Модная фотография, как и всё фотографическое искусство в принципе, очень молода – по сути, «продавать нам не платье, а мечту» журналы и рекламные кампании научились лишь в начале ХХ века, с появлением универмагов и линий ready-to-wear. Тем, кто считал этот тип снимков полноценным видом искусства, а не ремесленничеством, пришлось несладко: их работы не соседствовали с иллюстрациями Дали и Кирико, но и вряд ли кто-то позволял себе обращаться к художникам со словами, которые Кармел Сноу, редактор Harper`s Bazaar, когда-то адресовала фотографу Лиллиан Бассман: «Вы здесь не для того, чтобы творить; вы здесь для того, чтобы показывать пуговицы и бантики». Впрочем, в этой войне модные фотографы победили: Ги Бурден, который работал в 60-х годах прошлого века, вряд ли хоть раз сфотографировал «просто пуговицу» или «просто бантик» (если не считать его серии фото с одиноко бредущими в разных направлениях ногами, в обуви, но без тела), и, тем не менее, всю карьеру оставался бессменным фотографом Vogue. Сегодня мы решили разобраться, с чего началась история модной фотографии, и кому мы обязаны современным культом «модных снимков».

Ги Бурден

Fashion-фотография: право на продажу мечты

Ги Бурден

До того, как Condé Nast нанял легендарного барона Адольфа де Мейера, чтобы тот фотографировал моделей, актрис и аристократов для изданий, Harper’s Bazaar и Vogue иллюстрировались вручную. Однако, в 20-х годах прошлого века все начало меняться: развивались альтернативные живописные движения, и вместе с ними в фотографии появлялись личности, которые переносили авангардные веяния в свои снимки, переплетая их с последними модными тенденциями. Среди них – Эдвард Стайхен с его легендарными портретами Греты Гарбо, Сесил Битон, который также работал стилистом и художником-постановщиком, а за наряды к картине «Моя прекрасная леди» даже получил Оскар. Луиза Даль-Вульф, которая первой стала использовать естественное освещение для модных съемок и выезжать ради фотосессий на экзотические локации. Впрочем, сюрреализм был близок далеко не всем: Ирвин Пенн и Норман Паркинсон, к примеру, выделялись на общем фоне своим подчеркнуто классическим стилем работы. Именно модная фотография помогла выделиться и добиться признания брендам Эльзы Скиапарелли, Кристобаля Баленсиага и даже самой Шанель: фотография была новейшим средством запечатления и передачи красоты, а дизайнеры – теми, кто творил красоту новую, позволяя себе провокации, роскошь, непринужденную женственность. После войны – более провокационную, роскошную и женственную, чем когда-либо, поскольку именно такой моды требовали женщины, истосковавшиеся по мирной жизни и всем приятным факторам, ей сопутствующим.

Норман Паркинсон

Норман Паркинсон

Норман Паркинсон

К 70-м мир моды начал меняться, приспосабливаясь к царившим феминистическим движениям, тенденциям к раскрепощению, равенству, «женской силе». Это сказалось и на количестве женщин-фотографов: если раньше нас учили стилю преимущественно мужчины, то в эпоху эмансипации имена Сары Мун, Деборы Туревилль, Евы Арнольд немного изменили гендерное соотношение. Хельмут Ньютон был тем, кто ввел в мир от-кутюр откровенно сексуальную подачу нарядов. Однако его композиции были искусством: фотосессии Хельмута не сравнишь ни с дешевой порнографией, ни с дерзкой провокацией, на которой спекулируют многие современные фотографы. Интим Ньютона был абсолютно цензурным – и, тем не менее, непреодолимо соблазнительным.

Хельмут Ньютон

Хельмут Ньютон

Хельмут Ньютон

80-е стали временем бума международных корпораций, распространивших культуру прет-а-порте, и, несколькими уровнями ниже, марок масс-маркета, что безвозвратно изменило сферу модной фотографии. Появились первые супермодели и суперфотографы, скандал превратился в синоним высоких продаж, а пенновская «классика» стала столь редка, что порой казалась доисторическим реликтом, и от того – чем-то еще более скандальным. Модные фотографы получили право перебирать моделями, брендами и журналами, для которых работать. Престижные издания и дизайнеры – возможность сотрудничать с режиссерами и художниками, для которых причастность к моде — шанс обрести популярность. Сфера моды преобразовалась в такой же шоу-бизнес, как киноиндустрия или певческая деятельность, и модные фотографы, наконец-то, заняли в ней достойное место – пророков и инфлюенсеров, которые не подстраиваются под стиль бренда, а формируют его самостоятельно.

fashion-фотография 80-х

fashion-фотография 80-х

fashion-фотография 80-х

В эпоху информационного общества и повсеместного распространения технологий стоит лишь гадать, во что выльются эксперименты таких инновационных гуру рекламных кампаний, как, к примеру, Ник Найт. Зная путь, который уже проделала модная фотография, нельзя отрицать, что впереди ее еще ждет много неизвестного. Ведь нет более могущественной силы, чем право продавать нам «не просто платье, а мечту».

Ник Найт

Ник Найт

Ник Найт

Автор статьи: Александра Даруга

Комментарии