Фейсконтрольщик — первый человек, которого вы встречаете при входе в клуб. Эля Ковтун — пожалуй, самая опытная в этой сфере девушка в Украине, за её плечами работа в 17 клубах, в некоторых из которых она принимала участие в формировании концепта и полной его реализации. О разнице между «черным списком» и персоной «нон грата», о том, как же, всё-таки, переубедить фейсконтрольщика и попасть в клуб, различии в работе украинских и зарубежных клубов в плане формирования целевой аудитории, курьёзах и многом другом читайте в интервью Эли Ковтун для Style Insider.

SI: Девушки, работающая фейсконтрольщиками, – насколько это необычно? Чем в плане работы они отличаются от мужчин?

Эля: Когда я только начинала свою деятельность, девушка на фейсконтроле и фейсконтроль в целом было необычным и редким явлением в украинской клубной сфере. Но нынче ситуация всё равно такова, что опытных фейсконтрольщиков очень мало, а тем более девушек.

Арт-директоры и владельцы перед открытием ночного клуба зачастую обращаются ко мне за помощью и рекомендациями в поиске сотрудников на должность фейсконтрольщика. И 80% запросов на девушек. Ведь первый человек, которого гость встречает, заходя в клуб – это фейсконтроль и охрана. Соответственно, фейсконтрольщик является лицом заведения. Также у девушек значительней развита интуиция, и чего стоит улыбка от обаятельной девушки на входе. А рассматривая психологический факт, когда мужчине отказывает во входе парень фейсконтрольщик (из опыта коллег), такие случаи неоднократно заканчивались физическим вмешательством. Правда, отказывая девушкам, я не раз слышала в ответ: «Мы просто красивее тебя!». Но если им так легче, зачем их разубеждать? А откажи им парень, самооценка резко покатилась бы вниз.

Восприятие девушки на фейсконтроле зависит от её поведения и авторитета. Мне повезло, меня либо уважают, либо боятся, либо считают «стервой». А последнее, это скорее имидж строгой и принципиальной Эли Фейсконтроль, ярлык, который прикрепился еще во времена Orangerea supper club. Надо сказать, что я не против.

Эля Ковтун

SI: Как ты начала работать на фейсконтроле?

Эля: Первый опыт был в 2002 году, когда, как я уже говорила, еще не было распространенным понятие «фейсконтроль». Мы с друзьями организовывали вечеринки для «своих» и моя задача была не впустить посторонних людей, дабы не испортить атмосферу. У меня в руках была печать, а на поясе сумочка для флаеров и денег. Это были underground клубы (17Б, Cyber Café на Прорезной, Cinema Club, многочисленные трансовые опен-эйры).

Хотелось бы рассказать о первой официальной записи в трудовую книжку и о том, что было до легендарной Orangerea supper club. Дело было в Алуште, в далёком 2005 году. Я проходила реабилитацию в санатории после серьёзной операции. Скучая по дому и по киевским тусовкам, я решилась зайти в клуб на набережной, заведение выбрала, ориентировавшись только на доходящую музыку из клуба. Это был правильный выбор, убеждаюсь, что интуиция ведет по жизни. «La La Land» – название известного многим меломанам трека от Green Velvet, а также название клуба, который являлся летней резиденцией от создателей культового ULTRA club. В тот вечер произошло роковое знакомство с Авдышевым Романом и Степаненко Александром. Далее последовало сумасшедшее и спонтанное решение, с едва знакомыми мне людьми, отправиться ночью на машине в Киев! Это еще раз доказало, что я не ошибаюсь в людях и у меня хорошая карма. В этой поездке я узнала о ночном клубе MAGMA, который был открыт ребятами после закрытия ULTRA, и что им нужен тусовочный человек на фейсконтроль. Вскоре я была официально трудоустроена в MAGMA club, где проработала до её закрытия. После MAGMA club у ребят был еще один проект в “Ультрамарине” — ночной клуб “1961”, из которого я выросла и ушла к Диме Слукину и Наташе Генис в легендарный Orangerea supper club. Болезненное расставание с Ромой и Сашой и дилемма между дружбой и карьерным ростом. Время нас рассудило, и мы с трепетом вспоминаем годы сотрудничества. Я всегда буду помнить, а теперь поделилась и с вами, как много для меня и моего становления значат ребята, а также Крутых Александр, Слукин Дима, Генис Наташа, Фурманов Саша и этот список можно продолжать и продолжать, так как у меня за плечами более 17-ти клубов.

