Алексей Смоляр — второй режиссёр, успевший поработать не только в Украине, но и в Америке, а также Азии. В интервью для Style Insider Алексей рассказал об особенностях своей профессии, работе с именитыми режиссёрами, а также разнице между работой в Лос-Анджелесе и Детройте.

SI: В чём заключается особенность профессии «второго режиссёра», что входит в ваши обязанности?

Алексей: Смело заявлю, что это одна из самых интересных профессий в кинобизнесе. Особенность её заключается в том, что мы работаем на грани двух плоскостей – творчества и бизнеса. Наша задача: осуществить все задумки и идеи творческой команды в рамках производственных возможностей и бюджета, озвученных продюсерской командой, а грамотно скоординированные взаимоотношения двух центров помогают получить на выходе результат, которым все останутся довольны!

SI: Получали ли вы профильное образование? Является ли оно необходимым или, всё же, важнее практика?

Алексей: Насколько мне известно, отдельно профессии второго режиссёра нигде не учат, поэтому весь фактический опыт приобретается непосредственно на практике, прямо на съемочной площадке, что тоже не плохо. В этом есть простая закономерность: когда много снимаешь, начинаешь понимать весь механизм — что и как работает, кто за что отвечает и прочее. Главное, на этот самый сэт попасть, желательно сразу на правильный и грамотно организованный. Это как впервые прийти на стадион и увидеть очень зрелищный футбольный матч, от последующих будешь ждать не меньшего драйва!

SI: Каким был ваш первый проект и остались ли вы довольны результатом?

Алексей: Первым проектом был рекламный ролик, на съёмках которого я работал с известным шведским, модным в то время и титулованным режиссером. При этом он был страшным, вечно всем недовольным, говнюком, вел себя абсолютно отвратительно и, по его словам, всё шло к провалу. Так и получилось, ролик вышел неудачным. Тогда я очень чётко усвоил урок: результат сильно зависит от настроя команды, в особенности режиссёра, и атмосферы на площадке.

SI: Как удалось попасть на первый крупный проект, каким он был?  

Алексей: Моим первым крупным проектом, в качестве второго режиссера, был фильм Александра Атанесяна «Пока ещё жива», где снимался целый ряд российских артистов, а съемки проходили в Одессе. Попал я на него довольно легко, без кастинга. Скорее всего, у меня просто был самый маленький гонорар среди всех коллег. Бывают очень прозаичные ситуации, в кинобизнесe, как в магазине — нет денег, берёшь напитки попроще.

Алексей Смоляр

SI: Кто произвёл на вас наибольшее впечатление, дал самый важный совет?

Алексей: Идейным вдохновителем для меня является второй режиссер всей Бондианы последних 10-ти лет — парень по имени Михаил, и фамилии Лерман. Однажды, я совершенно случайно узнал о его лекции в AFI (академии для режиссеров в Лос-Анджелес), где он рассказывал о Сэме Мендесе и его приемах, кастингах, дублерах и любовницах Бонда. На лекции я заметил как все присутствующие молодые режиссеры начали заметно скучать. Действительно, Лерман оказался не очень удачным оратором, поэтому присутствующие с нетерпением ждали следующего лектора, но одну важную вещь он, всё-таки, донес: если ты работаешь в студийной системе кино, тебе сразу нужно пригасить собственные амбиции творца и приготовиться к коллективному труду. Не пытайтесь стать режиссерами игровых фильмов, если в вас хоть немного сидит желание управлять всем в одиночку, крупные проекты снимаются двумя, а иногда и тремя съемочными командами одновременно. Если бы это не работало так, кино бы снималось годами!

SI: Режиссёр на площадке – друг или, всё-таки, больше директор?

Алексей: Длительные проекты вообще довольно сильно сближают людей, но я стараюсь не претендовать на дружбу лишний раз. Мои отношения с режиссерами, скорее, можно охарактеризовать как деловые и товарищеские. Это помогает сократить количество, отвлеченных от работы, тем до эффективного минимума, к чему надо стремиться. Совсем другое дело операторы – люди, с которыми мы, вторые режиссеры, и совершаем самые героические съёмки и побеждаем сложнейшие тайминги.

SI: Где за границей вам удалось поработать и с кем?

Алексей: Я неоднократно снимал в азиатских странах и каждый раз удивляюсь трудоспособности местных групп и их скоростям — они потрясающе крутые профессионалы, без лишней лирики, наиболее органично сбалансированные в отношении fun flow/work flow.

Также я успел поработать в Америке, и это был, пожалуй, самый интересный опыт в моей карьере. Я делал проекты в двух городах — Лос-Анджеле и Детройте.

В Детройте местный film офис разрешил нам фактически все съемки, в любое время суток и во всех местах! А в LA же нам пришлось многое отменить. В органе, принимающем решение касательно съемок, как мне показалось, сидят бывшие кинематографисты, которые очень внимательно читают твои shot list и вдумчиво спрашивают, с помощью какой техники и в какое время ты собираешься снять тот или иной кадр, от чего и зависит стоимость разрешения. В общем, это довольно сильно дисциплинируют и, откровенно говоря, не имея большого бюджета в Лос-Анджелесе особо не развернешься.

SI: Какова разница между украинской и западной киноиндустрией? Есть ли перспективы скоро развития у украинского кино?

Алексей: Если мы говорим именно о киноиндустрии, то разница, действительно, велика. Достаточно посмотреть на цифры, в Штатах ежегодно снимают более тысячи картин, в Украине – около 20-ти.

