Перечислить все виды занятости Антона Фридлянда кажется практически невозможным. Он — писатель и сценарист, журналист и разработчик концепций, шеф-редактор и путешественник. В интервью для Style Insider Антон рассказал о том, почему отошел от корпоративной схемы работы, как рождаются концепции для заведений, о своём отношении к алкоголю и необходимых факторах продуктивной писательской деятельности.

Можно сказать, что я начал заниматься разработкой концепций для ресторанов ситуативно. Около 15 лет назад я был креативным директором и партнёром в ивент-агентстве. Нашим ключевым клиентом была Козырная Карта, и мы так или иначе поработали со всеми ресторанами, которые в неё входили. Само название «Козырная Карта» было придумано нами, это касается и ресторана «Тюбетейка». А также мы разработали название и концепцию известного в свое время ресторана «Эгоист», который не так давно закрылся по политическим причинам.

Также я придумывал названия для сети ресторанов Carte Blanche, паба «Ремонт», гастро-кафе Kitchen, свободных пространств BiblioTech и Freud House. А еще – Very Well Cafe, которых в Киеве уже три, и кафе City-Zen, их уже два, и планируется дальнейшее расширение этой сети.

Иногда люди заказывают просто название, иногда и концепцию, куда может входить идея, интерьер, все необходимые тексты, стратегия коммуникации и так далее.

Я отвечаю за концептуальную, а не операционную деятельность ресторана. Моя задача — создать «легенду» заведения, его «мифологию».

Если речь идет о нейминге, чаще всего я сначала предлагаю 10-20 вариантов. Иногда «стреляет» сразу первый, как произошло с пабом «Ремонт». Если же название «выстрелило» не сразу, мы нащупываем нужное направление и двигаемся дальше.

паб "Ремонт"

паб "Ремонт"

паб "Ремонт"

Паб «Ремонт»

Если клиент не влюбился в название, ты не сможешь его продать, какими бы разумными доводами ты не оперировал.

Заниматься ресторанным бизнесом я не планирую, так как понимаю его риски и возможный эффект. На одном заведении не разбогатеть, нужно строить сеть, соответственно привлекать инвестиции. Это приводит к тому, что ты уже не являешься владельцем бизнеса в полной мере, зависишь от партнеров. В общем, мне комфортно быть в роли продавца нематериальных ценностей.

Был период, когда мы с приятелем открыли собственное креативное агентство, правда, выбрали не очень удачный период — кризисный 2008 год. Этот кризис по моим воспоминаниям ощущался намного сильнее, нежели кризис последних лет. В какой-то момент я проанализировал, что стал зарабатывать меньше, чем когда работал самостоятельно, так как агентство – это ответственность: зарплаты, налоги, аренда офиса и множество других расходов, которые нивелирует получаемую прибыль.

Я отошел от корпоративной схемы работы и доволен этим.

Нынешняя ситуация на рынке позволяет создать агентство «на час», «на день» или «на месяц». Существует множество фрилансеров, с которыми можно работать над конкретным проектом, и нет необходимости брать их в штат, оборудовать им рабочие места и платить зарплату.

Если ты фрилансер, люди думают, что у тебя нет рабочего графика, а на самом деле у тебя нет выходных.

city-zen

city-zen

city-zen

Кафе «City-Zen». Фото: Balkon studio

Мои поездки – это импульсивные решения. Когда устаю – иду и покупаю билеты. В нашей последней поездке моя жена Аня узнала, что мы едем в Таиланд только на пересадке в Стамбуле.

Впервые в Азии я посетил Индию и Непал. Это был настоящий культурный шок и одновременно любовь с первого взгляда.

Однажды я жил в Азии пять месяцев: в основном в Камбодже, Вьетнаме и Таиланде. Сейчас уже я шока не испытываю, а отправляюсь туда просто ради отдыха и впечатлений. Пожалуй, поездка в Африку дала бы мне сейчас больший всплеск эмоций, но эти планы пока достаточно абстрактны.

Культурный шок помогает не только творить, но и жить.

К счастью, мне удается одинаково продуктивно работать и в Киеве, и за рубежом. Поскольку с Азией есть часовой сдвиг, стараюсь этим пользоваться и работать в первой половине дня, чтобы, проснувшись, клиент увидел от меня хорошие новости на своей почте.

Нельзя сказать, что у меня есть конкретный распорядок, или что я сажусь за компьютер в десять утра и встаю из-за него в шесть вечера. Конечно, у меня есть дедлайны, которые стремлюсь выдерживать, но я стараюсь чередовать работу с прогулками и просто отдыхом.

