Национальной киностудии художественных фильмов им. А. Довженко, Киев

Поэтому интересным и уместным становится более детальное рассмотрение каждого участника съемочного процесса. А поскольку мы каждый раз с вами говорим об искусстве изобразительном, то предлагаю в этом очерке сосредоточиться на творчестве известного украинского графика, художника фильма «Тени забытых предков» — Георгия Якутовича.

Сегодня в просторной мастерской его сына Сергея на улице Горького в Киеве находятся артефакты, принимавшие участие в процессе съемок в 1963 году в Верховине. Например, Распятие Христа, которое случайно нашел в траве еще совсем юный Сергей и принес Параджанову. Восторгу режиссера не было предела. Так, Георгий Якутович, работая над созданием «Теней», вовлек своего сына в мир кинематографии и этнографии. Кроме этого, в архиве сына художника остались эскизы к кинофильму, а также серия гравюр, иллюстрирующая литературную одноименную повесть Михаила Коцюбинского.

Георгий Якутович и Зоя Лерман

Георгий Якутович и Зоя Лерман

Однако почему Параджанов выбрал Георгия Якутовича?

Дело в том, что еще за год до начала съемок, в 1962 году, Якутович работал над иллюстрированием повести «Тени забытых предков». Параджанов об этом знал и потому пригласил Георгия стать художником цветного фильма. В итоге, подумав над предложением режиссера, «я, хоть и не без некоторого опасения, его принял» (Георгий Якутович). Интерес этот совпал также с желанием художника обратиться к натуре, вновь ощутить природность материала и фактуру. Что было вполне логичным, учитывая, что перед этим манера автора отличалась элементами стилизации в ходе художественного оформления народного фольклора.

В процессе работы над фильмом у Якутовича постепенно появлялось новое видение истории М. Коцюбинского (сценария И. Чендея). И художник снова возвращается к иллюстрированию повести уже в 1964 году, и переде­лывает всю свою прежнюю линогравюрную серию иллюстраций. При этом работая уже не с линолеумом, оттиски которого всегда внешне грандиозны, несколько утяжелены и монументальны, а с более пластичными решениями, которые дает только дерево. Кажется, именно «новое» поэтическое кино, подход к раскрытию образов Параджанова и «головокружительная» камера Ильенко повлияли на изменение художественной манеры художника в дальнейшем и выбора другой техники гравирования.

Касаясь непосредственно гравюр Якутовича, хочу отметить, что их условно можно поделить на две категории, исходя из того, как художник решает в них пространство. Именно пространственные отношения (свободные, во всю грудь в оппозиции к скованным и тесным) раскрывают лейтмотив повести и кинофильма. И чтобы ответ на вопрос «Какой же лейтмотив?» не был слишком громким, а оттого и банальным, предлагаю его отыскать во фрагменте эссе самого Георгия Якутовича. «Когда я довольно продолжительное время жил в Карпа­тах, больше всего меня поразила живая красота и гар­моничность крестьян, работающих в горах, на полонине, и их скованность, неестественность внизу, в долине, когда, вырядившись в самую жару в тяжелые нарядные костюмы, они отправляются на храмовой праздник. Здесь люди уже как бы не принадлежат себе, а полностью под­чинены установленным правилам и обычаям. […] Беско­нечность, красота мира и узость, условность человеческих отношений, зачастую извращаемых, «закабаляемых» сре­дой – вот та сквозная тема, которую мне хотелось про­вести в изобразительном воплощении повести Коцю­бинского. На мой взгляд, пластический строй кинофильма во мно­гом связан с открытиями живописи и графики – ведь один точно найденный кадр может дать стилевое реше­ние всей картины».

То есть, когда мы смотрим на работу Якутовича «Детские радости», где безмятежные Иван и Маричка, не обремененные тяжестью и местью, абсолютно нагие плескаются в горном водоеме, они растворяются в окружающем мире – ветках, солнечных лучах. Композиция дает нам ощущение, что Иван и Маричка – часть всего происходящего, неотъемлемая составляющая общего замысла. Что, если бы их там не было? Все вокруг зависло и обрушилось бы. В тот же момент в работе «Похоронный обряд», «где танцующие в страшной тесноте и суто­локе разомлевшие от жары люди, становятся сплошной безликой массой», не остается места, чтобы выдохнуть. Будто бы свежий вдох невозможен и, может быть, даже не нужен?

Георгий Якутович

Георгий Якутович. Детские радости. Иллюстрация к повести М. Коцюбинского «Тени забытых предков», 1966, гравюра. Коллекция Сергея Якутовича

Тени забытых предков

Кадр из фильма «Тени забытых предков»

Благодаря своим наблюдением, Якутовичу удалось раскрыть основной замысел автора, заложенный в противопоставлении природной естественности и смутных человеческих ритуалов, влекущих за собой нечеловеческие поступки и трагедии.

Тени забытых предков

Кадр из фильма «Тени забытых предков» (сцена убийства)

Тени забытых предков

Георгий Якутович. Встреча вражеских родов. Иллюстрация к повести М. Коцюбинского «Тени забытых предков», 1966, гравюра. Коллекция Сергея Якутовича

иллюстрации к "Тени забытых предков", худ. Георгий Якутович

Георгий Якутович. Иван и Маричка. Иллюстрация к повести М. Коцюбинского «Тени забытых предков», 1966, гравюра

Тени забытых предков

Лариса Кадочникова и Иван Мыколайчук в роли Марички и Ивана, кадр из фильма «Тени забытых предков»

иллюстрации к "Тени забытых предков", худ. Георгий Якутович

Георгий Якутович. Иван и Маричка. Иллюстрация к повести М. Коцюбинского «Тени забытых предков», 1966, гравюра. Коллекция Сергея Якутовича

иллюстрации к "Тени забытых предков", худ. Георгий Якутович

Георгий Якутович. Иван и Палагна. Иллюстрация к повести М. Коцюбинского «Тени забытых предков», 1966, гравюра. Коллекция Сергея Якутовича

Тени забытых предков

Кадр из фильма «Тени забытых предков»

иллюстрации к "Тени забытых предков", худ. Георгий Якутович

Георгий Якутович. Похорон Ивана. Иллюстрация к повести М. Коцюбинского «Тени забытых предков» , 1966, гравюра. Коллекция Сергея Якутовича

Параджанов, Тени забытых предков

Кадр из фильма «Тени забытых предков»

1. Григорян Л. Параджанов. – Москва : Издательство «Молодая гвардия», 2011. – С. 124. – (Жизнь замечательных людей).

Хочешь стать частью проекта? Напиши нам

Комментарии