Для меня важно не где работать, а с кем. Мой выбор работодателя всегда падает на авторитетных и порядочных людей, умеющих слушать и слышать. Также очень важно, какого уровня подготовки и опыта будет работать со мной охрана. Я точно не стану работать в том заведении, где при входе темно и не продумана комфортная система входа.

SI: Возможно ли научиться профессии фейскотрольщика?

Эля: Всему можно научиться при большом желании, важно какую цель ты преследуешь. Если только ради денег и популярности в тусовке, то грош тебе цена. Главные критерии к моим ученикам и тем, кого я стажирую по Украине и в Киеве, – это навыки психологии, превосходная зрительная память и исключительное чувство стиля. Важно не лениться и отслеживать тенденции в моде и цены на одежду, обувь и аксессуары, а также быть в музыкальной теме! И, конечно же, знать тусовку лично. Мой принцип в работе – это объективность и осознанность в каждом моменте. Не раз бывало, что я не впускала своих сокурсников, одноклассников, соседей. Если делать исключение для своих знакомых, то это как минимум несправедливо и непрофессионально с моей стороны. Моё преимущество в том, что я чувствую людей и могу предвидеть некоторые события с помощью психологического анализа и наблюдения. У меня визуальное восприятие мира + отличная зрительная память.

Эля Ковтун

SI: Есть ли личности, которых можешь отметить в своей профессии?

Эля: Испытываю уважение к Паше из Москвы, который импонирует мне по ответам в интервью. Слукин – молодчина, лично был организатором множества мероприятий и сам стоял на входе. Константиновский Вячеслав, по его словам, брал на себя пыльную работу еще в конце 70-х. Нельзя не вспомнить и легендарный Studio 54, история которого необратимо впечатлила меня (рекомендую посмотреть одноименный фильм).

SI: Отличается ли подход к фейсконтролю в Украине и за границей?

Эля: На сегодняшний день я не имею опыта работы за границей, но иностранцы спокойней и более воспитанно реагируют на отказ во входе. Кстати, для них фейсконтроль всегда лояльней, чем обычно. Из моего личного наблюдения, в ночном клубе Space на острове Ibiza впускали и в резиновых вьетнамках и в спортивных шортах, только плати за вход. А если ты хочешь быть среди красивой публики, тогда бронируй стол от 500 евро и будет тебе открыт доступ в vip zone. Слышала, что во Франции тщательно отсеивают турецких иммигрантов, и если ты не знаком с фейсконрольщиком лично, тебя не впустят. Слукин когда эммигрировал, рассказывал о взятках в виде шампанского барышне на фейсконтроле, дабы с ней познакомиться и стать частью тусовки! Главное отличие заключается в том, что в Украине всё ещё гостей встречают по одёжке. Но есть много клубов и частных вечеринок за границей, где тебя не впустят, если ты не придержался дресс-кода. Так что всё зависит от уровня клуба или мероприятия, а не от страны.

SI: Насколько продолжительной может быть карьера фейсконтрольщика?

Эля: Работать на фейсконтроле можно столько, на сколько хватит здоровья и желания. Профессия ведь молодая и предположения делать пока сложно. Одно могу сказать, люблю свою работу, хоть она в большей степени «неблагодарная». И только руководство, которое тебя ценит и доверяет, может вдохновить на долгое сотрудничество. Я уже пыталась уйти, но меня через время сумели вернуть, так как в Киеве с кадрами есть трудности. А еще мне хочется оставить после себя достойных сотрудников, чтобы, придя в клуб в качестве гостя, мне было комфортно там отдыхать. Также не вижу препятствий консультировать клубы по Украине в вопросах работы фейсконтроля и охраны.

После революции и начала военных действий в стране, внутри меня произошел перелом и я взяла паузу в работе фейсконтрольщика. Решила отвлечься и уехать на длительный период в Азию, где успела поработать, пожить и попутешествовать. А на сегодняшний день мы с подругой запускаем Beat.com production компанию, предлагающую полноценную авторскую работу по sound и media производству.

