Сальвадор Дали — один из самых ярких представителей эпохи сюрреализма. Его любовь к себе не знала границ. С помощью скульптур, картин, фильмов, книг и дневников, художник создал себе образ, который до сих пор остается до конца неразгаданной загадкой. Гений живописи, скульптур, график, режиссер и писатель говорил: «Не будь у меня врагов, я не стал бы тем, кем стал. Но, слава Богу, врагов хватало». А вот с друзьями у испанского художника дело обстояло иначе. Настоящих товарищей Дали можно пересчитать на пальцах: Федерико Гарсиа Лорка и Луис Бонюэль.

Дали

С самого детства художник отличался талантом и сообразительностью. Уже в 14 лет картины Дали висели на выставке в Фигерасе, Каталония. Поступив в мадридскую Академию изобразительных искусств, юный гений заявил, что сам может преподавать своим учителям мастерство живописи. Единственное, что долгое время удерживало Сальвадора Дали в Мадриде, – это общение с режиссером Луисом Бонюэлем. Их творческая дружба быстро переросла в совместный труд. Выступив в качестве сорежиссеров, Дали и Бонюэль представили публике фильм «Андалузский пес», который стал совершенно новой формой проявления сюрреализма в творчестве художника. «Трудно представить себе более близкое и взаимодополняющее сотрудничество. Мы исправляли ошибки друг друга, подсказывали друг другу мысли и концепции, занимались своего рода самокритикой. Мы предлагали перевести в зримые образы некоторые проявления нашего подсознания, которые, по нашему мнению, нельзя было передать лучше, чем при помощи кино, — говорил Дали. — Мы настолько притерлись друг к другу, что между нами не возникало никаких противоречий». Фильм был воплощением снов режиссеров и, на все попытки объяснить значение фантастических сцен из фильма, Бонюэль отвечал: «Мне доводилось слышать или читать более или менее изобретательные толкования фильма «Андалузский пес», но все они одинаково далеки от истины. Вместе с Дали мы брали всё, что только приходило на ум, а затем безжалостно отбрасывали все то, что могло хоть что-нибудь значить».

Сальвадор Дали и Луис Бонюэль

Знакомство с Федерико Гарсиа Лорка было важным этапом в жизни художника. Они жили в одной «Резиденции» в Мадриде и свои молодые годы проводили вместе. В поэте Дали видел родственную душу, понимающего друга и равного себе гения, хотя приступы ревности достаточно часто одолевали творца. Федерико Гарсиа Лорка, в свою очередь, очень дорожил дружбой, и в качестве подарка создал «Оду Сальвадору Дали»:

«Встретив тебя, о мой смуглоголосый Дали,
я говорю лишь о том, что сказал мне твой облик.
Прежде всего, не талант, еще робкий, я вижу,
Вижу летящие прямо, упругие стрелы.
Вижу твой разум — твою каталонскую силу,
вижу любовь ко всему, что логично и ясно,
вижу я звездное и простодушное сердце,
сердце без ран, на червонный похожее туз».

Гарсиа Лорка и Сальвадор Дали

Художник всегда стремился завоевать всеобщее признание, пытаясь переплюнуть своих врагов. Работая с Пикассо в одно время, и чувствуя дух соперничества, Дали писал: «Пикассо — вот полюс, противоположный Рафаэлю. Он столь же велик, но проклят. Проклят, раз обречен на плагиат, как всякий, кто восстает против традиции, крушит ее и топчет, недаром на всех его вещах лежит отблеск рабской ярости. Раб, он скован по рукам и ногам своим новаторством. В каждой работе Пикассо пытается сбросить цепи, но его тяготит и рисунок, и цвет, и композиция, и перспектива — все. И вместо того чтобы искать опору в недавнем прошлом, из которого сам он вышел, вместо того чтобы припасть к традиции — живой крови реальности, он перебирает воспоминания о зрительных впечатлениях, и получается плагиат».

Запутанными были отношения испанского мастера с его современником Андре Бретоном. В своих воспоминаниях Дали достаточно сухо пишет о французском писателе, несмотря на то, что Бретон оказал большое влияние на творчество художника, возвышая его в глазах других: «Дали в своих работах присоединился к убийственным нападкам сюрреализма на ценности современного общества. Он пришел как освободитель. Возможно, что он раскрыл наши внутренние шлюзы. Творчество Дали помогает нам понять то, что скрывается за оболочкой предметов, обострить восприимчивость к подсознательному… От эффектных технических приемов Дали, очень важных в художественном плане, зависит сегодня успех борьбы с устаревшей моралью, которая… представляет собой мораль буржуазного общества».

Дали

Страдая от мании величия – «Великие психологи и те не могли понять, где кончается гениальность и начинается безумие…Я не сумасшедший, я – гений» — Сальвадор Дали видел конкуренцию всегда и во всем. Одновременно уважая писателя, и пытаясь достичь его же высот или даже стать «на голову выше», художник говорил: «Бретон искал золото, а я — нашел… Я лажу со всеми, пока мне не дадут пинка в зад. Он выкинул меня из сюрреализма — с тех пор мы с ним, естественно, не ладим». Ответ не заставил себя долго ждать. Вскоре Бретон пишет: «Звезда Дали стремительно падает. По-другому и быть не может, если принять во внимание, что для Сальвадора самым главным было желание нравиться публике. Это вызвало у него необходимость без конца выдумывать все новые и новые парадоксы, затмевающие друг друга. В феврале 1939 г. Дали публично признал, что все несчастья современного мира имеют расовые корни, и что решение, которое необходимо в первую очередь принять, состоит в том, чтобы совместными усилиями всех народов белой расы обратить в рабство все цветные народы. Это я узнал от него самого, и мне понадобилось время, чтобы убедиться в том, что в этом призыве не было ни доли юмора… Вот уже и глубокая подлинная монотонность подстерегает его творчество. Наблюдая его параноидальный метод, мы видим, что он начинает увлекаться играми, напоминающими составление кроссвордов».

Сальвадор Дали

Дали много путешествовал по Европе. В Лондоне писатель Стефан Цвейг познакомил его с Зигмундом Фрейдом, на трудах которого основывались сюрреалистические законы. Психолог пишет: «До сегодняшнего дня я был склонен считать сюрреалистов, которые избрали меня своим патроном-покровителем, совершенно сумасшедшими, поскольку 95 процентов из них злоупотребляют алкоголем… Этот испанец, с фанатичным выражением честных глаз, обладающий несомненным мастерством, заставил меня изменить мнение. Безусловно, было бы очень интересно проанализировать истоки подобного рода живописи. И все же, выступая в роли критика, должен сказать, что понятие искусства не может переходить черту, где соотношение между бессознательным материалом и сознательной работой над темой выходит за допустимые пределы».

Несмотря на то, что восхищение своим талантом у Дали продолжало только расти, исключить тот факт, что талантливый человек — талантлив во всем, невозможно. Художник не был первооткрывателем направления, но, вне сомнений, сюрреализм в искусстве и имя Сальвадор Дали являются синонимами. «Сюрреализм — не партия, не ярлык, а единственное в своем роде состояние духа, не скованное ни лозунгами, ни моралью. Сюрреализм — полная свобода человеческого существа и право его грезить. Я не сюрреалист, я — сюрреализм».

Дали

Автор статьи: Мари Сибирцева

Хочешь стать частью проекта? Напиши нам

Комментарии