В объективе самые знаменитые универмаги мира. О том, кому и как пришла в голову идея создать первую рождественскую витрину и запустить предновогоднюю распродажу в обзоре —  «Магия как бестселлер!».

Harrods. Once Upon a Christmas

Повесив в 1842 г. на двери своей бакалейной лавки табличку «Открыто», Чарльз Генри Хэррод, сам того не ведая, положил начало истории самого известного универмага Британии. Дела у молодого и энергичного коммерсанта шли на славу. Торгуя кофе, чаем, специями и прочими сыпучими товарами, он расширил свои торговые площади, и потихоньку стал прививать любовь к ремеслу своему сыну, Чарльзу Дигби Хэрроду. Предпринимательская жилка и юношеский максимализм талантливого отпрыска — комбинация, которая не заставила долго ждать результата. Поражая клиентов безупречным вкусом и сервисом, он открывает новые отделы, и уже вскоре все газеты наперебой печатают историю успеха, как скромный лондонский бакалейщик стал владельцем крупнейшего торгового бизнеса.

Рождество Harrods

Каприз порождает спрос. Так родилась концепция Harrods — Omnia Omnibus Ublique: покупателям нужно давать все, что им может понадобиться. К концу XIX века универмаг превращается в одну из самых посещаемых достопримечательностей туманного Альбиона. Число персонала достигло отметки 200, а список постоянных клиентов был переполнен громкими титулами и званиями. Разговоры о диковинном устройстве, прибывшем в Harrods накануне Рождества, со сложно произносимым названием «эскалатор», тянутся через весь Лондон, от Бромптон Роуд до Букингемского дворца. Смельчаков, отчаявшихся прокатиться, поощряют рюмкой выдержанного бренди и купонами на покупку подарков. «Рождественская магия как бестселлер», подсказывает сэру Хэрроду чутьё, и попадает точно в цель. Декорации, новогоднее убранство и праздничный ассортимент заставляют записываться в списки на посещение универмага всех лондонских денди. Заразительная канитель настолько воодушевляет предпринимателя, что он не готов расставаться с ней и инициирует запуск нового зала, того самого, где Рождество будет жить круглый год.

Рождество в Harrods

Но сказка, которую придумал предприимчивый коммерсант, могла закончиться, даже не начавшись. Всему виной жизненное обстоятельство под громким, для того времени, названием «пожар». Сгореть дотла и восстать из пепла, на такое способен лишь феникс. Именно им оказался Чарльз Хэррод младший. Безупречная репутация и щедрые покупатели дали жизнь новому, просторному и роскошному универмагу. В 1905 г. зажигаются огоньки, запускается эскалатор, упаковочная бумага расходится с прилавков со свистом ветра, в холле запах хвои перебивает аромат «Rose Jack-quemont» французского парфюмера Франсуа Коти, — начинается рождественская история в эдвардианском стиле.

Рождество в Harrods

Клиентами Harrods становятся Оскар Уайлд и Чарлин Чаплин, Вивьен Ли и Оливье Лоуренс, Зигмунд Фрейд и члены королевской семьи. Чтобы изучить ассортимент одного лишь фудхола покупателю понадобится не меньше суток. Программа лояльности становится ещё одной чертой универмага. Гибкая ценовая политика делает праздник доступным каждому. Универсальная гравировка пакетов даже из простой безделушки, в глазах прохожих, превращает вас в человека, купившего кольцо с бриллиантом. В 1959 г. маркетинговые умы сказали в один голос «Полная иллюминация!», и Harrods засверкал краше любой новогодней ёлки. Именно в этот же период в витринах универмага появляются первые рождественские инсталляции. Метафоры и аллегории, фантазии и самые невероятные мечты уже более полувека увлекают прохожих в страну Зазеркалья,  рассказывая 1000 и 1 историю, неизменно начинающуюся словами «Once Upon a Christmas…».

