Каждый из нас – индивидуальность, тщательно оберегающая свои  особенности, иногда граничащие со странностями: кто-то гордится умением складно составлять рабочий график, другие – мастерством засыпать стоя в метро, прижавшись к соседу, третьи – искусством раскладывать носки не просто попарно, но и по цветам. Что же, великие мира сего, будучи всего лишь людьми, так же обладали набором качеств, свойственных лишь им. Style Insider подготовил подборку странностей выдающихся людей, с тем, чтобы каждый, оправдываясь перед друзьями, мог, не стесняясь, сказать: «Но ведь Черчилль начинал пить еще до утреннего кофе, а я вот всегда дожидаюсь ланча».

Уинстон Черчилль

Британский политик действительно начинал пить виски и курить сигары с самого утра. Кроме того, премьер-министр не представлял своей жизни без обеденного сна, — а как иначе после нескольких утренних стаканчиков. Сиеста, в расписании Черчилля, значилась сразу после партии в карты с женой или занятий живописью. Во время войны домашний распорядок пришлось, конечно,  несколько подкорректировать, однако даже в здании парламента премьер держал персональную кровать.

Уинстон Черчилль

Фридрих Шиллер

Этот немец мог похвастаться уж поистине странной странностью: Фридрих Шиллер не могу писать, если ящик его письменного стола не был набит гнилыми яблоками. Да, да, вы не ослышались. Поэт, философ, теоретик искусства и драматург, профессор истории и военный врач не мог писать без дюжины попорченных яблок в своём столе. Гёте вспоминал о визите к другу: «… Фридрих как раз отлучился, и его жена попросила меня подождать в рабочем кабинете. Внезапно, я почувствовал приступ тошноты от резкого запаха. Скоро обнаружился и его источник. Я позвал было слуг, но мне сказали, что яблоки тут положены специально».

Фридрих Шиллер

Иоганн Вольфганг фон Гете

В отличие от своего друга, Гёте не любил резкие запахи. А странность его и вовсе не покажется странной. Поэт, государственный деятель, мыслитель, естествоиспытатель имел привычку ежедневно купаться в реке Ильм, которая протекала рядом с его домом. Помимо того, Гёте всегда спал с распахнутым окном, а если погода позволяла, и вовсе перемещался на веранду. Что же тут необычного, спросите вы. В годы жизни немца современники и соотечественники главной причиной всех болезней считали сквозняки, пытаясь всячески избегать контакта с холодом.

Иоганн Вольфганг фон Гете

Лев Толстой

Один из величайших писателей всех времен не мог провести и дня… без пахоты и косьбы. Будучи графом, Толстой своим пристрастием вызывал недоумение у современников. Однако писатель объяснял своё хобби обыкновенной привычкой к движению: ничего так его не угнетало, как день без физических упражнений. Так как тренажерных залов в те времена не предвещалось, гантели и трекер графу возмещали коса, плуг и топор.

Лев Толстой

Генрих Ибсен

Когда приходится пересиливать себя в тренажерном зале, мы часто вспоминаем худых красавиц или красавцев с обложек журналов. Подобная мотивация была и у норвежского драматурга: во время работы Ибсен периодически посматривал на портрет шведского драматурга Августа Стриндберга, которого люто ненавидел (это у них было, между прочим, взаимно). Когда друзья спрашивали драматурга, что портрет врага делает у него на стене, он отвечал: «Знаете ли, не могу написать ни строчки, если на меня не смотрят эти безумные глаза».

Генрих Ибсен

Наполеон Бонапарт

Французский полководец не могу прожить и дня без горячей ванны. В мирное время Наполеон отмокал не менее двух раз на день, в военные экспедиции обязательно брал с собой походную ванну. Ритуал длился не менее часа, не отвлекая Бонапарта от государственноважных дел: полководец в это время не только диктовал письма, но даже принимал посетителей. Кроме того, была у корсиканца еще одна странная привычка: завтракать всеми поданными кушаньями одновременно. Наполеон, всегда в одиночестве, всегда в треуголке, поглощал еду, не разделяя её на первые, вторые и третьи блюда.

Наполеон Бонапарт

Сальвадор Дали

Экстравагантный художник  не изменял себе даже в таком обыденном для испанцев ритуале как сиеста. Дали садился  в кресло, зажав между пальцами медный ключ, предварительно подставив около левой ноги перевернутую миску. Как только художнику удавалось уснуть, ключ выпадал из расслабленной руки. Удар о медную поверхность тотчас вызывал пробуждение и, по словам испанца, желание творить.  Каким бы странным не казался вышеописанный обряд, современные исследовали подвели под него научную базу: эксперименты доказали, что в момент перехода из дремоты в глубокую фазу сна, человек способен раскрыть весь свой творческий потенциал.

Сальвадор Дали

Автор статьи: Оля Костюкевич

Хочешь стать частью проекта? Напиши нам

Комментарии