Из-за того, что в интернете много порнографии, люди не перестали заниматься сексом. Поэтому, если люди читают фейсбук, это не значит, что они не читают книги.

Фейсбук привёл мне много клиентов, увеличил мою аудиторию как автора. Как и у любой новой технологии, у социальных сетей есть две стороны: с одной стороны это time killer, а с другой – очень удобное медиа, полезное для разных вещей: искусства, бизнеса, благотворительности, путешествий.

За свою жизнь я был на стольких вечеринках как гость, организатор, вынужденный гость, что меня уже тяжело чем-то удивить. Новых концептуальных открытий в этой области я давно не встречал. Но выбираться куда-то нужно, чтобы не покрыться мхом.

Когда мне было двадцать лет, во времена существования клуба «Аль Капоне», мы начинали тусоваться со среды и заканчивали в воскресенье. При этом все были на работе в девять утра.

Я не бухаю, могу выпить бокал мартини, могу не пить. Это не принцип, просто алкоголь не приносит мне удовольствия. Это, конечно, создает определенную специфику ночного отдыха. Разглядывать пьяных людей интересно максимум полчаса.

Меня нельзя назвать профессиональным писателем. Профессиональный писатель – это тот, кто зарабатывает деньги своим трудом, я же никогда не зарабатывал на писательстве и не ставил себе такую цель.

Антон Фридлянд

Писателей, которые живут своим трудом, по миру сотни, не сотни тысяч, поэтому они обычно занимаются смежным делом: читают лекции, пишут сценарии, статьи, редактируют. Даже если взять российский рынок и провести черту над Марининой, Донцовой и прочими писателями-станочниками, для которых писательство – ремесло, то кто у нас останется? Пелевин, Акунин, Быков, максимум десять человек. В Украине похожая ситуация, книги люди издают, но это не значит, что зарабатывают на них.

Я ни разу не заключал контракты с издательством на будущие книги. Я приношу готовые работы, которые у меня покупают – чаще всего, за смешной гонорар.

В свое время я сделал для себя такую расстановку: есть вещи для получения удовольствия, а есть для зарабатывания денег. И это абсолютно нормально. Писательство для меня – призвание, развлечение, фан. Но есть и другая сфера – создание коммерческих текстов. Это тоже интересно, тоже творчество, но оно, к счастью, приносит деньги.

Я знаю писателя, который взял кредит на квартиру и ему приходится выдавать по роману в месяц. Это, конечно, печальная история. Не знаю, как это сказывается на качестве, не читал его работы, но могу себе представить…

Я пишу не тогда, когда у меня есть время, а когда есть идея и  вдохновение.

Мне нравится писать под лаунж, хаус. В целом, существует множество треков, под которые не только хорошо пишется, но и хорошо живется.

У каждого писателя есть амбиции увидеть экранизацию своего произведения. Дай Бог, однажды это случится.

Я бы с радостью написал сценарий для фильма, но ТВ-рынок и кинорынок задают очень жесткие рамки, так как требуют серьезных инвестиций. Сейчас я пишу пьесу, с театром чуть проще, он более гибок.

Обожаю работы братьев Коэн, Тарантино, Тима Бертона. С удовольствием поработал бы даже носильщиком блокнота у Вуди Аллена, он — мой герой.

Я являюсь шеф-редактором журнала о путешествиях «Unique», работа в котором дала мне возможность еще больше путешествовать, ездить в пресс-туры, останавливаться в тех отелях, в которых я бы за свои деньги не остановился.

Все лучшие отели в моей жизни были в Азии. Однажды во Вьетнаме довелось жить в отеле, где ночь стоит 1000 евро. Отель находится на острове, у тебя есть свой бассейн, выход к океану, а также личный дворецкий, которого можно вызвать по рации. Я бы не стал платить 1000 евро в сутки, но это незабываемый экспириенс – почувствовать себя миллионером.

Так складывается, что все то, что называют «лакшери», достается мне бесплатно.

С возрастом я стал более переборчив в выборе места для отдыха. Когда я долго жил в Камбодже, это было жилье за 5 баксов в сутки, которое в Украине назвали бы сараем. Сейчас, то ли я избалован, то ли это связано с семейным статусом, но с годами я повышаю уровень требований относительно комфорта.

Кстати, я достаточно простой в быту человек.

Автор статьи: Катерина Капцова

Фотограф: Анна Некрасова

Хочешь стать частью проекта? Напиши нам

Комментарии