Рождество в Harrods

Selfridges. Destination Christmas

«Самое время добавить Oxford Street немного лоска». Мысль, которая посетила светлую голову Гарри Гордона Селфриджа, стала реальностью весной 1909 года. Британец американского происхождения открывает универсальный магазин, шокируя общество помпезной архитектурой. Смету проекта и громкую рекламную кампанию, общей стоимостью более 2,5 миллионов фунтов стерлингов в современном эквиваленте, обсуждали буквально везде, начиная от станции Кингс-Кросс и заканчивая кулуарами парламента.

Рождество в Selfridges

Уже с открытия стало понятно, амбициозный бизнесмен безупречно владеет искусством, скрытым в глаголе «удивлять». И первое нововведение не заставило публику долго ждать. Будучи учеником мистера Маршала Филда, прародителя американской retail-индустрии роскоши, он впервые организовал рекламную Рождественскую компанию под лозунгом: «До Рождества осталось…». Баннеры, повествующие о невероятных скидках, сработали как выстрел во время скачек. Началась настоящая праздничная лихорадка. Ею заболели буквально все: леди и джентльмены, банкиры с Bond Street и ребята из Cats Cambridge Colledge.

Рождество в Selfridges

«Клиент всегда прав». Игра спроса и предложения принимает новый оборот. Манипулируя мнением потребителя, как бы уверяя его, что решение «покупать или не покупать, вот в чем вопрос» принимает только он, Гарри увеличивает прибыль универмага втрое. Избегая чрезмерной эталонности и музейной атмосферы, он превращает шопинг в развлечение. В парфюмерном отделе звучит голос немецкой оперной дивы Фриды Лидер. Казалось, пластинка была записана только вчера, но уже сегодня, вместе с покупкой духов, вы в числе первых услышите шлягер, о котором только завтра напишут в «The Daily Mirror». На крыше Selfridges устраивают показы и самые громкие вечеринки. Финальный отчёт и радостное Happy New Year в 1915 году, вместе с владельцем Oxford Street, прокричали избранные счастливчики.

Рождество в Selfridges

Сервисы на любой лад и первоклассный ассортимент — два неизменных постулата, которым следуют управленцы универмага. Бережно храня традиции, созданные мистером Селфриджем, подготовка к Рождеству начинается за 145 дней до праздника. Уже в средине июля, где-то с верхнего этажа доносится знакомое «gingle bells», а в книжном отделе можно словить на себе взгляд Санта-Клауса. Рановато, немного назойливо, а может все-таки, хотя бы, отметим Хэллоуин? Можно говорить и думать, что угодно. Рождество и Новый Год не имеют срока актуальности. В душе становится тепло, и даже самые практичные люди не исключают возможности столкнуться с чудом. Где? Selfridges — Destination — Christmas.

Рождество в Selfridges

Macy’s. Чудо на 34-ой улице

«Рождество — это не дата, это мировоззрение. Поэтому я как-то и пытаюсь исправить положение». Реплика из фильма «Чудо на 34-ой улице» на самом деле о человеке, который подарил Нью-Йорку универмаг Macy’s. Знакомьтесь, Роланд Мейсис. В середине XIX века моряк, родом из Массачусетса, переехал в Нью-Йорк, где и открыл небольшую галантерейную лавку на углу Шестой авеню и Четырнадцатой улицы. Изначально магазин приносил ни много, ни мало — 11 долларов в день. Однако, оригинальный подход к делу, умение чувствовать настроение покупателя и выигрышное пари с Меркурием превратили крохотную лавку в успешный бизнес. К 1877 г. фартовый моряк стал владельцем одиннадцати зданий и быстро развивающейся сети розничной торговли.

Macy's

Прибыль шагает в ногу со временем. Круглосуточное освещение, уникальная коллекция фарфоровых кукол, украсившая рождественские витрины, пневматическая почта. Доверяя своей неоспоримой коммерческой интуиции, инициативный Роланд постоянно расширял ассортимент товара, использовал передовые технические инновации. Созданный им комфорт — ощущение, которое заставляло задержаться в универмаге даже самого заядлого сноба.