Эля Ковтун

SI: Фейсконтроль является неотъемлемой частью любого клуба. Привлекают ли тебя и коллег при открытии нового заведения для формирования правильно целевой аудитории?

Эля: Смотря где. В 2006-2007 году мы с супругом участвовали в запуске ночного клуба Delerium (г. Николаев), начиная со стройки клуба, вплоть до временного переезда и ведения проекта. Ярик Mamay выступал в качестве арт-директора, букера и dj. Моя же задача была познакомить город с понятием фейсконтроля, найти желающих и обучить их «ремеслу». Также я проводила инструктаж для охраны и начальника безопасности. В этом проекте учредители прислушались к моим мыслям по формированию аудитории, а я к их пожеланиям. В результате мы получили желаемую картинку и определенную атмосферу. Это был наш первый опыт. На сегодняшний день у меня за плечами стажировка персонала в Харькове (Arkada Beach Club), делилась опытом в Ивано-Франковске (Passage Gartenberg), в Ялте на массандровском Grand M Beach Club, в Ужгороде (Funky Lounge и ContraBass). Если говорить о столичных клубах, то запомнилось сотрудничество с Crystal Hall и Бенжамином Касаном. За месяц до официального открытия мы собирались вечерами и проговаривали, кому вручать пригласительные, каким хотим видеть клуб и концертную площадку. Я подняла всю свою многолетнюю базу клиентов + связи Бена + помощь PR-агентства – в результате открытие было незабываемым! Тогда в качестве гостей чартером прилетели Фредерик Бегбедер; принц — друг Бена; всемирно известные топ-модели и множество украинских знаменитостей. В последний год работы Crystal Hall руководство осознанно пошло на изменения в формате аудитории в сторону молодёжного сегмента. Я повлиять на этот выбор была не в силах.

Зачастую фейсконтрольщика приглашают в уже работающий клуб со сформированным виденьем ожидаемой публики. Я же стараюсь вести переговоры только с владельцами, выслушав их мысли, конечную цель и музыкальный формат, а потом объединить их пожелания с моим опытом, чтобы максимально приблизиться к красивой картинке, правильной и понимающей публике, создать нужную атмосферу и при этом отбить на входе/баре «привоз» именитого артиста. Это тонкая работа. Об этом сложно писать, это нужно понимать и чувствовать. Всё можно понять только через личный опыт.

SI: Расскажи о самом ярком случае в своей работе? Случалось ли отказывать во входе тем, кому не стоило?

Эля: Самый яркий случай был у Санечки Усовой, думаю, она поделится этой историей. Удивил случай, когда девушка вызывала милицию со словами «меня не впускают в клуб, приезжайте и помогите мне!». Бывало, что гость, судорожно доказывая, что он трезв, шатаясь и умиляя окружающих перегаром, падал и уже не в силах подняться, полз на четвереньках в клуб.

Если же говорить о влиятельных посетителях, всегда стараюсь лично знакомиться с ними, и если отказала «не тому человеку», извиняюсь и обмениваюсь визитками.

SI: Возможно ли переубедить фейсконтрольшика?

Эля: Меня можно «взять» искренностью, добрым сердцем и улыбкой. Мне очень запомнился случай с мужчиной в Decadence House, который был одет в лыжное термобельё (верх). Услышав, что ему отказано в посещении, без агрессии дождался, когда я освободилась от огромного наплыва гостей, показал паспорт и билет на поезд, рассказал как любит артиста, что ради него приехал на одну ночь в столицу и что будет вынужден ночевать на вокзале. Я изменила своё решение, потому что он не спорил, не доказывал, а поделился искренне своей историей и занял не больше минуты моего времени, что тоже очень важно! А вот тыкая корочками и прикрываясь званиями, фамилиями, это уже 99% вероятности того, что вы не будете гостем заведения.

Эля Ковтун

SI: Как правильно определить возраст гостя?

Эля: Практикуйтесь, будьте любопытными, я с годами научилась угадывать возраст людей, это не сложно. Мимические морщины, голос и поведение говорят сами за человека. А если еще возникает сомнение, то просто начните говорить, и по ответам легче ощутить возраст и интеллект человека. Также задавая вопрос в лоб, сколько вам лет, многие говорят сразу правду, а если лукавят, опять же таки, по мимике легко определить, где ложь и тогда уже стоит попросить показать документы.

