По дороге одна за другой проносились машины. Сквозь туман пробирался свет фонарей. Небо дотошно брызгало холодной водой.  В воздухе кружился то ли грипп, то ли хандра. А хандра вообще кружится?! Мне кажется, да. И ей чертовски весело в своем танце. Эта барышня порой похлеще всех тех и этих докторских болячек. Налетит, ухватится за тебя и не отпускает. Держит, как лучшие сорта мексиканской сальвии. Пуще всего в зимних городах, когда стоишь и ждешь своего автобуса.  Когда надуманных проблем в голове больше, чем денег в кармане. Ты потираешь свой нос, перепрыгиваешь с левой на правую, а  автобус не приходит.  И все это в городе, в котором автобусы не опаздывают, да и люди не опаздывают. Здесь кот выходит из соседского окна во двор по расписанию.

Мы привыкаем к хорошему быстрее, чем того порой хочется. Чертыхался ли я бы в родном городе из-за опоздания автобуса на две минуты, думал ли я бы вообще об этом. Хрена с два! В своем городе я порой ликую от того, что вмещаюсь в заднюю дверь последнего по графику троллейбуса. Здесь — нет. Так как на остановке никого, я жалуюсь про себя. Жаловался ли я бы, увидев кого-то рядом? Наверное, нет. А вдруг что подумают, а вдруг что скажут, оценят, осудят. Кому же такое надо. И так проблем по горло.

И снова первая за второй проносятся машины. Наконец-то подъезжает автобус. В нем светло. Даже как-то приятно пахнет. На голову теперь ничего не капает. На мгновение кажется, проблем даже меньше. Но ночной автобус тянется вяло, медленно, останавливаясь на каждой остановке. Все не так.

Мне присуще требовать. Я требую, чтобы автобус ехал быстрее. Опаздываю ли я куда-то? Последние месяцы — нет. Но почему автобус не движется скорее. Мы привыкаем к хорошему быстро, и сразу хотим чего-то еще краше, лучше и слаще. Попросить, может, водителя ускорить ход. Нет. Еще что ответит грубое. Лишние проблемы сейчас ни к чему. Зима же.

Плясала чертовка

Это был самый обыкновенный, ничем не выдающийся вечер. Я, как всегда, куда-то бежал. К счастью, не от себя, а с собой. Не от проблем, а с проблемами. Рассказывать — не о чем. Но даже самые обыкновенные вечера порой надолго остаются в памяти, в результате каких-то  эмоциональных потрясений. Или еще какой-то чертовщины. Время, в свою же очередь, омывает эти вечера, придавая им красивых форм.

В ту поездку, когда меня хандрило, то ли крыло от усталости, то ли от дешевого рома, что вернее всего, мне довелось повстречаться с какой-то городской сумасшедшей. И хотя время, правда, уже смыло из моей памяти ее имя, четкие черты ее самоуверенной физиономии все еще на месте. Она зашла в автобус, села к одному, ко второму, к третьему, а потом оказалась по правую руку от меня. Я долгое время упирался, но таки заговорил с ней. Мы говорили, откровенно, о какой-то пошлятине и громко смеялись. А потом она ни с того ни с сего встала и начала твистовать. Посреди автобуса. Я громко расхохотался. Тогда она потянула меня к себе. Перебирая ногами, виляя бедрами, она при этом лепила одну шутку сальнее второй. Затем прошлась по каждому из тех, кто ей отказал в этом автобусе в диалоге. Я забылся и уже чуть ли не бился в судорогах со смеху от ее танцев, гримас и сквернословий. Мне казалось, с десяток пассажиров вечернего рейса уже нас возненавидели. Ее выпадами, и моим смехом — мы мешали их вечернему уединению с проблемами.  

Я вышел из автобуса с ней. Но на остановке ее уже поджидали двое подобных: таких же улыбчивых и беззаботных.  Когда мы прощались, она добавила лишь фразу. В ответ на которую я кивнул головой. 

Все было как-то хорошо, даже несмотря на то, что я стоял снова на дождливой улице. Правда, я снова затребовал! Чтобы все танцевали, как та тётка. Я хотел, чтобы все безостановочно закружились, завальсировали, но прохожие только вяло тянулись по своим вечерним делам, перенося свои проблемы с работы домой, от одного к другому.

“Пляши, не останавливайся” — единственная фраза, которая мне запомнилась со встречи с тёткой, о которой я вспоминаю в декабре, когда меня то и дело в свой танец тянет совсем другая барышня.

ночной автобус

Хочешь стать частью проекта? Напиши нам

Комментарии