Macy's

До конца ХIX века магазины передавались из рук в руки, от одного члена семьи Мейсис к другому, пока в конце концов не перешли к братьям — Изодору и Натану Штрайсу. Именно они построили тот самый универмаг, который все узнают по многочисленным фотографиям и кинофильмам. Продолжая следовать новаторскому подходу предыдущего хозяина, предприниматели первыми предложили покупателям чай в пакетиках, цветные банные полотенца (до этого ведь были только белые) и игру под названием «Scrabble».

Рождество в Macy's

В 1897 году девочка Виржиния, жившая в Нью-Йорке, решила выяснить, существует ли Санта Клаус на самом деле, написав письмо во влиятельную Нью-Йоркскую газету «The Sun»,  следующего содержания:

                    «Дорогая газета! Мне восемь лет. Некоторые мои друзья говорят,  что Санта не существует. А вот мой  папа считает, что если у вас в газете написано, то так оно есть. Скажите мне, пожалуйста, правду — существует ли Санта?».

Ответ занял всю первую полосу: «Санта был, есть и будет! Верьте!». В канун 1905-го года в главном холле универмага появился огромный красный почтовый ящик и зеленый стол для написания писем Санта-Клаусу. Macy’s запускает первую благотворительную акцию без срока действия — «Believe!».

Рождество в Macy's

Уже более века универмаг на 34-ой улице еще до первого числа заставляет большой город верить в чудо, в Рождество, время, когда сказка становится реальностью.

Lê Bon Marche. Дамское счастье

В 1852 г. Аристид Бусико со своей супругой Маргаритой вдохнули жизнь в просторное помещение на улице Севр, на левом берегу Парижа. Подыскав на скорую руку двух симпатичных компаньонов, братьев Видо, они расширили свои торговые площади, и спустя пять лет идея семейной четы Бусико стала приносить 5 млн. франков.

Lê Bon Marche

По совету Маргариты, Аристид прощается с партнерами и выкупает здание старой заброшенной больницы, делая первый шаг в сторону реализации своей невероятной идеи — «универсального магазина». За строительством, под руководством  архитектора Луи Шарлю Буало и инженера Густаву Эйфелю, затаив дыхание, наблюдает весь Париж.

Если о чем и говорили французы в декабре 1887 года, так это об открытии «Au Bon Marche». Этот магазин был создан исключительно для женской аудитории, а чтобы подтолкнуть дам к покупкам, талантливый monsieur Бусико искусно подогревает в них интерес: свободный вход, товары разрешается трогать руками и примерять, фиксированные цены и ценники. Безупречный ассортимент, прозрачность сбыта и никакого видимого принуждения к покупкам пришлись по вкусу француженкам, но для Аристида это было только начало.

Lê Bon Marche

Чтобы привлечь как можно больше покупателей, коммерсант решил действовать через детей. Прямо на входе детям стали раздавать огромные воздушные шары с гравировкой «Au Bon Marche». В четверг каждый ребенок получал еще и открытку, частичку увлекательной истории о невероятных героях и заморских чудесах. Детское любопытство сработало, и каждый четверг в магазине собирался настоящий аншлаг. Под Новый 1900-ый Год универмаг вводит понятие «Гарантия качества». Покупки можно было вернуть обратно или же обменять. В те времена клиентки умудрялись возвращать товар даже спустя пару-тройку лет, причем в изрядно потрепанном виде. Но хозяина универмага это нисколько не смущало, а объемы продаж росли с невиданной скоростью.

Рождество в Lê Bon Marche

«Au Bon Marche», универмаг с врожденным чувством стиля, баловал француженок в лучших традициях принципа «lassier aller» (позвольте себе «это»). Париж знакомится с первой рождественский распродажей, а на бирже труда появляется новая профессия, та самая, которую сейчас называют visual merchandiser.

В ХXI веке универмаг живет философией «slow life». Даже в период рождественской распродажи, Le Bon Marche сохраняет свою особую атмосферу. Здесь не место для гонки и драмы. Покупки должны совершаться непринужденно: рассматривайте блики света в винном бокале, почувствуйте нежность прикосновения шелковой рубашки, выпейте чашку кофе в зале гастронома La Grande Epicerie.

Рождество в Lê Bon Marche

Автор статьи: Лида Ветчинова

Хочешь стать частью проекта? Напиши нам

Комментарии