У меня есть любимый вопрос, который я непременно задаю. Я спрашиваю у друзей, озадачиваю им тех, у кого беру интервью, выясняю у новых и старых знакомых. Я затеваю разговор на эту тему практически в любой компании. И каждый раз получаю не очень убедительный ответ. Конечно это от того, что ответить на вопрос однозначно невозможно. А интересует меня следующее: является ли вкус врожденным качеством или это то, что можно воспитать? Признаюсь, я каждый раз с интересом наблюдаю за тем, как реагируют на вопрос мои оппоненты. Поначалу они смотрят так, словно, я спрашиваю о чем-то очевидном, о чем-то, что само собой разумеется. Но в процессе обсуждения очень редко случается так, что ответ складывается в нечто очень убедительное. Конечно, со вкусом не все так просто. Ясно только одно: либо он есть, либо его нет. Загвоздка в том, что отличить его присутствие могут только те, у кого он предположительно есть. Ну, или те, кто интуитивно стремятся себя в этом найти.

Игра интеллекта и воображения

Какое-то время назад мне даже казалось, что вкус — главенствующее качество, и что в идеале хорошо бы рядом были исключительно люди, наделенных им. Конечно же, я заблуждалась. Невозможно и очень поверхностно оценивать безграничность вод с тонкой удочкой для форели в руках. Невозможно и определенно глупо полагать, что эстетика восприятия может обозначать сущность…

Игра интеллекта и воображения

Но все же в результате моих многочисленных дискуссий вырисовались два тезиса, которые друг друга дополняют.

эстетика

Тезис первый озвучила Карин Ротфельд, которая высокомерно заявила, что “шик” — это не то, чему нужно научиться. Шик — это то, с чем нужно родиться. Ее определение “шик” очень созвучно с тем, о чем я спрашиваю людей. Я с Карин, женщиной, чей вкус ни у кого не оставляет сомнения, очень согласна. Конечно, шикарной себя хочет видеть каждая женщина, но, увы! — не всем дано. Чувство шика, как и вкус — это талант. У кого-то хороший голос, у кого-то пропорции близкие к идеальным, кто-то может высоко прыгать, кто-то видит за три версты, кто-то запоминает все цифры с первого раза… Ну, а кто-то с непринужденной легкость может собрать образ, который обращает на себя внимание, который непременно хочется повторить. И это талант. Ведь, правда, невозможно же объяснить, почему выходец из Бронкса Ральф Лившиц, мальчик из многодетной бедной семьи, впоследствии стал законодателем американской классической моды. Мы знаем его как Ральфа Лорана, а его чувство вкуса во многом стал эталонным. Такой себе образчик сбалансированной американской классики — респектабельной и одновременно не скучной. А ведь его отец был простым маляром, а мать — домохозяйкой. Сложно понять, как случилось так, что сын таксиста — Александр Маккуин — так тонко чувствовал эстетику викторианской эпохи, создавая не предметы одежды, а скорее произведения искусств. И раз мы уж говорим об искусстве, то тут есть примеры совсем невероятные. Как возможно, чтобы  сын цирюльника стал новой вехой в искусстве, предвосхитил появление импрессионизма? Речь сейчас об Уильяме Тернер, который родился в Англии восемнадцатого века с очень четкой классовой дифференциацией, где социальные лифты работали с очень большим скрипом, и возможность увидеть картины была в основном у людей обеспеченных. Да ну или гений Тарас Шевченко — крепостной, который стал Академиком изящных искусств? Это ли невероятная история?

эстетика

Поэтому, с уверенностью можно предположить, что стремление к прекрасному — это интуитивное, не всегда осознанное, движение к красоте — то, с чем рождаются. Это искра, которая либо дарована, либо нет. Но если это так, то можно предположить, что даже посредственный талант, если над ним работать, можно развить. И тогда мы приходим ко второму тезису, вкус — это нечто, что можно воспитать, имея хоть малейшие для этого предпосылки и желание. Это как в истории с аристократами и буржуа, которая случилась в послереволюционной Франции. Появился новый класс людей, у которых были деньги, а впоследствии, возникло желание роскоши, но не было чувства гармонии и вкуса, чтобы этим обладать. Аристократы, у которых это самое чувство воспитывалось поколениями с младых ногтей, поспешили сделать вывод, что вкус не купить ни за какие деньги. Но понадобилось всего-то несколько десятилетий, тем чтобы те, у кого были возможности, разобрались с вопросом и стали грамотно наслаждаться благами цивилизации. Оказалось, что то, чего вроде как нельзя купить, очень даже можно воспитать или хотя бы приблизится к этому.

эстетика

Лена Револьвер

Как и во всем желание обладать и образование открывают окно возможностей. Стремление однажды приводит в точку, которую мы себе наметили, и мы становимся теми, кем всегда хотели быть.

Игра интеллекта и воображения

Вне зависимости от того, врожденный вкус или воспитанный, он помогает открыть жизнь с грациозной изящностью, повернуть самыми невероятными гранями, превращает ее в увлекательное зрелищное путешествие. И это стремление свойственно человеческой природе. Иначе как, скажите, так случилось, что варвары, разорив Рим до основания, впоследствии влюбились в эту цивилизацию и стали ее возрождать? Ведь дело тут совсем не в рациональности, нет. Стремление к прекрасному, только оно…

Хочешь стать частью проекта? Напиши нам

Комментарии