Перспективы развития, безусловно, есть, нужно лишь начать двигаться в правильном направлении. Не для кого ни секрет, что существует масса примеров успешных украинских режиссеров и операторов, добивавшихся признания на зарубежных фестивалях и конкурсах. Прекрасный пример фильм «Племя» Мирослава Слабошпицкого, который собрал по миру около сорока наград, также золотой пальмовой ветвью в Каннах был отмечен короткий метр Марии Вроды «Кросс», а оператор Сергей Михальчук взял приз за свою операторскую работу в Берлине. Важно не останавливаться и всегда продолжать работать над собой.

Мне кажется, что успех напрямую зависит от количества выпускаемого продукта. Чем больше людей снимает кино, чем больше фильмов выходит, тем больше людей приобщаются к этой магии. Сейчас же, украинское кино — это история совсем не о кассовых сборах и бюджетах, это что-то очень лирическое, нишевое, родное. И, к сожалению, это не то, на что мы заранее забронируем билеты в кинотеатре, боясь не увидеть фильм первыми. В Украине нет бестселлеров, для создания которых, безусловно, необходима поддержка государства и/или частных инвесторов еще на стадии «девелопмента» идеи, производства, а затем и продвижения, ведь о кино должны узнать, его должны посмотреть и оно должно вызвать определённый резонанс.

SI: Насколько реально украинцам сейчас попасть на работу к зарубежному заказчику?

Алексей: Попасть на работу за рубежом вполне реально, есть проблематика получения рабочих документов, но это лишь вопрос времени. Во всех странах больше всего ценится опыт, в случае с моей профессией глубина фильмографии, у режиссеров и операторов – шоу-рилы. По-хорошему, кинобизнес – вещь очень интернациональная, язык движущейся, сменяющейся картинки понятен каждому. Важно не стесняться предлагать свои услуги, ведь украинцы — очень талантливый народ, нас знают и, хотелось бы, сказать ценят, но это мы доказываем обычно сами. Нужно сказать, что уже довольно много наших ребят успешно работают в Штатах.

SI: Если бы была возможность сейчас поучиться режиссуре, где или у кого бы вы хотели это сделать?

Алексей: Для обучения академической режиссуре, скорее, думал бы не о конкретном мастере или кураторе, а мой выбор однозначно бы пал на университет AFI (Аmerican Film Institute). Его особенностью является то, что на учёбу принимают только получивших высшее образование людей, так как именно они уже не прибывают в поиске себя, а точно знают, что именно хотят донести в своих лентах. В своё время AFI окончили, а теперь и преподают там, Дэвид Линч, Даррен Аранофски, Мэттью Либатик, Януш Камински, Уолли Пфистер – фамилии для титров завидные.

SI: Над какими проектами вы сейчас работаете?

Алексей: Через месяц я приступаю к съемке картины под рабочим названием «История одного землетрясения». Это фильм, основанный на реальных событиях, которые происходили во время и трех дней после землетрясения 1988 года в армянском городе Ленинакан (сейчас — Гюмри). Все съемки пройдут в Армении.

В конце следующего года также начну работу над украинским проектом. Это такой современный формат картины с очень хорошим сценарием, на украинском языке и с замечательными украинскими артистами.

SI: С кем бы вы мечтали посотрудничать?

Алексей: Я питаю безграничное уважение к таким легендам кинематографа, как, скажем, господин Клинт Иствуд. Для меня он, однозначно, пример безграничного разума и таланта, ведь сколько потрясающих картин снял этот старик за последние 10 лет… А Теренс Малик или Мартин Скорсезе? Эти люди в полных 70 лет не просто остаются в здравом уме и твёрдой памяти, но и продолжают разрабатывать проекты, которые формируют видение и вкусы людей по всему миру. У нас же, почему-то, люди привыкли уставать от жизни к 45-ти, а иногда и раньше…

SI: Что последнее произвело на вас сильное впечатление в кинематографе?

Алексей: Меня поражает, как точно передают ощущение гравитации в фильмах о космосе, как, скажем, в «Интерстеллар», или с какой точностью сделан медведь Паддингтон, и как сыграно его присутствие актерами — смотришь и забываешь, что в момент съемок никакого медведя на площадке не было, в лучшем случае была кукла животного. Также меня сильно впечатляет гонорар Сэма Уортингтона за фильм «Аватар 2», для которого его нарисует студия. В общем все самые яркие впечатления находятся в плоскости компьютерной графики и смелых концепт дизайнеров, за ними будущее.

SI: Можно ли сказать, что благодаря интернету и из-за отсутствия у людей свободного времени люди стали меньше ходить в кинотеатр и вскоре перестанут посещать кинотеатры в принципе?

Алексей: Я надеюсь этого не произойдет, спрос на кино в любом случае есть, так как это один из самых коротких и доступных видов интеллектуального отдыха. Вопрос только в том, что формат изменился и превратился в развлекательный – люди ходят в кино ради аттракциона. Но у нас всегда есть выбор – не нравится мейнстрим, выбери альтернативу кинотеатрам — сходи в киноклуб, в Киеве с ними полный порядок, есть еще автотеатры, где часто показывают ретроспективу, просмотр кино под открытым небом  – настоящий кайф, мало того, большинство из них работает на бесплатной основе.

SI: Если представить вашу идеальную киноработу: какой бы это был жанр, место действий, время и команда?

Алексей: Думаю, мой выбор бы пал на фентези, так как в этом жанре отсутствуют правила и не являются необходимыми исторические соответствия, если речь идет о будущем или вымышленном мире. Также можно довольно резво двигать сюжет, не боясь двойных прочтений и замеченных подоплек, если они конечно не заложены автором.

Если говорить о месте действия, пускай все случится в тропическом климате, при одинаковой длине дня и ночи, с одной камерой, красивыми актерами и талантливой командой, под музыку Pianoбой.

Алексей Смоляр

Автор статьи: Катерина Капцова

Хочешь стать частью проекта? Напиши нам

Комментарии