SI: В какой профессии, кроме фейсконтроля, ты себя ещё видишь?

Эля: В детстве мне хотелось быть дизайнером одежды, позже, вдохновившись фильмом «Робокоп», я говорила папе, что стану полицейским. Похоже, я нашла как совместить эти две профессии, ведь фейсконтроль – это симбиоз «гаишника» и модного критика. Но я очень разносторонний человек: дышу путешествиями, увлекаюсь фотографией, получила международный сертификат на предоставление услуги Yumi Lashes (кератиновый лифтинг ресниц). Велика также охота делиться музыкой с людьми, я не отказалась бы от должности музыкального редактора (саунд дизайнера) или работы на лейбле.

SI: Как часто ты посещаешь клубы?

Эля: В летнее время года отдаю предпочтение музыкальным фестивалям, опен-эйрам и зачастую это совмещение отдыха с выступлениями супруга Dj MAMAY. Сложно спать, когда выступают зарубежные «любимчики». Предпочитаю ходить на интересных артистов, не ставя акцент на названии клуба. Это может быть как в Decadence, The LAB, так и в L8 Café, а на завтрак, конечно же, родной Closer.

SI: Есть ли посетители, которых ты не пускаешь годами?

Эля: Если человек попадает в список персон «нон грата», то лучше придерживаться изначального решения и не впускать его даже спустя год, дабы не опасаться за безопасность и комфорт гостей. У меня нет стремления не впустить как можно больше людей. Когда в этом есть смысл, подсказываю, что нужно изменить, чтобы в следующий раз попасть в заведение. Спустя года слышу от уже постоянных гостей «Спасибо, Эля, что научила одеваться». Приятно быть полезной и здорово иметь влияние на формирование клубной культуры.

Есть также разница между черным список и персоной «нон грата». Чёрный список, скорее, временный, пока человек не извинится и не исправит свою вину. А персоны «нон грата» — уже неисправимый случай, подтверждённый годами и в разных клубах. Расскажу неприятную историю со времён Crystal Hall: иностранец знакомился с юными барышнями, представлялся фотографом, угощал заранее купленным коктейлем, в который добавлял клофелин. Далее уводил неосознанную девушку домой и проводил акт насилия. В социальных сетях были сообщения от пострадавших девушек. Мне показали этого человека, обвинения серьёзные, поэтому решили проверить, он ли это. Следственный эксперимент показал, что всё в точности так, его словили на том, когда он высыпал что-то в напиток, вывели за территорию и запретили появляться в клубе. Ужасно то, что этого извращенца я встречала и в других клубах. И это натолкнуло на мысль о создании общей базы персон «нон грата» по всей Украине, с фотографиями и описанием «грехов». Просьба ко всем сотрудникам сферы обслуживания, пишите в социальных сетях, приводите факты и фото. Жду комментарии, нужна ли вам, господа управляющие, арт-директоры и фейсконтрольщики данная база? И прошу вашей помощи в ее создании.

SI: Не переносится ли строгость на работе на поведение в повседневной жизни?

Эля: Есть один большой плюс, я научилась говорить «нет» в жизненно важных ситуациях и быстро принимать решения. У меня папин характер, я лидер и руководитель по складу ума. Жёсткости и строгости настолько хватает на работе, что в жизни они лишние. Стараюсь никогда личное не переносить на рабочие моменты и наоборот.

SI: Бывало ли, что тебя не пускали в клуб?

Эля: Таких ситуаций со мной не было, клубы — мой второй дом. К тому же, я всегда смогу найти чёрный вход и зайти как персонал.

SI: И напоследок: я никогда не впущу в клуб в…?

Эля: То, что вспомнила на скорую руку: в спортивной одежде, с золотыми зубами, без зубов (приходят и такие, не разовый случай), с грязными волосами, с гипсом, фингалом, в грязной/неопрятной одежде и обуви, неухоженных и с плохим маникюром, агрессивных и невменяемых, девочек с окружной, воняющих потом (бывает уйдут, а шлейф от них еще 3 минуты держится), «бездомных», с барсеткой, цепью и крестом поверх одежды, во вьетнамках.

Эля Ковтун

Автор статьи: Катерина Капцова

Фотограф: Ольга Иванова

Хочешь стать частью проекта? Напиши нам

Комментарии