Вы заметили, как за последнюю неделю преобразилась ваша лента в facebook? А новости? А если зайти на Vogue, то (бинго!) наступает глубокое многочасовое погружение в мир моды. С вещами в гардеробе почти как с Apple — выходит новый айфон, а ваш автоматически становится не последним (признавайтесь, как вам розовое золото, а?). Говорят, что туфли с острым носом скоро будут out, поэтому надо срочно переключаться на квадратный носок. А еще на ботфорты (лично у меня ботфорты были на первом курсе, и мне тогда казалось, что я one hundred percent diva), бахрому, пайетки, вышивку, свитера рыбаков, и что там еще нынче в моде? Как минимум два раза в год (для упрощения истории мы выкинем круиз, кутюр и мужчин) модный мир пакует чемоданы и устраивает паломничество по меккам. В этих мекках много переодеваются, много работают и, конечно, много тусуются. Там решают, черный или красный, мини или макси, норка или Чебурашка, кроссовки или гордые двенадцать сантиметров.

Недели моды — это истории про Магомеда и гору — где еще вы сможете найти такую концентрацию инсайдеров индустрии и wannabe, которые просто хотят быть сопричастными (по классике, по МакКлелланду)? Как мы знаем, коллекции показываются на полгода вперед, чтобы, с одной стороны, дать возможность байерам «оклематься» после показов и определиться с заказами, и, с другой стороны, позволить производственникам спокойно отшить коллекции, чтобы к началу нужного сезона они ждали нас в магазинах.

ФОТО_2

Из истории: формат недель моды возник в Нью-Йорке в 1943 г. Поскольку в то время наиболее весомым словом в мире fashion обладал Париж, который был оккупирован нацистами, американцы решили перетянуть внимание от французской военной моды в свою сторону, потому что работники американской модной индустрии не могли путешествовать в Европу. Википедия рассказывает официальную историю о том, как фэшн-публицист Элеонор Ламберт организовала мероприятие под названием «press week», во время которого американские дизайнеры (которые, к слову, до этого активно черпали вдохновение у французов) имели возможность представить свои коллекции французским редакторам моды. Мероприятие имело такой успех, что даже журнал Vogue, который, в буквальном смысле ел, молился и любил французских дизайнеров, стал активно обращать внимание на отечественную fashion-индустрию. На практике, еще задолго до Элеонор Ламберт мелкие бренды и крупные универмаги устраивали so called показы для своих клиенток (интересно, что универмаги предпочитали показывать наряды в ресторанах во время обеда — классические хлеб и зрелища). Вначале дизайнеры показывали коллекции в своих пространствах, однако потом было решено собрать все под одной крышей, чтобы максимально оптимизировать логистику и создать действительно грандиозное мероприятие, которое посетит много людей (соответственно, потенциальные рекламодатели будут более заинтересованы в повышении целевой аудитории).

После Нью-Йорка недели моды начали организовывать итальянцы (Миланская неделя моды стартовала в 1958 г.), затем французы (1973 г.) и британцы (1984 г.). Именно нью-йоркская, лондонская, миланская и парижская недели моды называются Big 4 — здесь самые высокие ставки, самые влиятельные гости и самые звездные дизайнеры.

ФОТО_3

Мне очень нравится история с «резидентством» — это когда дизайнер, чтобы не гастролировать, традиционно привязывается к определенной неделе моды. За редким исключением, резидентство основывается на месте дислокации дизайн-команды и менеджмента, то есть Нью-Йорк — американцам (впрочем, традиционные Desigual — испанская история), Лондон — британцам (хотя, например, суперамериканский американец Том Форд обычно показывает коллекцию в Лондоне), Париж — французам и Милан — итальянцам, соответственно.

Для ориентира: в Нью-Йорке демонстрируют свои коллекции Marc Jacobs, Marchesa, Victoria Beckham, Proenza Schouler, Ralph Lauren, Calvin Klein, Alexander Wang, Boss, Thakoon, Delpozo, Diane von Furstenberg, Carolina Herrera, Herve Leger, Alice+Olivia, Vera Wang, Prabal Gurung, BCBG, Anna Sui, Gant, Lacoste, Karen Walker, Tory Burch, Tommy Hilfiger и мой любимый дизайнер Michael Kors.

Лондон — это Burberry, Erdem, Christopher Kane, Simone Rocha, Anya Hindmarch, Vivienne Westwood, Tom Ford, Mary Katrantzou, Marcus Lupfer, J.W. Anderson, Paul Smith, House of Holland, Mulberry, Sophia Webster, Mother of Pearl, Tata Naka, David Koma.

В Милане показывают все «дорогое и богатое»: Bottega Veneta, Gucci, Etro, Emilio Pucci, Prada,  Moschino, Versace, Marni, Armani, Missoni, Roberto Cavalli, Max Mara, Blumarine, Simonetta Ravizza, молодежку в лице Stella Jean и MSGM и многое другое.

Парижу — французские истории (можно считать это десертом напоследок): Chanel, Dior, Louis Vuitton, Chloe, Balmain, Balenciaga, Vionnet, Maison Margiela, Dries Van Noten, Rochas.

fashion weeks

В этом году Нью-Йоркскую неделю моды открывали Givenchy. Это очень интересно и необычно, так как обычно Givenchy показывают в Париже. Кроме того, они «выбросили» 600 мест на показе в открытый доступ — что является нонсенсом для индустрии. Хотя, мы уже давно слышали в том числе от Сьюзи Менкес, что показы стали чересчур открытыми — все эти блоггеры, Кардашиан и прочие селебы в первых рядах — изначально недели моды были для закупщиков, потом начали пускать многих других, теперь, похоже, многие поняли, что пора возвращаться back to basics.

Агентство The Global Language Monitor ежегодно составляет рейтинг мировых столиц моды. В прошлом году Нью-Йорк обошел Париж всего на 0,5% (рекордный минимум). В свежепрезентованном на нью-йоркской недели моды рейтинге 2015 г. модной столицей столиц признан Париж, на 2-м месте расположился Нью-Йорк, на 3-м — Лондон, на 4-м — Лос-Анджелес, на 5-м — Рим, на 6-м — Милан, на 7-м — Барселона, на 8-м — Берлин, на 9-м — Мадрид и на 10-м — Токио. Киева в рейтинге нет, но мы надеемся, что с открытием ЦУМа (тема номер один для обсуждения, правда?) и привлечением шоппинг-туристов дело пойдет веселее.

ФОТО_5

Интересно, что исключительно локализация Big 4 не влияет на статус столицы. Как мы видим, Лос-Анджелес подвинул Милан, потому что в Лос-Анджелесе Оскар, магазины и West Coast; Барселона и Мадрид тоже достаточно хорошо чувствуют себя в рейтинге (кстати, Барселона признана мировой fashion-столицей купальников), Берлин уверенно продолжает двигаться вперед всего модного, а Токио не может не быть столицей, когда Анна Делло Руссо причастна к Vogue Nippon. И так далее — тем для рассуждения по каждой из столиц масса.

Я люблю повторять о том, что модная индустрия — это не только рюшечки, бантики, красивые коробочки с ленточками и идеальный для медитации шуршащий звук упаковочной бумаги (работает, правда?). Помимо сцены у модной индустрии есть огромное закулисье, это как картинка про айсберг из соцсетей — мол, знаете ли вы, что над водой находится только десятая (или какая там?) часть айсберга? Поэтому категория столиц моды — это не просто история про сосредоточение недель моды или там магазинов вместе с платежеспособной публикой (я только вернулась с Майорки, в Пальме не встретишь ни одного человека без фирменного пакета — будь то Louis Vuitton или H&M, но Пальмы в рейтинге модных столиц почему-то нет), но и наличие профильных вузов/факультетов/кафедр (может, это не очень скромно, но мне кажется, что в нашей стране из научной тусовки модной индустрией как предметом исследования интересуюсь только я, по крайней мере, явных признаков обратного я не обнаружила), печатных и онлайн изданий (в т.ч., они ориентируются на количество профильных и околопрофильных блогов), а также определенной инфраструктуры.

ФОТО_6

Извините за прямоту, но если без напускного, то неделя моды, как и любой другой позитивный шухер, — это всегда плюс. Под шухером я имею ввиду классное правильное мероприятие с целевой аудиторией и необходимой отдачей. Фестиваль уличной еды — шухер, Львовский джазфест — шухер, открытая лекция, на которую пришли десять человек — это тоже шухер. Я хорошо помню статью из украинского Forbes про вышеупомянутый Львовский джазфест — с одной стороны у нас есть инициативная группа любителей определенного музыкального стиля, а с другой стороны — поступление внушительных сумм в бюджет города (прямо или косвенно) от туризма — это гостиницы, рестораны и деревянные магнитики.

Я не могу без цифр. Знаете, почему бывший мэр Нью-Йорка Майкл Блумберг так поощрял New York Fashion Week? Неделя показов прибавляла в городской бюджет порядка 865 млн. дол. США, из которых 532 млн. дол. США — это прямой доход от проживания в отелях, питания в ресторанах и шоппинга в модных магазинах. Кроме того, около 6% жителей Нью-Йорка так или иначе работают в модной индустрии, а если у спасателей или врачей есть свой профессиональный праздник, то почему бы им не устроить неделю рабочих праздников?

ФОТО_7

О чем идет речь? В мире, в котором группа людей решают, какая длина юбки должна быть у модной женщины в этом сезоне (не будем лукавить, это все ради того, чтобы в нашем гардеробе появились разные юбки), должно быть мероприятие, которое позволило бы одним покупать, другим продавать, а третьим — информировать общественность об этом. Жаль, что я не приводила своим студентам-первокурсникам недели моды в качестве примеров по теме «Рынок» в курсе политэкономии — здесь все ровно так же, как и у Макконнелла и Брю, только ярче и во сто крат интереснее. И если в Нью-Йорк в этом сезоне мы уже не успеем, то у нас есть все шансы приобщиться к прекрасному с 18.09 по 22.09 в Лондоне, с 23.09 по 29.09 в Милане и, для самых везучих, с 30.09 по 7.10 в Париже. Ну, по крайней мере, Vogue Runway у нас никто не отнимал. Всем Анна!

ФОТО_8

Фото: le21eme, omnistyle.co.uk, vogue.com.

Хочешь стать частью проекта? Напиши нам

Комментарии